ЛитМир - Электронная Библиотека

— Привет, парень! Нравится дартс, да?

Глаза мужчины обнадеживающе поблескивали. Сэм в который раз удивился, почему все считают его таким молодым. Впрочем, это всегда было полезно — и сейчас тоже поможет ему: игроки будут считать его совсем неопытным. Мужчина, у которого была пышная вьющаяся борода, покровительственно улыбался, и Сэм почувствовал омерзение оттого, насколько легко все получается; а от самодовольной физиономии бородача его едва не стошнило. И все же он тоже заставил себя улыбнуться — невинно и добродушно.

— Ну, я время от времени играю… — сказал он. Мужчина подмигнул своим приятелям. Они рассмеялись и дружно закивали. Бородач снова повернулся к Сэму.

— Ну что ж, мой друг в черном облачении, добро пожаловать в нашу компанию. Но мы делаем ставки, знаешь ли, — добавил он, изображая шутливую озабоченность. Сэм сделал вид, что расстроен.

— Боюсь, что вставок у меня нет. И вкладок нет, и закладок, и подставок, но… — он дождался, пока утихнет смех, вызванный старой доброй шуткой, — я могу предложить вот это.

Он положил на стол замысловатое золотое кольцо с крупным рубином. По правде говоря, золото было на самом деле позолоченной бронзой, а основная ценность кольца заключалась в крошечном углублении. Которое можно было открыть особым нажатием и высыпать содержимое в кубок вина. Игрокам, разумеется, не обязательно было об этом знать — в теплом свете свечей кольцо блестело вполне убедительно, и этого было вполне достаточно. Сэм дорожил им, потому что это был давний подарок Каты; в профессиональных целях он его никогда не использовал и только раз в год носил в нем порошок из ивовой коры и ромашки, прекрасное средство от головных болей, которые мучили его весной, когда особенно бурно цвели растения.

Ката, Скалистая Кошка с сапфировыми глазами, обольстительная и смертоносная, как неукротимая черная пантера, в честь которой она дала себе прозвище… Эта кошка издает крик, похожий на женский плач, которым заманивает смельчаков. Ката завлекала мужчин по-другому — но тоже на верную смерть. Ката, прекрасная танцовщица тьмы… Однажды она просто исчезла, и много лет о ней никто ничего не слышал — а потом Бларин узнал, что она поселилась в крошечной горной деревушке, вышла замуж за фермера, растолстела и теперь только и делает, что убирает, готовит и нянчит двух пухленьких малышей. После этого известия Сэм долго не мог успокоиться: отчего-то он чувствовал себя преданым и не мог понять, что произошло — и почему.

«И за это, Миззамир, ты тоже заплатишь», — мысленно пообещал он. Его размышления прервал громкий возглас бородача:

— Великолепная ставка! — Он хлопнул Сэма по плечу. — Ну, приятели, выкладывайте золотишко: будем играть в дартс с вот этим Чернявым.

Вид у Сэма был взволнованно-счастливый: казалось, он безумно доволен, что его приняли в круг игроков. Партия началась.

Игра в дартс была древним развлечением, уходящим корнями в состязания лучников времен короля-волшебника Веру-ранда. Он правил задолго до Победы — и даже задолго до Войны, когда на месте нынешнего Шестиземья была уйма феодов, стремящихся оттяпать друг у друга лучшие угодья. В остальных частях света тогда жили вообще одни варвары. За столетия варианты правил стали настолько разнообразны, что Сэм даже не пытался узнать все: он просто понаблюдал за игрой достаточно долго, чтобы уяснить систему подсчета очков. Каждый начинал с двухсот одного и должен был дойти до нуля. После первого круга Сэм решил, что единственная проблема заключается в том, чтобы действовать достаточно неуклюже и не быть заподозренным раньше времени. Выбирая дротик, он ухитрился уколоть палец, отчего сам вскрикнул, а остальные расхохотались. Посмотрев на мишень, он сощурился и, только дождавшись, пока в глазах не начнет двоиться, сделал первый бросок.

Дротик со звоном ударил по внешнему кольцу мишени, и с основного счета ушло всего лишь пятнадцать очков — очень мило. Сэм виновато улыбнулся. Следующие два броска он сделал так же небрежно, а потом собрал дротики и посмотрел на ставки. Подсчитав золотые теллины, серебряные лунины и медные стеллины, он вздохнул: на столе едва набиралось двадцать золотых. Придется опять заняться показухой. Игра шла своим чередом. Сэм наблюдал, бросал и снова наблюдал, стараясь не раззеваться от скуки. Наконец пришла пора действовать по-настоящему.

Сэм поудобнее перехватил дротик. Он уже знал их особенности: вот этот отклоняется немного влево, у этого наконечник тяжеловат, а вот этот — самый хороший. Ну что ж. Он зажал в пальцах тот, что тянул влево, и взглянул на мишень. Слава богам, рука успела зажить. Пятьдесят пять очков. Можно пощеголять.

Мир сузился до обшарпанной мишени, на которой отчетливо выделялся небольшой кружок с неровной цифрой «2» в середине. Сэм взмахнул рукой. В центре кружка задрожали перья дротика.

Он чуть передвинул взгляд. Шум утих — или по крайней мере Сэм ничего не слышал, хотя чувствовал кожей, как воздух вибрирует от множества голосов. Он нашел глазами крошечную полоску желтого цвета, где счет утраивался, — она была внутри треугольника с цифрой «1». Крошечное пространство — не больше щели между доспехами. Бросок! Бело-голубые перья заслонили мишень. Последний бросок был самый легкий. Сэм даже не помедлил, чтобы прицелиться, а просто метнул дротик чуть посильнее — на всякий случай…

Тюк!

Сэм вышел из транса и огляделся, не забыв изобразить изумление по поводу своего «везения».

— Пятьдесят пять!

Игроки вокруг разразились криками. Под смех и дружные поздравления Сэм смущенно придвинул к себе ставки и положил в кошелек. Бородач поставил перед ним кружку эля. Двое игроков подбежали к мишени и там ахали, поражаясь тому, как глубоко дротик вошел в доску. Сэм неуверенно смотрел на предложенный ему эль.

— Ой, нет, я не могу… — начал было отнекиваться он, но замолчал, поймав на себе непонимающие взгляды. Бородач со смехом сунул кружку ему в руки.

— Пей-пей, Чернявый, это тебе полезно. После того как ты нас обставил, нельзя с нами не выпить!

— Так и быть, — отозвался Сэм, приветственным жестом поднимая кружку, и, мысленно вздохнув, выпил все до дна, чтобы не выходить из образа.

Найдя укромное место, Арси снял со шпаг дорогие эфесы, украшенные драгоценными камнями, а непомерно длинные клинки выбросил в ближайшую мусорную кучу. Остальная добыча свободно разместилась в его многочисленных карманах и мешочках, устроенных так хитроумно, что это граничило с волшебством. Бариганский вор может позволить себе иметь все самое лучшее — как для развлечений, так и для работы. Прочные и удобные потайные кошели были выгодным вложением капитала, так же, как и плащ — такой неприметный и тусклый, что в нем можно войти в кабак вроде этого и остаться незамеченным, даже если все будут смотреть только на него.

Арси не сомневался, что найдет Сэма здесь. Так и случилось. Он держал в руке пустую кружку, а на столе валялось еще несколько. Сэм горячо спорил о чем-то с обладателем курчавой бороды и золотого зуба. На мгновение Арси отвлекся, прикидывая, как можно украсть такой зуб. Сэм, наверное, даже не обратил на него внимания. Но о чем они все-таки спорят?

— Ставлю два теллина, — говорил бородач, — что у тебя не получится.

— Ч-ттыре теллина, — отвечал Сэм, — на то, что плучицца.

Бородач расхохотался и шваркнул четыре теллина на стол. Сэм с трудом поднял голову и взял с соседнего столика дротик. Бородач весело крикнул посетителям и служанке, чтобы те отошли подальше. Не вставая со стула, Сэм повернулся, бросил взгляд на мишень, потом снова повернулся и, мутными глазами глядя на бородача, метнул дротик через плечо. Арси непроизвольно дернул головой, следя за его полетом. Как он и думал, дротик звучно впился прямо в середину мишени. Бородач изумленно присвистнул и отправился за очередной порцией эля, а Сэм тем временем, пьяно щурясь, собирал со стола теллины. Арси неслышно прошел к нему.

— Сэм! — прошипел он.

— Чччего? — отозвался Сэм и, вывернув шею, поглядел на бариганца. — А, это ты. Хочешь сыграть?

12
{"b":"9037","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Невеста напрокат, или Дарованная судьбой
Замуж назло любовнику
Иногда я лгу
Барды Костяной равнины
Литературный мастер-класс. Учитесь у Толстого, Чехова, Диккенса, Хемингуэя и многих других современных и классических авторов
Центральная станция
Большая книга «ленивой мамы»
Текст, который продает товар, услугу или бренд