ЛитМир - Электронная Библиотека

С позволения Миззамира или без него, он созовет Зеленый отряд, чтобы раз и навсегда покончить с этими сорвавшимися с цепи ублюдками. Принц зашел к своему ближайшему помощнику Таузеру, волшебнику средних способностей, который был старшиной магов отряда. Таузер легко свернул ткань реальности и вместе с Фенвиком перенесся в место, на много миль отстоящее от дворца Миззамира: в Трою, в замок Чистолунья, к Зеленому отряду. Взбежав по винтовой лестнице на вершину сигнальной башни, Фенвик снял с шеи ключ, которым отпирался шкафчик в крошечной комнате для наблюдений. Из шкафчика он достал флаг, развернул его и поднялся через люк на сигнальный помост, к пустому флагштоку.

Скрипя блоком, принц поднял к голубому утреннему небу ярко-зеленый флаг со скрещенными золотыми мечами. И по всему городу люди, носящие этот знак, поднимали головы — и, увидев его, начинали действовать.

Кайлану насторожил приближающийся стук копыт. Ну наконец-то, подумала она, и начала рыться в мешке, ища ткань для перевязки, на случай, если лошади или олень поранились, в панике убегая от дракона. Внезапно она резко вскинула голову. Минутку! Вот легкое постукивание копыт оленя… Но лошадей у них было только три, а сейчас, несомненно, бегут четыре… Кайлана бросила взгляд туда, где стоял вороной жеребец рыцаря, и, убедившись, что он на месте, крепче стиснула посох и заняла оборонительную позицию, одновременно толкнув ногой тех членов отряда, до которых смогла дотянуться.

Юношеский тенорок неуверенно произнес:

— Эй, привет? Есть тут кто-нибудь? Я нашел ваших лошадей… Привет?

Эхо громко отдавалось от скал.

Кайлана выглянула из укрытия. Голос доносился от начала расщелины — а секунду спустя оттуда показались их лошади, послушно идущие в поводу у… Брови Кайланы поползли вверх.

Кентавр! Давненько я их не видела.

Ее олень с недоверчивым видом трусил сзади.

Серый кентавр, который явно очень нервничал, углубился в каньон. Он заметил остатки костра и лошадь рыцаря, спокойно стоящую в стороне, и неуверенно взмахнул хвостом. Оглянувшись, Кайлана увидела, что остальные проснулись и прячутся за тем же выступом, что и она. Сделав им знак не шуметь, она вновь принялась внимательно наблюдать за пришельцем. Кентавр выпустил лошадей и, когда те подошли поприветствовать вороного, отошел в сторону, хлюпая по грязи, оставшейся после сражения с драконом. Сделав несколько шагов, он остановился и недоуменно потыкал грязь копытом. Кайлана стукнула посохом и прошептала заклинание силы. Прежде она заставила камни впитать влагу из воздуха и превратиться в глину, а теперь сделала наоборот.

Робин пронзительно заржал от ужаса, когда мягкая глина, облепившая его копыта, вдруг угрожающе затрещала и начала превращаться в камень. Напрягая мускулы, он сумел высвободить переднюю ногу, но остальные прочно завязли в предательском грунте. Это ловушка! Его поймали в ловушку — а где-то рядом прячутся злодеи, иначе откуда тут взяться ловушке? Он снова попробовал вырваться и тихо взвизгнул от боли, неловко ударив единственным свободным копытом о камень.

— Перестань, иначе поранишься! — резко приказал чей-то голос, и женщина в коричневом балахоне вышла оттуда, где только что была лишь скала необычной формы. Робин инстинктивно отпрянул и едва не переломал себе ноги. Он потянулся к браслету, который дал ему Миззамир…

— Успокойся, кентавр. Если ты не желаешь нам зла, мы тебе ничего плохого не сделаем.

Женщина широко развела руки, показывая, что при ней нет оружия — один только деревянный посох. Собрав остатки мужества, Робин повернулся к ней лицом. «Глаза у нее ярко-серые, — почему-то мелькнула мысль, — того же оттенка, что у листьев дуба».

Внезапно он почувствовал, что бьющая его дрожь стихает: конский инстинкт, призывавший к бегству, отключился. Робин вновь овладел собой и успокоился, стараясь не обращать внимания на каменные оковы. Но он снова чуть не впал в панику, когда из-за той же скалы вышел мужчина, весь закованный в латы, потом еще один, блондин, за ним — маленькая стройная женщина, одетая во все черное, и наконец низенький немолодой человечек в кожаной шапке. Робин снова посмотрел на женщину с посохом.

Клянусь стихом, я действительно их нашел! А это наверняка та друидка, которая бьет людей. Робин встревожился. На их лицах он прочел недвусмысленную угрозу — хотя на самом деле это было всего лишь естественное раздражение людей, которым не дали выспаться.

— Великолепная работа! — восхитилась Валери, обнажая острые зубы в радостной улыбке. — Отлично проделано! Сегодня вечером мы им чудесно позавтракаем. Мясо кентавров — одно из лучших, особенно если взять немного красного вина и…

— Прекрати издеваться, Валери, — укоризненно сказала Кайлана, увидев, что Робин от ужаса закатил глаза и снова принялся рваться из каменных силков. — Не бойся, кентавр, мы не станем тебя есть.

— Красного вина — и чего еще? — заинтересовался Арси, доставая клочок бумаги и кусочек чернильного дерева. Сэм с отвращением уставился на него, и бариганец мгновенно обиделся: — Я же просто шучу! О судьбы! На одной овсянке мы долго не протянем!

Кайлана вновь обратилась к Робину:

— Не обращай на них внимания, кентавр. Лучше скажи, как ты здесь оказался?

Робин сдернул с головы шляпу с плюмажем и прижал ее к сердцу.

— Милостивая госпожа, я — бродячий менестрель и, чтобы усовершенствовать свое искусство, должен запечатлевать в песнях героические события. Но родился я слишком поздно, и все прежние подвиги уже описаны, а новых никто не совершает… Случайно наткнувшись на ваших лошадей, я подумал, что именно так могли бы путешествовать искатели приключений: седельные сумки, полные припасов на долгий срок, и сами лошади, уставшие после дальней дороги. Они привели меня к этому каньону… И если вы действительно ищете подвигов, я хотел бы странствовать с вами и записывать все события, чтобы потом, когда я стану настоящим менестрелем, услаждать своих слушателей новыми песнями. Прошу вас, позвольте мне ехать с вами! Я быстро бегаю и умею сражаться, а на привалах могу развлекать вас музыкой и пением. Взгляните: вот доказательство моей профессии.

Кентавр неловко потянулся к дорожному мешку у себя на холке и извлек оттуда изящную семнадцатиструнную арфу, сделанную из златодерева. Подставку украшало резное изображение дельфина, а бока были отполированы от долгого пользования. Он быстро наиграл нехитрую мелодию и выжидательно посмотрел на злодеев. Злодеи переглянулись.

— Извини, но мы должны посоветоваться, — дружелюбно сказал Сэм. — Никуда не уходи, — добавил он, когда все направились к скале, откуда их нельзя было услышать.

— Не уйду, — пробурчал Робин, глядя на свои скованные копыта.

Пятеро путешественников образовали неровный кружок.

— Он — слабак, — заявил Арси.

— Кто бы говорил! — фыркнула Валери.

— Его слова правдивы, хотя, по-моему, он чего-то недоговаривает, — сказала Кайлана. Валери кивнула.

— И он — не жертва светомыслия Миззамира. При этом происходит характерное видоизменение ауры, которого я не наблюдаю, — добавила она.

— С ним будет уйма хлопот, если мы попадем туда, где не смогут пройти лошади, — предостерег Сэм.

— Кентавры достаточно ловкие, — заметила Кайлана. — Он может пройти везде, где пройдет мул или осел.

— Он будет слишком много есть, — пробурчал Арси.

— Нет. Разве ты не заметил, воришка? У него с собой торбы с овсом, — парировал Сэм.

— Ну да, заметил. И все равно он будет слишком много жрать.

— Зато мы могли бы съесть его.

— Нет, Валери.

— Сочинять баллады о нас? Не уверена, что мне по душе такая мысль, — сказала колдунья.

— Как ты думаешь, он знает, кто мы? — спросил Арси. Кайлана посмотрела на кентавра, который царапал камень свободной ногой.

— Если не знает, то рано или поздно догадается.

— И что тогда?

— Тогда мы его потеряем, — пожал плечами Сэм.

— Он большой. И неловкий, — не унимался Арси.

23
{"b":"9037","o":1}