ЛитМир - Электронная Библиотека

— Ну что там еще, гном? — нетерпеливо рявкнула колдунья. Она злилась с первой же минуты, как они вошли в город: атмосфера радостного ожидания действовала ей на нервы.

Арси нахмурился:

— Нечто вроде объявления «требуется молодой надежный помощник», Ви.

— Валери! — поправила колдунья, гневно сверкнув глазами, но Сэм и остальные понимали, что скорее всего так ей отныне и зваться: без амулета она не может настаивать на своем.

Кайлана, которая в принципе не любила города, тоже была встревожена. Учитывая цвет их одежд, а также наличие в отряде странного рыцаря и кентавра, отряд привлекал немало внимания. А если вспомнить, что на двоих в Двасе объявлен розыск в связи с покушением на жизнь волшебника… Наверное, им лучше держаться в тени. Так она и сказала Арси.

— Согласен, — моментально ответил тот. — И пожалуй, я знаю, где можно найти убежище и союзника. Идите за мной.

Арси быстро пошел по улице, время от времени останавливаясь у воровских знаков. Видимо, то, о чем они говорили, ему не нравилось, потому что он все больше и больше хмурился.

Потянулись рыбацкие кварталы. Сэм обратил внимание на знакомую вывеску: «Пенный Бобр». И сразу же вспомнил таверну в Бисторте, с которой все это началось. На вывеске был изображен мохнатый морской бобр, которые когда-то в изобилии водились на этом побережье: он плыл на спине среди волн, держа на груди полную кружку эля, и усы у него были покрыты пеной. Сэм показал на вывеску Арси, который только молча кивнул. Почему-то в Шестиземье тавернам часто давали такое название. Наверняка свой «Бобр» имелся и в Мертензии.

Наконец в узком переулочке Арси отыскал маленькую дверь, полускрытую рыбацкими сетями, увешанными дохлыми морскими звездами Нагретый солнцем воздух остро пах рыбой, пылью и канализацией. Арси негромко выбил по дереву замысловатую дробь, заработав при этом с десяток заноз. Секунду спустя он повторил стук — и дверь, стремительно распахнувшись, впустила их в дом.

Хозяйкой оказалась молодая женщина, одетая в пышные разноцветные юбки, словно цыганка, и темно-синюю тунику, обычную для жителей Дваса. Поверх туники на ней был туго затянут коричневый кожаный корсаж. Русые волосы, светлее даже, чем у Сэма, мягкими волнами обрамляли лицо, на котором блестели ярко-голубые глаза. Женщина радостно протянула руку Арси.

— Мистер Макрори! — воскликнула она. — Как приятно увидеть дружеское лицо — после стольких-то лет!

— Макрори? — изумленно переспросил Сэм. Арси кинул на него возмущенный взгляд:

— Абсолютно нормальная фамилия. Мой папаша — весьма респектабельный гражданин у себя на родине. Кими, этого невежду зовут Сэм, а дам — Ви… — Колдунья только выразительно завращала аметистовыми глазами, но ничего не сказала, — …и Кайлана. Рыцаря, что стоит у двери, мы зовем Черной Меткой, а имя кентавра — Робин. Приятели, это — Кими, которая была подающей большие надежды ученицей в моей гильдии, пока не сбежала сюда с каким-то шалопаем из уличной шайки. Что с ним случилось, кстати?

— Пять лет назад прирезали Акулы, — со вздохом ответила Кими. — Такое впечатление, что мир свихнулся. Шайки в одночасье растворились, а их вожаки таинственно исчезли. Конечно, все сразу же передрались, а когда дым рассеялся, оказалось, что осталась одна только я. Работать теперь, правда, не в пример легче, но я надеялась собрать новую шайку… Потому и оставила знак. Ты со своими друзьями не хочешь присоединиться? Конечно, на правах старшего… как-никак глава гильдии…

— Нет, Кими, мы здесь не за этим…

Арси осмотрелся, и его взгляд упал на кентавра. Бариганец по-прежнему не доверяет менестрелю. Пока Кими суетилась, освобождая места, чтобы усадить гостей, он поманил кентавра к себе.

— Робин, — сказал Арси, задрав голову, — сделай нам всем одолжение: посторожи снаружи, хорошо? Вот и умница, — добавил он, мягко, но решительно подталкивая кентавра к двери. Робин весил порядочно, но силой не отличался: сложением он напоминал скорее изящных и стремительных лошадей пустынь Шадрезара, чем тройских тяжеловозов. Кентавр едва успел начать протестовать, как оказался на улице, и дверь решительно захлопнулась перед самым его носом.

— Зачем это было нужно, северянин? — спросила Кайлана, когда Арси, тщательно заперев дверь, вновь повернулся к ним.

Почесав в затылке, вор ответил:

— Назови это чутьем, если хочешь. Ну что ж… Ви и Кайлана — вы объясните Кими, что нас сюда привело? По правде говоря, сам я боюсь запутаться во всех этих ключах, порталах и прочем.

Пока женщины занимались разъяснениями, Арси устроился поудобнее и раскурил трубку, набив ее из кисета, который нашел на столике. Кими сама не курила, но обожала всяческие отвлекающие трюки — и в этом смысле табак мог найти множество применений. Черная Метка остался стоять в углу, похожий на пустые латы и очень нелепый в тесной комнатенке, заваленной барахлом и пропахшей копотью, сладким перцем и плесенью. На мгновение Арси показалось, что Сэм исчез, но в следующую секунду он его увидел — как тень другого оттенка, чем остальные. Убийца рассматривал большой растрескавшийся сосуд со странным округлым дном, пристроенный на ненадежной пирамиде из ящиков.

Оказавшись на улице, Робин облегченно вздохнул и задумчиво подергал своим тщательно ухоженным хвостом. Он был рад выбраться из этого тесного воровского притона, оказаться подальше от пристальных взглядов злодеев. Пришло время для давно откладываемого доклада. Он закатал широкий белый рукав, под которым оказался серебряный браслет с тонкой филигранью и двумя матовыми камнями, выданный Миззамиром. Прижав камни большим и указательным пальцами, Робин закрыл глаза, приготовившись к переносу. В следующее мгновение ему почудилось, будто земля под копытами начала извиваться, потом он испытал короткое ускорение и почувствовал запах кедра, который моментально сменился ароматом лаванды. Открыв глаза, он увидел перед собой сидящего за столом Миззамира.

— О, Робин из Эвенсдейла! Я уже начал беспокоиться. Как поживаете?

— Несладко, ваше великолепие, — пролепетал Робин, поспешно срывая с головы шляпу в знак почтения. Он подробно пересказал магу все, что произошло, включая таинственное посещение отрядом пещеры Безумного Божка и воровского притона в Талеранде. Миззамир внимательно слушал, барабаня пальцами по стопке книг на столе. В ярких лучах, врывавшихся в окна, пылинки сверкали, словно крошечные солнца.

— Интересно, — проговорил Миззамир, когда кентавр закончил рассказ. — Великолепный доклад: из вас выйдет замечательный менестрель. Мы очень удачно выбрали своего агента. — Робин густо покраснел, потупился и начал смущенно скрести копытами пол. Миззамир улыбнулся, но тут же вновь стал серьезным. — Гм… Может показаться… Нет, исключено, чтобы они могли иметь такое намерение. Побудьте немного в замке, Робин, отдохните. Вернетесь к вашим злодеям завтра.

Слуги покажут вам свободную спальню… Ваша аура говорит об усталости.

Волшебник улыбнулся и позвонил в колокольчик. Робина отвели в небольшую комнату с низкой кроватью, предназначенной специально для кентавров. Там он зевнул, свернулся на матрасе и заснул прежде, чем последние пряди его пышного хвоста успели опуститься.

В Талеранде Кими и Арси склонились над пергаментом, где угловато-стремительным почерком колдуньи была записана песенка Безумного Божка. Пока воровка ходила на промысел, остальные успели поужинать и даже немного вздремнуть, а ближе к вечеру начали строить планы. Ви заглядывала им через плечо, а ее ворон скакал по комнате, с негромким карканьем ловя пауков и зазевавшихся мышат. Увидев, как он подобрал вязальную спицу, чтобы извлечь спрятавшегося в щель жучка, Сэм подумал, что Чернец слишком умен для птицы. Да и в карканье его было что-то почти человеческое. Поймав взгляд Сэма, ворон подмигнул ему и слопал жучка с отвратительным тихим хрустом. Кайлана подошла поближе и, бросив взгляд на чашу, которую рассматривал Сэм, пробормотала:

27
{"b":"9037","o":1}