ЛитМир - Электронная Библиотека

Она сложила руки на груди и обвела своих слушателей многозначительным взглядом.

— А вот Кайлана говорит, что мы исчезнем… — подал голос Арси. Его поддержал Сэм:

— Да, вы, дамы, похоже, обе знаете, о чем говорите, но я никак не пойму, кому из вас верить. Что на самом деле случится?

Покачав головой, Кайлана сказала:

— Хотя наша острозубая спутница кое-что напутала, но, по сути, мы с ней говорим об одном и том же: в мире слишком много света — и слишком мало тьмы, которая бы ему противодействовала.

Голос Валери прозвучал слегка обиженно.

— Если ваши жалкие умишки способны понять это лишь в такой форме, то — да.

— А что до того, каким именно будет конец мира… — продолжала Кайлана. — Наверняка я сказать не могу. Я никогда этого не видела, вряд ли это можно увидеть дважды. — Она повернулась к Валери. — По крайней мере, колдунья, ты рассказала достаточно, чтобы мы могли поинтересоваться, что именно ты собираешься заставить нас сделать.

— Совершенно справедливо, — мрачно проговорила Валери из-под капюшона. — К сожалению, спасти свою шкуру я могу, только если спасу при этом множество бесполезных идиотов, из-за которых заварилась вся каша. Но тут уж ничего не поделаешь. Исключая тебя, друидка, я — единственная из созданий тьмы в этом мире, которая знает, что именно происходит.

— Так что же нам предстоит сделать? — со вздохом спросил Сэм.

— Мне казалось, что это очевидно. Необходимо вновь открыть Врата Тьмы. Для этого нужны составные части Радужного Ключа, которые рассеяны по всему Шестиземью и тщательно спрятаны: шесть Героев о том позаботились. Какие заклинания и ловушки охраняют Ключ, никому не известно. А потом, если мы все-таки его отыщем, нас ждет самая трудная задача… Путь к Лабиринту Снов откроется нам, это я провижу, но что будет дальше… — Валери покачала головой. — Я пойду с вами, потому что, — тут она улыбнулась, — мне почему-то кажется, что добровольно вы не пойдете.

Вечером они устроили лагерь на опушке леса. Здесь начинались безлюдные, заброшенные земли, а следующие поселения лежали в нескольких днях пути к югу. Лошади и олень паслись неподалеку, а участники похода сидели у костра и настороженно наблюдали друг за другом. Все смертельно устали, но никому не хотелось засыпать в такой компании первым.

Кайлана согрела в котелке остатки тушеных овощей, и когда она съела свою порцию, Арси с Сэмом занялись приготовлением белки, которую Арси по пути украдкой подстрелил из самодельной пращи. Взглянув на них с легкой усмешкой, Валери достала из седельной сумки серебряную чашу, налила туда темного вина из бурдючка, добавила несколько кусочков сушеного мяса и, опустив в эту смесь палец, пробормотала какие-то слова. В следующую секунду в чаше уже кипел, распространяя восхитительный аромат, горячий суп. Хищно улыбнувшись Сэму, который вдруг потерял всякий интерес к беличьему мясу, колдунья облизала ноготь и, достав из мешочка на поясе серебряную ложку, принялась за еду. Сэм отвернулся. Арси был озадачен и, поскольку Сэм явно не был настроен на разговоры, решил сам затеять беседу с Валери.

— Эй, как же так: если все источники черной магии уничтожены, почему ты все-таки можешь колдовать? — с живостью спросил он.

Валери холодно посмотрела на него:

— У меня есть свои методы, гном.

Арси пожал плечами:

— Не хочешь — не говори. Вообще-то меня зовут Арси. И я человек, а не гном. — Валери ответила хмурым взглядом. Она сняла плащ и сидела на нем, расстелив его на траве. Пламя костра бросало на нее неровный свет — и Арси не понравилось выражение ее лица. Надеясь отвлечь внимание от своей персоны, он решил представить ей остальных. — А это вот Сэм и Кайлана.

— Сэм? — В голосе Валери прозвучала издевка, губы ее презрительно искривились. — Судя по одежде и повадкам, он наемный убийца — и его зовут Сэмом? Что это за имя для убийцы? Оно больше подходит деревенскому мерину.

Арси всегда старался поддерживать сильную сторону, и к тому же эта мысль его тоже заинтересовала:

— И впрямь, блондинчик, как это тебя угораздило заиметь такое имя?

Кайлана молча следила за этой сценой.

Сэм не обернулся, продолжая разглядывать сумрачный лес, и лишь спустя несколько мгновений ответил:

— Это сокращенное от «Сэмаландер».

Звук собственного имени, отблески пламени на деревьях, жар костра за спиной и потрескивание поленьев бросили его в прошлое.

Дым ест глаза, ослабевшие ноги не слушаются, всюду огонь… В душе смешались скорбь, гнев и боль… Руки скользят, они изранены, в ладонях занозы… Пепел и угли, что-то с треском сломалось и падает, я тоже падаю, качусь и вываливаюсь на обгоревшие доски прямо к черному кожаному сапогу перед моими глазами — а потом все черно… Слышны голоса, мужские голоса, но не страшные: «Ну а это еще что?» — «Похоже, мальчишка…» — «Ему не больше пяти. Выполз прямо из того горящего дома, словно сэмаландр из рождественского очага». — «Гляди: на нем кровь…» — «Только не его. Пошли, маленький сэмаландр, у меня предчувствие, что ты — один из нас…» Чьи-то руки осторожно поднимают его, и сознание снова уходит…

— Вот как? — сказал Арси. — Гм, теперь я понимаю, почему ты предпочитаешь быть Сэмом.

Сэм не ответил. После недолгого молчания Кайлана осторожно спросила:

— Разве ты не хотел сказать «Саламандр»?

— Нет, — твердо возразил Сэм, — Сэмаландер.

На том вечерняя беседа и завершилась. Было еще светло, но ночь приближалась, и каждый чувствовал, как его одолевает дремота. Не утруждая себя объяснениями, Кайлана начертила посохом круг на мягкой траве, негромко проговорила какие-то заклинания, а потом выразительно посмотрела на остальных, свернулась калачиком внутри круга и быстро заснула. Никто не стал просить ее объяснить свои действия или проверять эффективность этого средства защиты. Что касается Валери, то она просто выбрала местечко помягче и улеглась, подстелив под себя толстую черную шкуру. А вот ее ворон, Чернец, наоборот, проснулся. Усевшись на руку хозяйки, он распушил перья, чтобы защититься от ночной прохлады, и негромко защелкал клювом. Сэм готов был поклясться, что птица за ними следит. В надежде завоевать его симпатию он бросил ворону корку хлеба, но Валери его накормила, и Чернец встретил подношение с полнейшим презрением. Сэм плюнул и завернулся в плащ, дав подсознанию команду разбудить его в случае малейшей опасности. Арси притащил себе в качестве постели дуплистый ствол упавшего дерева и забрался в дупло, предварительно убедившись, что там нет ничего более опасного, чем древесные тли и грибы. Он лежал на животе, подперев голову руками, и смотрел на Сэма.

— Парнишка? Ты спишь? — прошептал он через несколько минут.

Валери дышала спокойно и ровно. Сэм открыл один глаз и посмотрел на бариганца:

— Сплю. Чего тебе?

— Кто такие натуане? — тихо спросил бариганец.

Сэм перекатился, чтобы оказаться лицом к нему, и сонно потер глаза.

— Это злобное племя, которое раньше обитало в Подземном царстве, причем на такой глубине, куда даже гномы не забирались. У вас в Бариге, должно быть, о них не слыхали. Кое-кто говорит, что прежде они были эльфами, другие — что в них течет кровь демонов. Натуане совершали набеги на поверхность, захватывая рабов, и тот, кто к ним попадал, уже не возвращался обратно. Пытку они считают видом искусства, а солнечный свет ненавидят. Натуане — могущественные колдуны, но никудышные воины, поэтому они растили в своих подземельях специальных монстров, чтобы те защищали их. А еще они превеликие гурманы. Особенно по вкусу им разумные создания — люди, например, или эльфы. Впрочем, друг друга они тоже едят. Племя натуан было уничтожено много лет назад Зеленым отрядом под командованием сэра Фенвика Тройского. Мне было тогда лет двенадцать. А потом наши ребята нашли одного — он прятался неподалеку от Бисторта, — и гильдия его приютила. То, что я тебе сейчас рассказал, я слышал именно от него. Он тогда говорил еще, что только ему удалось уцелеть. Отряд целый год прочесывал каждое болото, каждый овражек. Мерзкий это был тип, скажу я тебе, почти такой же мерзкий, как эта зубастая. Как мы его только не обучали — ничего не вышло. Характер у него не годился для нашего дела: слишком грязно работал, таланта в нем не было… И дерганый весь какой-то… Сэм замолчал.

16
{"b":"9037","o":1}