ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Артем [email protected] New York, USA - 06/15/98 22:02:48 GMT+0300

Дорогой Артем! Статью Логинова я читал. Не согласен с ней совершенно. Это тот самый замечательный случай, когда все вроде бы верно, логично и убедительно, но те выводы, которые делает автор, глубоко ошибочны. Главное заблуждение Логинова в том, что он полагает, будто хороший литературный язык это обязательно ПРАВИЛЬНЫЙ, ГРАММАТИЧЕСКИ БЕЗУКОРИЗНЕННЫЙ язык. Это, разумеется, не так. Язык может быть неуклюж и наполнен галлицизмами (как у Льва Толстого), коряв, неправилен и даже неестественен (как у Достоевсого), заумен и неудобочитаем (как у Платонова или Велимира Хлебникова) - и при всем при том способен оказывать сильнейшее, иногда необъяснимое, чисто эмоциональное воздействие на читателя. Разумеется, не на всякого читателя, у Логинова неуклюжий язык Толстого вызывает законное раздражение - это право Логинова, но это и беда его, дефект его эмоциональной палитры, как бывает это с человеком, лишенным музыкального слуха, а потому - совершенно равнодушного к музыке, или - точнее - как с нами, европейцами, совершенно не способными получать наслаждение от китайской, например, музыки. Вообще, читая Логинова (и Толстого), надо ясно отдавать себе отчет в том, что способность получать наслаждение от текста - дело сугубо субъективное и индивидуальное, а потому все литературные споры осмысленны только тогда, когда имеют целью обмен мнениями, но никак не попытки (совершенно безнадежные) переубедить соперника. В известном смысле не существует плохой и хорошей литературы, существует только литература, которая нравится или не нравится. Каждому свое. Настоящий Судья у книги один - Его Величество Время, а все прочее от лукавого. В этом смысле (что бы ни говорил Слава Логинов, которого я очень люблю и ценю, как профессионала!) с Львом Николаевичем все ОК, не правда ли? Миллионы людей наслаждаются им на протяжении ста пятидесяти лет и еще столько же будут наслаждаться... Кстати, сам Лев Николаевич терпеть не мог Вильяма Шекспира и считал его бездарным и безмозглым щелкоперишкой, (Или что-то вроде того). De gustibus non est disputandum.

* * *

Вопрос: Уважаемый Борис Натанович,как Вы думаете есть ли в этой жизни какие-нибудь незыблемые, вечные вещи, что-то вроде законов человеческого общежития? Или для каждого они свои? Что бы Вы подчеркнули для себя?

Влад Овчинников [email protected] Хабаровск, Россия - 06/15/98 22:10:28 GMT+0300

Дорогой Влад Овчинников! Сильно подозреваю, что ничего вечного или незыблемого в мире человеческого общения не существует. Однако есть вещи (как Вы выражаетесь) чрезвычайно долгоживущие. Например, христианская мораль (Десять заповедей Моисеевых). Или, скажем, Великий Закон Бутерброда: "Из двух равновероятных событий всегда реализуется наиболее неприятное (бутерброд падает маслом вниз)". Или - социальный аналог Второго закона термодинамики: "Исторические процессы развиваются таким образом, чтобы производительные силы общества со временем возрастали". Если же говорить о личной жизни человека, то там нет вообще ничего постоянного - даже число конечностей может измениться (не говоря уж о числе жен, детей и зубов).

* * *

Вопрос: Уважаемый Борис Натанович, Два вопроса: 1. Правильно ли я понял, что прототипами Кацмана из "Града.." являются авторы?

Денис Билькунов [email protected] Мариуполь, Россия - 06/17/98 21:50:05 GMT+0300

Уважаемый Денис! 1. Вы поняли совершенно неправильно! У Кацмана, действительно, есть прототип - совершенно реальный человек, проживающий сейчас в Израиле. Говорят, он похож на Кацмана. Я тоже так считаю.

* * *

Вопрос: 2. Как Ваше здоровье?

Денис Билькунов [email protected]iupol.dn.ua Мариуполь, Россия - 06/17/98 21:57:55 GMT+0300

2. Здоровье у меня - удовлетворительное.

* * *

Вопрос: Уважаемый Борис Натанович! Что вы думаете по поводу состояния культуры и искусства в России и вообще во всём мире. Я слышу как многие известные люди говорят об упадке культуры как в России, так и за рубежом. Многие говорят об американизации России. Радио и телевидение заполнено безвкусицей - мексиканские сериалы, эстрада; книжные лотки заполнены макулатурой. Несмотря на это, я уверен что в России и за рубежом создаются настоящие произведения искусства, просто их не так много и они не пользуются таким спросом. Да и не так ли было во все времена? Как вы думаете, может ли эта ситуация когда-либо измениться, или же это нормальное состояние общества?

Артём [email protected] New York, USA - 06/17/98 22:07:56 GMT+0300

Уважаемый Артем! Ваш вопрос - тема для серьезной диссертации. Если же говорить коротко, то я с Вами совершенно согласен. Ничего экстраординарного в положении культуры в мире и в России не происходит. Нашестве массовой культуры явление совершенно естественное. Ничего другого и ожидать не следует: человечество имеет ту культуру, которой оно достойно. Процент людей с хорошим вкусом всегда был ничтожно мал, и не вижу я оснований к тому, чтобы этот процент повышался. Чего ради? Из-за того лишь, что совершенствуются способы передачи, хранения и потребления информации? Но совершенно очевидно, что это должно приводить как раз к обратному - чем легче получать информацию, тем ее получают больше, и соответственно, тем меньше ее ценят. Высокий литературный (например) вкус - результат не только (и не столько) усердного чтения, но и (обязательно!) неоднократного и вдумчивого перечитывания. А чего ради перечитывать старое, если ежедневно на тебя валится новое, новейшее и еще более новое? Впрочем, каждому - свое. Так всегда было и так всегда будет. И слава богу.

* * *

Вопрос: Уважаемый Борис Натанович! Спасибо большое за все ответы! Если можно, я хотел бы продолжить дискуссию по поводу хорошего-плохого литературного языка. Вот вы сравниваете раздражение Логинова с тем чувством, которое испытывает человек лишённый музыкального слуха. Но разве не наоборот? Человек с хорошим музыкальным слухом сразу слышит неуклюжее исполнение и это его раздражает!?

Артём [email protected] New York, USA - 06/17/98 22:14:25 GMT+0300

Дорогой Артем! Насколько мне помнится, я и слова не говорил о "раздражении". Я имел в виду очень простые вещи: человек, лишенный слуха, не может получить удовольствия от самой прелестной мелодии; человек европейской культуры (как правило) не способен наслаждаться изысканной китайской (скажем) музыкой; меломан классического толка "не слышит" Шостаковича, Прокофьева или Шнитке - он их просто не признает за музыкантов. Точно так же существуют определенные пристрастия, вкусы и субъективные нормы, когда речь заходит о литературе. Логинову не нравится Лев Толстой, и он подробно, обстоятельно и по-своему убедительно обосновывает нам свое неприятие. Льву Толстому очень не нравился Шекспир, мне - тоже, хотя и по другим причинам. Речь идет не о "неуклюжем исполнении", речь идет о самой музыке. Логинов не признает самое "музыку", которую пишет Толстой; Толстой точно так же не считает "музыкой" то, что писал Шекспир, я безусловно признаю "музыку" всех троих вышеупомянутых, но "музыка" Шекспира мне не нравится, я предпочту Логинова и Льва Николаевича. Я могу объяснить, почему мне не нравится Шекспир, но, в отличие от Логинова, я ни за что даже и пытаться не стану серьезно, за пределами застольного трепа, обосновывать свою нелюбовь. Это просто бессмысленно -спорить с судом Времени. И еще более бессмысленно - спорить о вкусах. В известном смысле "восторг пиитический", который испытывает юный читатель Рокамболя, ничем по свойствам-качествам своим не уступает восторгу зрелого читателя, упивающегося Прустом или Гессе. Но есть одно обстоятельство - правда, очень важное: существует сколько угодно почитателей Пруста, в детстве упивавшихся Луи Буссенаром, но не существует совсем людей, вкусивших от Великой Литературы и перешедших вдруг (в здравом уме и трезвой памяти) на низкопробное чтиво. Возможно, это единственное ОБЪЕКТИВНОЕ доказательство существования высокой и низкой литературы.

3
{"b":"90316","o":1}