ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Непонятные звуки вывели Энни из задумчивости. Лошадь навострила уши и понесла быстрее, словно на знакомый голос. Вдалеке показался ветряной движок. Его лопасти с легким треском разрывали утреннюю тишину.

Энни едва сдержала слезы радости, когда увидела уединенную хижину Чейса, примостившуюся у подножия гор. Эта хижина вот уже несколько дней казалась ей родным домом. Но сейчас Энни понимала, что уже не стоит так полагать. Напоив и накормив лошадь, она направилась к крыльцу. Первым делом нужно принять душ. А потом она, может быть, придумает, как распорядиться собственной судьбой. Поднимаясь по ступенькам крыльца, Энни немного приободрилась. Открыв дверь, она заметила, что что-то не так. В гнетущей тишине комнаты она ощутила присутствие постороннего.

– Здесь кто-нибудь есть? – спросила она громко.

– А ты кто?

От хриплого мужского голоса Энни сжалась, мурашки побежали по коже. Она быстро обернулась и заметила стоящего у стены человека. Стараясь рассмотреть его, Энни хотела шагнуть ближе, но вдруг увидела перед собой настоящую черную пантеру. Страх охватил ее с головы до пят. У незнакомца были темные, как ночь, глаза и длинные волосы цвета воронова крыла.

– Где Чейс Бодин? – спросил незнакомец. – И что вы делаете в его доме?

Энни осенила жуткая догадка. Конечно, кем он еще может быть?! Вор всегда ходит крадучись. Джек-Неудачник!

– Чейса здесь нет, – произнесла она, растягивая слова.

Энни уже представила себя в роли заложницы, если сейчас не найти выхода из этой ситуации. Через дверь сбежать невозможно. Но она должна обвести пришельца.

– Где же он? – жестко напирал мужчина.

Глаза Энни нервно забегали по комнате. Тайком она бросила взгляд на дверь спальни.

– Я не знаю, – как-то осмелев, заговорила Энни резко. – Он ушел. Его не будет пару дней. Это все. – Она опять посмотрела в сторону спальни.

Незнакомец перехватил ее взгляд и кивком указал на дверь:

– Так кто-то есть?

– Нет, – сказала Энни, стараясь выглядеть спокойно.

Мужчина посмотрел на нее, потом снова на дверь и подтолкнул женщину к спальне:

– Давай-ка проверим. Ты – первая.

У Энни застучало в висках, когда они вошли в комнату Чейса.

– Здесь никого нет, – упорно твердила она. – Чейс ушел.

Незнакомец недоверчиво осмотрелся.

– Что это? – Он ощупывал руками потайную дверь.

– Ничего. Запасной ход.

– Открой.

Вскоре они уже были в туннеле. Энни шла впереди с большой керосиновой лампой. Мужчина не говорил ни слова, только подталкивал ее в спину. Они углубились в зловещую темноту известняковой пещеры, и Энни попыталась отвлечь внимание спутника. Пока его глаза шарили по влажным стенам, она понемногу отступала в сторону.

– Берегись! – крикнула Энни, рассчитывая, что от неожиданности он потеряет равновесие.

Она мгновенно юркнула в боковой туннель и погасила лампу. Пещера погрузилась в жуткий мрак.

Незнакомец рванулся вперед, и вдруг Энни услышала звуки, которые позволили ей вздохнуть с облегчением: вскрик удивления и тяжелый удар большого тела о твердое дно ловушки...

Энни зажгла лампу, разогнав кромешную тьму, и с большой осторожностью приблизилась к краю карьера. Незнакомец казался весьма подавленным, пока не поднял глаза. Его свирепый взгляд загипнотизировал Энни. Сейчас пленник опять был похож на пантеру из джунглей.

– Кто вы? – спросила она. – Джек-Неудачник?

Сначала его глаза стали узенькими щелочками, а потом слабая улыбка смягчила устрашающее выражение всего лица.

– Мне, наверное, не хватило везения, но все же это не мое имя. Я Джонни Старовк, старый друг Чейса.

– Кто? – закричала шокированная признанием гостя Энни.

Нет же, он не мог быть Джонни Старовком. Она встречала того в Коста Браве. На том был мундир, летние очки и короткая стрижка. А у этого черная грива разлетающихся волос закрывает плечи, голову перетягивает тонкая кожаная полоска. Настоящий индеец! К тому же Чейс говорил, что Джонни – преуспевающий адвокат.

Энни вглядывалась в его лицо: высокие скулы, твердый волевой подбородок, смуглая кожа. Неожиданно ей в голову пришла неприличная мысль: Джонни Старовк был великолепен, и... очень жаль, что она уже влюблена.

– Чейс послал мне срочную телеграмму, – незнакомец продолжал растирать колено. – Почему-то мне кажется, что это связано с тобой.

– Что ж, я попробую объяснить, – предложила Энни. Она начала с глубоких извинений, добавив, что приняла его за сбежавшего из тюрьмы вора. – Пять лет назад мы встречались с вами. Мое лицо не кажется вам знакомым? – Она подняла лампу на уровень головы.

– Я смог бы рассмотреть тебя получше, если б ты вытащила меня отсюда.

– О, извините. – Она оглянулась по сторонам, не представляя, как сделать это. – В доме есть веревочная лестница, но я не имею понятия, где она хранится.

– Ладно, забудь это пока. – Джонни смотрел на нее, будто что-то припоминая. – Так ты сказала, что мы встречались?

– Да. В Коста Браве. Я могу рассказать...

– Пожалуй.

Энни понравилась корректная сдержанность его тона. Индейцы Коста Бравы, считавшиеся примитивными по американским меркам, были очень тактичными людьми. Этот человек не выглядел слишком добродушно, однако сквозь образ дикой пантеры в нем проступало поразительное обаяние. Энни была скорее всего даже рада, что он не может выбраться из ямы. Для нее пока безопаснее, если эта большая кошка посидит в клетке.

Было нечто праздное в его манере держаться. Он сидел, опираясь на глиняную стену, и смотрел на Энни, ожидая, когда же начнется игра. Энни заговорила торопливо, вспоминая подробности их встречи тогда, на пути к границе. Она описала машину, их одежду, ножевую рану и приступы бреда Чейса. Джонни вскочил на ноги. Безразличие сменилось недоверием.

– Вы меня не помните? Да? – Энни казалась глубоко разочарованной.

– Мне кажется, я смотрю на привидение. – Он разглядывал ее лицо сквозь мрак подземелья. – Неужели ты – тот ребенок, на котором женился Чейс? Энни... Так тебя звали?

– Да, – задрожали ее губы. Слезы покатились из глаз, лицо исказила жалкая гримаса. Энни боялась, что он решит, будто женщина потеряла рассудок. Но он был первым; кто узнал ее. Он назвал ее имя, и это простое признание стало главным подтверждением ее существования.

– Да, я Энни. Энни Вэлс. – Радость, боль, облегчение смешались в душе. Ей казалось, она получила право на жизнь, на возрождение. – Простите, – она была слишком взволнованна. – Я так боялась, что вы не узнаете меня. Чейс ничего не может вспомнить.

– Не извиняйся. – Джонни разглядывал свои руки, деликатно давая ей время прийти в себя. – Мы нашли Чейса без сознания в перевернутом джипе, – сказал он спокойно. – Но тебя выбросило из машины. Единственное, что мы обнаружили, была твоя туфля, плывущая по реке.

– Я знаю. Чейс все эти годы думал, что я погибла.

– Спорю, ты преподнесла ему чертовский сюрприз.

– Преподнесла. – Губы Энни скривились. Слезы вновь проступили на глазах. Она изо всех сил старалась держаться. Но голос выдал ее. – Чейс не помнит меня. И ничто случившееся между нами там. Он хочет... расторгнуть брак.

Джонни изучал ее.

– Ну, а ты не хочешь, верно?

– Я люблю его. – Эти слова причиняли ей боль. – Это... заметно?

– Его имя в твоих устах звучит, как молитва. Да, это заметно, Энни. Ну и что же будет дальше?

Энни не сдерживала боли и злости, рассказывая Джонни Старовку шаг за шагом происшедшее со дня приезда сюда. Больше всего она тяготится тем, что нарушила привычное течение жизни Чейса.

– Меня не удивляет, что он хочет избавиться от меня. Я не дала ему ничего, кроме неприятностей.

– Не будь в этом так уверена.

– Что вы имеете в виду?

Джонни Старовк правильно оценил странную, притягивающую красоту этой маленькой женщины и душераздирающее страдание в ее бездонных голубых глазах. Он просто не мог представить, как мужчина может отказаться от нее, даже такой крепкий орешек, как Чейс Бодин.

27
{"b":"9032","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Развиваем мышление, сообразительность, интеллект. Книга-тренажер
Куда летит время. Увлекательное исследование о природе времени
Всегда ешьте левой рукой. А также перебивайте, прокрастинируйте, шокируйте. Неочевидные советы для успеха
Срок твоей нелюбви
Чувство моря
Время-судья
Линейный крейсер «Худ». Лицо британского флота
Бывший