ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Непрожитая жизнь
Среди овец и козлищ
Аргентина. Лонжа
Руководство по DevOps. Как добиться гибкости, надежности и безопасности мирового уровня в технологических компаниях
Как лечиться правильно. Книга-перезагрузка
Прыг-скок-кувырок, или Мысли о свадьбе
Комната снов. Автобиография Дэвида Линча
Всё та же я
После
Содержание  
A
A

Петух откашлялся и начал:

– На вверенном мне участке происшествий нет, больных нет, отсутствующих нет. Докладывает лейтенант… лейтенант… – Петух, как и все мы, забыл после трансформации свое имя.

– Достаточно, лейтенант. Благодарю за службу.

– Служу Советскому Союзу! – гаркнул Петух во все горло и завершил фразу победным «кукареку!».

– Вольно, – скомандовал Паук. – На будущее подавать рапорт на вечерней и утренней поверке, дважды в день. Личный состав на поверку не строить, достаточно вашего присутствия. Штатских старше вас по званию не задирать, их распоряжения выполнять, как мои приказы. Вам ясно?

– Так точно! – гаркнул Петух. – Разрешите вопрос?

– Разрешаю.

– Кто из штатских старше меня по званию?

– Все, – сообщил Паук по-прежнему спокойно и мягко. – Лада – полковник, Ворон – подполковник, Домовушка, а также Пес – в чине майора, остальные – старшие лейтенанты. Я – капитан милиции Паук.

– Так точно, товарищ капитан. Разрешите идти?

– Идите.

Петух, вытягивая носочек, как солдат почетного караула, промаршировал мимо нас на выход. Мы затаив дыхание следили за ним, пока он не завернул за угол коридора, а потом облегченно вздохнули и переглянулись. С опаской переглянулись. Кому как, а мне не очень понравилось, что нас произвели в офицеры.

– Ммм… Э-э-э… – промямлил Ворон, – конечно, спасибо, товарищ капитан Паук, но только…

– Да полно вам, Ворон, – все так же мягко сказал Паук, вылезая из своей паутины и приступая к починке разрушенного Петухом участка. – Просто Паук. Это для лейтенанта все эти чины, звания – чтобы хоть немного привести его в чувство. Ему будет легче, если он будет слушаться приказов. Натура такая.

– А… да. Мгм, – согласился Ворон. – Но все равно спасибо.

– Не за что, – вежливо ответил Паук.

Этот долгий, насыщенный событиями день завершился поздним вечером, когда мы, на всякий случай убрав аквариум Жаба и миску Рыба, собрались в кружок перед кухонным окном. Лада сплела магическую охранительную сетку на дверь, а на окно не стала. Мы проводили эксперимент.

Цели эксперимента:

а) узнать, что или кто покушался на нас прошлой ночью;

б) выяснить, было ли это нападение случайным, или же его спровоцировало отсутствие дома Лады;

в) найти быстрый, безопасный и не очень грязный способ борьбы с нападающим на нас существом (или веществом).

Мы с Псом заняли места на переднем крае. Ворон сидел на своей жердочке, вооружившись сегодня магопенсне – вчера он просто не сообразил нацепить на клюв этот ценный прибор. Лада устроилась в ложе бельэтажа – на моей скамеечке, поставленной достаточно близко от окна, но в то же время так, чтобы не мешать нашим с Псом оперативным действиям. Домовушка с двумя ведрами живомертвой воды обосновался в коридоре, чтобы в случае непосредственной опасности принять необходимые меры. Здесь же прохаживался важной походкой Петух. Паук на этот раз покинул паутину и сидел у Петуха на шее, чтобы в нужный момент дать ему команду кукарекнуть. Мы несколько раз отрепетировали свои действия и обнаружили, что Петух будет слушаться беспрекословно только Паука: невзирая на многочисленные попытки вбить в его голову, что все живущие в нашей квартире – его, Петуха, начальство, он признавал непосредственным своим командиром одного лишь Паука. Нам пришлось смириться.

В одиннадцать часов вечера в узкую щель между форточкой и рамой пополз вонючий дымок. Шерсть у меня на загривке вздыбилась, а Пес тихо зарычал. Лада махнула рукой, и от дыма оторвался клочок и спланировал ей на ладонь.

– Осторожно! – крикнул я. – Обожжешься!

Лада засмеялась.

– Ах, как вы меня напугали! – смеясь, сказала она. – Я ожидала чего угодно, каких-то злобных порождений ада или врагов из далекого царства-государства, а всего-то к нам пожаловали безобидные магиончики… Что же ты, Ворон, вчера сплоховал, не разобрался?

– Безобидные? – закричал я. – Ничего себе безобидные! А Рыб, который чуть не погиб? А мы с Псом и с Вороном, обгоревшие?! А Жаб?!!

– Да-да, конечно, – успокоила меня Лада, погладив за ушком и почесав под подбородком, что было приятно. – Конечно, вы же не умеете с ними справляться.

Она поманила пальцем дымок, по-прежнему вонючий, и в кухне запахло так, как будто разбили корзинку-другую протухших яиц и опрокинули их в ящик с завонявшейся селедкой. Пес зафыркал, тряся лобастой головой.

– Сейчас все пройдет, – успокоила нас Лада. Дымок сформировался в шар и опустился Ладе на ладонь, помахивая тремя или четырьмя десятками щупалец. Лада свистнула как-то по-особому, и еще одна струйка дыма вползла в форточку и втянулась в шар.

– Ну вот и все, – сказала Лада. – Теперь я их немножко приведу в порядок, и будет у нас запас магионов на черный день. Домовушка, постели что-нибудь на пол в ванной и дай мне большую щетку.

– Что это было? – спросил Пес у Ворона плачущим голосом. Мне тоже было очень досадно: знаете ли, обидно бороться не на жизнь, а на смерть с домашним котенком или безобидной ящеркой.

Ворон выглядел сконфуженным.

– Ну, это одичавшие магионы, – пояснил он, – Лада ведь, когда занимается магией, использует магионы, и всегда происходит их выброс в пространство, вроде как выброс выхлопных газов из двигателя внутреннего сгорания… И не все полностью отработанные. Они обычно рассеиваются, но все дело в том, что возле нашей квартиры существует М-поле, постоянное поле с переменными характеристиками, напряженность и даже заряд этого поля варьируются, и оно притягивает к себе то положительные, то отрицательные магионы. Чистые магионы просто пополняют заряд, а не полностью отработанные – они не могут соединиться с М-полем и болтаются поэтому вокруг, ну, как мошки возле лампы. И когда их накапливается критическое количество, они создают такие вот дикие образования вроде вчерашнего…

– И ты молчал? – укоризненно рыкнул Пес.

– Я никогда прежде не видел диких магионов! – запротестовал Ворон. – Бабушка, а после Лада своевременно производили чистку! И на мне вчера не было пенсне, а я, к вашему сведению, не практик, теоретик, и практически ничего сделать с этими образованиями не мог. Кроме того, что мы сделали. Ничего лучшего мы все равно придумать не могли – как все неупорядоченные создания, дикие магионы боятся порядка, поэтому поток строго упорядоченной магической энергии, содержащийся в живомертвой воде, нарушил их внутреннюю связь друг с другом, вот они и улетучились. А петушиное кукареканье довершило дело, потому что они отрицательные, а магический звук…

– Ты ж не маг! – сказал я. – Как же ты мог произвести магический звук?

– В вашем Здесь мало магии, – хмуро сказал Ворон, – но она присутствует, иначе Лада тоже не могла бы ничего сделать. Магионы есть, просто у вас вывихнутые способы их использования.

– Ну-ну, потише! – вступился за свою родину вернувшийся на свое место Жаб. – Что значит вывихнутые?

– А то, что у вас Здесь почти нет магов, зато достаточно обыкновенных, немагических предметов и существ, обладающих магическими характеристиками и (или) использующих таковые. Например, зеркала. Или петушиный крик. Или церковные свечи. Или некоторые травы. Природа, видишь ли, не терпит пустоты и находит применение тому, что у нее, у Природы то есть, имеется. При должном подходе и у вас Здесь можно вырастить вполне приличного мага. А не только колдуна.

– А чем колдун отличается от мага? – полюбопытствовал я.

– Маг аккумулирует энергию в себе, колдун же использует энергию, накопленную вне себя. Или поглощает ее не напрямую, а опосредованно – травы какой-нибудь наестся или дыма нанюхается…

– Ладно, ясно, – проворчал я. – Значит, эксперимент завершен и можно ложиться спать. А то устал я очень.

Мы все устали: после бессонной ночи, после всех хлопот, связанных с появлением у нас Петуха, и после уборки – мы вычистили кухню, и завтра нам предстояло оклеивать стены обоями. А Ладе нужно было еще принять меры по предотвращению возможных последствий, и когда я проскользнул в комнату, чтобы устроиться спать – моя подушка сгорела, а на лавке без всякой подстилки лежать было твердо, и холодно, и неудобно, то решил попроситься к Ладе под бочок, – Лада еще бодрствовала. Она сидела на постели, скрестив ноги, и мечтательно глядела в потолок.

31
{"b":"9035","o":1}