ЛитМир - Электронная Библиотека

– Котенок! Боже мой, Ник, котенок. Надо поехать ко мне. Я оставила его там!

Глава 23

Стоя как можно ближе к огню, Ли растирала заледеневшие пальцы. Ник был решительно против того, чтобы она ехала вместе с ним за котенком. Она доказывала, что Скромник Ника не знает, что он никогда не пойдет к чужому человеку, но аргументы Ника были более весомы.

– Я не знаю, что там у тебя дома, – сказал он. – Может, напавший остался и ждет тебя. В студии ты будешь в безопасности.

Ли предложила позвонить в полицию, но настаивать не стала. Теперь она об этом пожалела. Прошло два часа, а Ник все не возвращался. Ожидание было пыткой, но волновалась она не за себя, а за него. Если ее там кто-то поджидал, что могло помешать этому человеку напасть на Ника? Беспокоилась она и за котенка. Шум нападения мог перепугать Скромника.

Где-то в доме зазвонил телефон. Ли стремительно бросилась осматривать помещения. Она вспомнила, что видела телефон на кухне, но не совсем точно знала, как туда пройти. Там она была только один раз.

Идя на звук звонков, она из гостиной перешла в неосвещенную столовую. Когда она добралась до кухни, уже включился автоответчик. Он принимал сообщение. В темноте светилась соответствующая кнопка.

– Ник! – позвал сердитый женский голос. – Ты не можешь вечно избегать меня. Ради тебя я пошла на огромный риск. Я солгала ради тебя, Ник. Мог бы хотя бы снять трубку!

Ли уставилась на аппарат, не веря своим ушам. Голос был похож на голос Полы Купер. Ли была абсолютно уверена, что это ее голос, но она не понимала, зачем Пола звонила Нику и что она подразумевала под ложью ради него.

В следующее мгновение Ли поняла, что это может означать. Смысл имело только одно толкование… Свидетельские показания Полы были ложью. Ли бросилась снять трубку, но опоздала, услышав только гудки. Она положила трубку с чувством нарастающего ужаса. Пола пыталась дозвониться и до нее, но Ли не знала зачем, и что-то подсказывало ей: лучше и не знать, что это сообщение было лишь верхушкой айсберга. Пола сказала, что в ту ночь, когда умерла Дженифер, Ник был с ней. Если она солгала, то у Ника нет алиби на тот вечер, что означало – он мог быть убийцей.

Из-за этого звонила Пола? Хотела предупредить ее насчет Ника? Ли попятилась, потом оглянулась, обшаривая взглядом темное помещение. Ее мысли потекли сразу в двух направлениях – собственная безопасность и неминуемое возвращение Ника.

Номера Пола не оставила, и Ли решила, что Ник знает, как ее найти. Ли подумала сразу о нескольких путающих возможностях, включая вопрос, продолжаются или нет отношения между Полой и Ником. Он утверждал, что нет, но ни одна женщина не станет так рисковать из-за бросившего ее мужчины. Пола поставила на карту что-то очень важное. Зачем она это сделала?

Застыв в темной кухне, Ли мысленно проигрывала кошмарный сценарий. Насколько она знала, Пола и Ник знакомы несколько лет. Возможно, их отношения зашли так далеко, что они стали сообщниками. Возможно ли, чтобы они по какой-то причине захотели избавиться от Дженифер, зная, что Пола сможет обеспечить Нику алиби? Мотив Ника был совершенно ясен, а использование фотографии Дженифер оказалось просто блестящим штрихом. Карьера Ника пошла вперед семимильными шагами. Он стал знаменитостью, достигшим успеха мальчиком из баррио – великолепный материал для журналистов…

Ли оборвала себя, осознав, что скрутила ворот блузки во влажный комок. Она накручивает себя! Ли поспешно вышла из кухни и вернулась в гостиную, решив успокоиться. Последние несколько дней были сущим мучением. Она истощилась физически и эмоционально, может, еще и потому, что позволила своему воображению зайти слишком далеко. Она придумала кошмар из-за одного необъяснимого телефонного звонка.

Ее кальвадос стоял недопитым на краю столика. Она взяла бокал и, обхватив его обеими ладонями, сделала глоток. Пары алкоголя обожгли ей нос, а жидкость – горло, и она чуть не поперхнулась. Потом села на диван и, поставив бокал, сморгнула навернувшиеся слезы. Надо взять себя в руки и до возвращения Ника придумать, что делать.

Лопнувший пузырь горячей смолы заставил Ли вздрогнуть, когда она вернулась к огню. От крепкого соснового аромата, разлившегося в воздухе, у нее прояснилось в голове. Ее машины здесь не было, но она всегда может вызвать такси, чтобы добраться до своей «акуры». Но что она будет делать потом? Куда поедет? Мысль о встрече с Ником ее пугала, но выхода у нее не было. Если этот человек ей не безразличен – если она его любит, – тогда она хотя бы должна дать ему возможность объясниться.

Ее внимание привлекла тихо скрипнувшая дверь.

– Ник?

Она окликнула его по имени, и сердце у нее заколотилось. Точно это была дверь? Ник вернулся? Оглядевшись в поисках какого-нибудь предмета для защиты, Ли осторожно пробралась в демонстрационную комнату.

В укрытом тенью помещении стояла зловещая тишина, но все как будто было на своих местах. Женщины на портретах Ника печально, с понимающим выражением смотрели на Ли. Станет ли она в конце концов одной из них? Еще одной жертвой, которую он поместит в своей галерее? Он уже сфотографировал ее, и на этом снимке Ли Раппапорт казалась задушенной во сне.

Ли повернулась в сторону студии, привлеченная тихим мяуканьем. Мэрилин! Все эти звуки исходили от кошки!

– Мэрилин? Ты где?

Ли поискала выключатель и нашла на стене латунную панель. Первые из нажатых кнопок осветили фотографии, но не коридор. Беспокоясь о кошке, Ли решила пойти туда.

Студия выглядела точно так же, как и в ту ночь, когда она приезжала в темную комнату. Она была тускло освещена, повсюду стояли зеркала, некоторые из них свисали с потолка, другие были кривыми, давая причудливые искажения. Она видела свое смутное отражение на самых разных поверхностях. Крутом была Ли Раппапорт, она даже озабоченно смотрела с потолка. В этих декорациях Ник предусмотрел все – от дизай-на до исполнения. Он всегда стремился к полному контролю над своей работой, но здесь превзошел самого себя. Из темной комнаты донеслось шуршание.

– Мэрилин?

Проходя мимо рабочего стола, Ли взяла молоток, чтобы в случае чего было чем обороняться. Она ногой толкнула дверь в темную комнату и снова позвала кошку, ее голос отозвался эхом. В прятки, что ли, Мэрилин с ней играет?

Дверь тихо скрипнула, когда Ли открыла ее пошире, и от этого звука дико забилось сердце. Она чувствовала себя перепуганным ребенком, который ждет, что сейчас из темноты на него бросится чудовище. Темнота казалась бесконечной, словно сочилась из двери. Ли представила, как делает шаг за порог, проваливается в бездну и летит до центра Земли.

– Мэрилин?

Ли ступила в комнату ровно настолько, чтобы нашарить на стене выключатель. Запах аммиака по-прежнему был удушающе силен. Должно быть, она разбила бутылку в ту ночь, когда нашла фотографии.

– Кто здесь? – спросила она.

Ли услышала какое-то движение в темноте. Только бы это была кошка, взмолилась она мысленно. Ощупью Ли нашла выключатель. Свет на мгновение ослепил ее, а потом она увидела в дальнем конце комнаты Мэрилин, которая выгнулась над чем-то на полу. Похоже, кошка играла с каким-то маленьким металлическим предметом.

Ли испытала огромное облегчение. Никогда она не была так рада кошке Ника. Она вообще еще никогда в жизни так никому не радовалась.

– Что это? – пробормотала она.

Маленький цилиндрический предмет, казалось, притягивал к себе свет, сверкая так ярко, что Ли не смогла разглядеть его, пока не подошла поближе и не присела на корточки. Она потянулась к предмету и застыла, не донеся до него руку. Это было мужское кольцо.

Мэрилин с гордостью посмотрела на женщину, потом лапой подтолкнула к ней кольцо. Ли отскочила, словно оно было отравлено. Свернувшаяся кольцом и кусающая свой хвост серебряная змея. Это было кольцо Ника. То, которое, как он клялся, было украдено. Ли в ужасе отшатнулась.

Первой и единственной ее мыслью было – бежать. Надо перебраться отсюда в более безопасное место. Она как в тумане поднялась, испытывая ужас при виде несомненной радости Мэрилин, нашедшей зловещую игрушку. Дотрагиваться до кольца Ли не хотела, но и оставить его на полу не могла. Схватив, она затолкала его в карман джинсов и пошла к двери.

69
{"b":"9031","o":1}