ЛитМир - Электронная Библиотека

Копыта стучали по твердой просоленной земле, равнина огласилась азартными криками. На мгновение огромная тень, слишком стремительная, чтобы быть облаком, закрыла луну — и Сэм напрягся, ожидая, что лошадь в испуге прянет в сторону, но она продолжала скакать прямо, словно не заметив дракона, пронесшегося прямо над ней. Люматикс заложил крутой вираж и устремился на беглецов, освещенный короткой молнией.

Фенвик услышал, как Таузер закричал: «Нет!» — и ночь озарилась ослепительной вспышкой. Злодеи неизбежно погибли бы, если бы не странные свойства соли. Люматикс никогда прежде не видел солончаковой степи и не знал, почему Тасмин и Фенвик старались не разводить большого огня и раскладывали костры только на крупных плоских камнях.

Волна голубого пламени понеслась по равнине, опалив даже огнеупорную шкуру дракона. Люматикс взвизгнул и проворно набрал высоту. Огонь с ревом лизнул копыта лошадей и кентавра, но пока он распространялся так быстро, что не успевал обжигать. А потом пламя, усиливаясь с каждым мгновением, устремилось в противоположную сторону, прямо на Фенвика и его воинов.

Преследователи остановились, а потом повернули назад. Пламя распространялось широкой полосой, и ветер с невероятной скоростью гнал его к лагерю. Любой всадник, оказавшийся у него на пути, моментально бы стал кучкой пепла. Пламя должно было очень быстро истощиться, но до тех пор надо было спасаться бегством — или умереть.

Злодеи знали, что все боги, которые могли бы встать на их сторону, давно исчезли, и уцелели они лишь благодаря невероятной удаче: они получили только легкие ожоги, да глаза у них немного слезились от аммиачных паров.

— Куда мы бежим? — крикнул Арси; ветер хлестал его по губам, обрывая слова.

— Подальше! — крикнула в ответ Валери. — Нет времени искать последнее Испытание… Прежде всего надо увеличить расстояние между ними и нами!

— Нельзя оставлять Кайлану! — крикнул Сэм, который все еще дергал лошадь за гриву, пытаясь заставить ее повернуть. Но та не обращала на это никакого внимания, хотя он даже вырвал огромный клок из рыжей гривы. А когда он замахнулся, чтобы ударить ее, в надежде, что, испугавшись, она остановится, лошадь повернула голову и, не замедляя бега, так на него посмотрела, что Сэм едва не забыл, что надо держаться. Глаза у лошади оказались зеленого, до боли знакомого цвета.

— Впереди… горы! — крикнул Робин, задыхаясь от бега. Его подковы расшатались за время долгих переходов по каменистой местности, и в этой стремительной скачке он уже потерял обе левые. Ход у него стал неровным, и копыта болели.

Горы поднимались к небесам зубчатыми уступами, которым сильные ветра и дожди придали самые причудливые формы: здесь чудился лежащий дракон, там — затаившийся кролик, чуть подальше распростер крылья орел, еще дальше — человек нахмурил густые брови… В свете молний фигуры казались ожившими. В воздухе все сильнее пахло грозой.

— Робин! Ты сможешь пройти по холмам? — крикнула Валери.

— Надеюсь! Готов попытаться!

У первой осыпи они остановились, и седоки спешились. Позаимствованный черным рыцарем конь сразу же повернулся и ускакал прочь, но когда Сэм соскользнул со спины своей кобылы, она вдруг странно замерцала — и вдруг превратилась в знакомую фигуру друидки с растрепанными волосами. Арси был изумлен до глубины души:

— Как это у тебя выходит, подружка?

— Кайлана! Как… где… — начал было Сэм, но друидка молча указала на равнину, и Валери, посмотрев туда же, разразилась проклятиями.

Огонь погас: то ли по естественным причинам, то ли постарались волшебники Фенвика, но главное, что Зеленый отряд был уже близко. Можно было даже разглядеть фигуру их предводителя. Он размахивал мечом, который сиял белым пламенем. При виде его Сэм содрогнулся.

— В горы! — приказала Кайлана. — Надо добраться до безопасного места, пока не началась гроза!

— В этих проклятущих скалах негде укрыться! — возразил Арси. — Нас поймают, как кроликов!

— Это моя забота! Вперед!

Скользя и спотыкаясь, злодеи начали карабкаться по неровным склонам. Робину пришлось нелегко, но его человеческий разум помогал находить дорогу, а Черная Метка время от времени подталкивал его сзади.

Сэм шел последним. Первые капли дождя упали на камни. Обернувшись, Сэм понял, что хотя преследователи не видят их, но наверняка выследят, если не отвлечь Фенвика, пока дождь не смоет следы.

Он спрыгнул назад и побежал вдоль края осыпи, делая все, чтобы его заметили. Дождь вдруг хлынул как из ведра, и Сэм мгновенно промок до нитки. Преследователи заметили его и стремительно приближались. Сэм прикинул на глаз расстояние. Ярдов триста. Или меньше? Он нырнул в проход между скалами, по которому уже тек ручеек, и начал карабкаться вверх, не прячась и не обращая ни на что внимания, а потом оглянулся назад.

Все шло, как он и задумал. Зеленый отряд во весь опор несся к нему, смыкая кольцо. Сэм свернул с тропы и полез прямо по скале, словно загнанный на дерево зверь.

Злодеи все дальше углублялись в каньон. Робин все время старался перескочить через громадные камни и все время срывался. Дно каньона постепенно превращалось в приличную речушку. Пусть мир и был насквозь пронизан светом, но дожди в нем по-прежнему были обильными. Арси первым попытался пересчитать своих спутников, когда вспышка молнии на мгновение осветила каньон.

— Где убийца? — крикнул он, перекрывая вой ветра. Кайлана остановилась и обернулась, но Валери схватила ее за руку и потащила дальше по лужам.

— Мы не стали останавливаться из-за тебя — не станем и из-за него! Пошли! — закричала она, и Кайлана, сжав посох, поспешила за ней.

— Надо найти сухую пещеру, — объяснила друидка, стараясь, чтобы ее услышали все. — Каньон вот-вот затопит стекающая с гор дождевая вода.

— А что такое «сухая пещера»? — крикнул Робин и тут же отчаянно заржал: предательский камень выскользнул из-под копыта, и кентавр тяжело повалился в грязь. Черная Метка помог ему подняться и ткнул пальцем куда-то вверх.

Там, под выступом скалы, на котором росло несколько тощих сосенок, виднелась темная тень. Арси и Валери уже карабкались туда, пока Черная Метка с Кайланой помогали Робину, неловко скакавшему на трех ногах.

— Перелома нет, — отрывисто бросила на ходу Кайлана. — Но есть растяжение. Идем, мы поможем тебе добраться до пещеры.

— Сам смогу.

Робин стиснул зубы и начал подъем, используя все шесть конечностей. Когда поврежденная нога подгибалась, он подтягивался на руках. От дождя острые камни стали очень скользкими, и к тому моменту, когда они добрались до сухой пещеры, Робин был весь в крови. Кайлана и Черная Метка получили немало ушибов и вымазались в грязи. Вода в каньоне уже угрожающе бурлила.

Колдунья и Арси, успевшие относительно благополучно подняться, сбросили вниз веревку, привязав ее к корням дерева, вылезавшим из свода пещеры. Сначала по ней поднялась Кайлана, потом — Черная Метка. Рыцарь уперся ногами в камни и начал выбирать веревку, постепенно вытягивая наверх кентавра. Робин помогал ему, как мог, и в конце концов оказался в пещере. Намокшая от дождя и крови грива облепила его лицо и плечи. В пещере силы окончательно оставили его, и он рухнул прямо на каменный пол.

Ни герои, ни злодеи не знали, что за происходящим с большим интересом наблюдают глаза хорошо им знакомого эльфа. Сфокусировав волшебное зеркало на Фенвике, Миззамир сумел добиться достаточно ясного изображения и широкой панорамы. Он увидел, как Сэм отвлек преследователей на себя, и с досадой прищелкнул языком. Подтащив к зеркалу мягкое кресло, он уселся, приготовившись следить за развитием событий. Злодеи быстро исчезли из поля зрения, скрытые магией друидки и бурей, которая пришла ей на помощь, но местность, где находился сэр Фенвик, по-прежнему была ему хорошо видна.

Сэм карабкался по скале, пока та не кончилась: дальше шла отвесная стена. Сэм пристроился на узком карнизе и посмотрел вниз. Фенвик, Тасмин и остальные остановились у подножия и, в свою очередь, глядели на Сэма. Ему показалось, что он узнал эту… как ее, Дану?.. из Путак-Эйзума. Фенвик выкрикнул что-то, воины в зелено-желтых доспехах окружили каменный шпиль, на котором сидел убийца. Сэм посмотрел вверх; нависшая над ним часть скалы напоминала птицу с загнутым клювом. Огромные крылья, немного неровные, были широко распростерты, а когти обхватывали карниз, где устроился Сэм.

101
{"b":"9037","o":1}