ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Руки Чейса ласкали ее тело, пытаясь снять напряжение. Алые губы ее были так горячи и нежны, и ему хотелось, чтобы этот поцелуй длился вечно. Но Энни шла дальше.

– Сделай это, Чейс. Пожалуйста, – настаивала она. – Опусти меня на землю и сделай это быстро.

Чейса разбирал смех. Он обнимал ее, чувствуя, как нежность охватывает душу. Его маленькая обольстительница излучала безумную силу, ее невинное тело воспламеняло Чейса все больше и больше. Он уже готов был бросить ее на траву и прямо сейчас овладеть девственной плотью. Но странно прекрасное чувство не уступило дикому животному инстинкту.

– Нет, крошка, не быстро. По-другому. Когда занимаешься любовью, это должно быть прекрасно. И должно запомниться. Я буду осторожен, я буду тверд, и я уверен, что сведу тебя с ума.

Энни слушала его, застыв. Он медленно провел пальцами по ее влажным трепещущим губам. Казалось, время остановилось, и звенящая тишина окутала их со всех сторон. Чейс вновь поднял Энни на руки – вздох облегчения сорвался с ее уст.

– Я думаю, что уже схожу с ума, – бормотала она, теснее прижимаясь к нему. – Твое обещание звучит божественно.

Чейс уложил драгоценную ношу на спальник, рядом расстелил свой, потом оба соединил «молнией». Энни быстро разделась и забралась внутрь. Она улыбалась, глядя, как он стягивает свои сапоги, расстегивает рубашку и джинсы. Но он растянулся рядом с ней поверх своего спального мешка.

– Энни, – сказал он страстно, перебирая ее волосы, – есть вещи, которые мужчина любит делать сам, собираясь заняться любовью с женщиной. Раздевать ее, например.

– О, я снова могу надеть что-нибудь!

Он покачал головой:

– Это не одно и то же.

– Я могла бы раздеть тебя.

– Тогда мы оба сойдем с ума.

Чейс понимал, какая это непростая задача – укротить Энни Вэлс. Такая же, как надеть седло на еще не объезженную лошадку.

Энни была невероятно сексуальна и совершенно непредсказуема. Ее последней мыслью, перед тем как он забрался к ней в мешок, была та, что Джек-Неудачник развлекся бы на полную катушку, появись он в этот момент.

Ладонь Чейса плавно двигалась по мягким изгибам хрупкого тела. Ее кожа была нежнее лепестка розы, теплее, чем солнечный луч. Чейс положил руку на бедро Энни, борясь с искушением как можно быстрее продвинуться вперед. Удовольствие еще больше возросло, когда он осознал, что это последняя остановка, перед тем как его сильная мужская рука проникнет, едва касаясь чувствительной плоти, внутрь трепещущего женского лона. Его собственное тело заныло в предвкушении ее ответной реакции: сжатия мышц под настойчивыми пальцами, испуганного стона, когда он откроет ее ноги и оближет влажный замирающий огонь между умопомрачительными бедрами.

– Чейс Бодин! Ты грезишь в такие моменты? – спросила вдруг Энни.

Она прижалась к нему, чтобы потереться своими грудями о его грудь. Она всячески провоцировала Чейса опрокинуть ее на спину и войти в нее быстро и неистово, глубоко и проникновенно.

– Что еще мужчина любит делать с женщиной, когда решил заняться с ней любовью? – Она попеременно ласкала его грудь, играла пальцами с его полуоткрытыми губами.

– Много чего... – Чейс уже настроился дать ей попробовать быстрой любви, о которой она так просила. С вороватой улыбкой он грубо сжал ее груди, водя пальцем по ее возбужденным соскам. – Это, например.

Энни охватил сильный поток желания. Жар и сила его ладоней, страстные прикосновения к обнаженной коже доставляли поистине райское наслаждение. Странное ощущение появилось у нее в низу живота, напомнив тот день, когда Чейс демонстрировал свою удаль с хлыстом. Она и сейчас, кажется, слышала резкий щелчок черной молнии.

– Но вот что мужчина больше всего любит делать, – сказал Чейс, обводя руками контуры ее тела, – так это доставлять удовольствие своей женщине. Он следит за ее состоянием и за тем, чтобы события развивались в естественном темпе.

В другое время Энни поддерживала бы эту мысль, но судя по тому, как действовал Чейс, «естественным темпом» он почему-то считал медленный. Она же сгорала от нетерпения.

– Итак, мы будем продвигаться поэтапно, – сказал Чейс. – Как тебе это нравится?

– Прекрасно, но нельзя ли перескочить через парочку этапов? – Она положила ногу ему на бедро. – Мне кажется, я уже готова.

– Посмотри, где твое колено, – упрекнул Чейс. – Или я никогда не буду готов.

Испугавшись, Энни протянула руку и замерла на мгновение, когда достала его член.

– О Боже? – прошептала она. – Но ты готов тоже, Чейс. Тебе больно?

Он буквально простонал:

– Будет, если ты не уберешь руку.

Если вначале Чейс и не был готов, когда ее пальцы стали ласкать его – все стало на свое место. Он пытался не реагировать на ее пламенные прикосновения, взяв в руки ее лицо, начал объяснять, почему они не должны торопиться:

– Ты забыла, Энни, что у нас большая проблема? Ты помнишь, что мы скроены по разным меркам? Я немного великоват для тебя. Мы же однажды пробовали уже... И ты что-то побоялась «сделать это» тогда.

Энни зарделась так, что Чейс, пожалуй, не видел и половины такой краски на ее лице раньше. Ее пальцы по-прежнему исследовали его пенис, доставляя ему огромное наслаждение.

– Все в порядке, – успокоила Чейса Энни. – У меня было время, чтобы свыкнуться. Я уверена, это не будет проблемой. Природа знает, как урегулировать подобные вещи. При родах же влагалище вон как растягивается...

– Энни, ради бога, мы не говорим сейчас о родах. Мы говорим о половом акте. Это твой первый опыт, и я хочу, чтобы ты вспоминала об этом с удовольствием.

Энни принялась щекотать его, чтобы раззадорить. Она выглядела так возбуждающе, что Чейс решил удовлетворить ее бесстрашную просьбу.

– Хорошо, ложись, женщина, – сказал он нарочито грубовато. – Давай же заставим этот мужской орган работать.

– Правда? – Она повернулась на спину и развела ноги. Улыбка играла на ее пылающем лице. Она осторожно выпрямила руки. Груди ее тихо заколыхались. «Пресвятой господи, – думал Чейс, – эта женщина погубит меня». Он переспал со многими дамами в своей жизни, но ни одна из них и отдаленно не могла сравниться с Энни. О, Энни! Настоящая маленькая богиня любви... Она была совершенно свободной от сексуальных предрассудков и комплексов. Она не умела играть в прятки. Она просто лежала, голубоглазая, роскошная, и страстно желала его.

Пламя все жарче разгоралось в паху Чейса. Если он не будет осторожен, все произойдет, как хочет она, – быстро. Он приблизился к ней, стараясь избегать взглядом и руками «бермудского треугольника» раздвинутых бедер. Он знал, когда окажется там – станет конченным человеком, кораблем, отдавшимся на приговор природы.

– Энни, – он сдунул медную прядь с ее щеки, – у меня необъяснимая потребность безумно целовать тебя. Ты понимаешь это?

Она закрыла глаза и подняла голову навстречу его губам. Каждое ее движение вызывало в нем бурю. Осознавая необходимость контролировать себя, Чейс погрузил руку в ее волосы. Другой рукой гладил упругую грудь. Энни казалась сейчас спелым плодом, переполненным сладким соком. Внутри у Чейса все сжималось, когда он ласкал ее, а она изгибалась в наслаждении под его настойчивыми и в то же время неуверенными пальцами. Вдруг она вскрикнула в экстазе.

Чейс мягко отстранился и заглянул в затуманившиеся глаза.

Его рука скользнула вниз по упругому животу, к холмику рыжеватых волос. Он примерялся, насколько далеко она позволит ему зайти. Женщины обычно останавливают мужчину в какой-то момент, как бы показывая, что контролируют ситуацию. Его пальцы без остановки проникли внутрь, и он почувствовал, как Энни вздрогнула.

– Сейчас намного лучше, Энни, – говорил он, нащупывая бутон клитора. В экстазе она плавно двигала бедрами и жалобно постанывала. Это давало Чейсу ответ. Да, она позволит ему зайти так далеко, как он только захочет. Он мог исследовать и возбуждать ее любыми способами.

Открыв это, Чейс обезумел от вожделения. Страсть и нежность переполняли его. Ему хотелось поцеловать каждый дюйм ее обворожительного тела. В уме он уже вошел в нее, сломав девственную преграду, взяв Энни мягко и настойчиво. Его член пульсировал, требуя удовлетворения.

24
{"b":"9032","o":1}