ЛитМир - Электронная Библиотека

— Скорлупа от яйца драконида.

Кими задумчиво покусала веточку чернильного дерева, которым делала записи.

— «Там, где они впервые повстречались», — это, конечно же, Талеранд. Встретились, стало быть, Герои. Дальше… «Где по ночам пираты собирались»… Ночи… Пираты… Надо подумать… Никакой таверны с подходящим названием я не знаю. Но провалиться мне на месте, если все эти загадки не имеют какого-то отношения к Героям…

— А что, здесь бывали пираты? — спросил Арси. — Тогда, может, Герои…

— Точно! — воскликнула Кими, — Конечно, именно так! Мистер Макрори, я иду с вами. Вернем мир к тому, что было, когда мы могли делать все, что хотели. Честно сказать, я не вижу, чтобы миру грозила какая-то вспышка, но если есть шанс вернуть старые добрые времена, то я — за. И я точно знаю, где коротали ночи пираты.

Быстро сменив свои юбки на удобные бриджи и куртку, Кими вооружилась шпагой и несколькими кинжалами, и, прихватив с собой несколько фонарей, отряд двинулся по темному коридору — запасному выходу из жилища воровки. Кими и Арси шли впереди, за ними — Валери, Сэм и Кайлана, а замыкал шествие Черная Метка, скрючившись, чтобы не задевать головой о низкие потолки. На ходу Кими объясняла:

— До того как началась Война, в Талеранд частенько наведывались пираты и контрабандисты, и первое, что решили сделать Герои, — это покончить с ними. Пиратская база располагалась в катакомбах под канализационной системой, и Герои просто-напросто их затопили. Большая часть туннелей обвалилась, но некоторые остались. Те, кто вступал в нашу шайку, в качестве посвящения должны были провести в катакомбах ночь. Считалось, что там водятся привидения.

— А ты кого-нибудь видела? — поинтересовался Арси.

Привидения всегда внушали ему живейший интерес, особенно их умение проходить сквозь стены. Очень полезно было бы этому научиться. Кими отрицательно покачала головой.

— Вряд ли это были привидения, — заметила Валери. В полумраке ее фиолетовые глаза казались совсем черными. — Неумершим требуется негативная энергия, а ее в последнее время почти нигде не осталось.

Отряд уходил все глубже в туннели. Воздух стал холоднее и воняло канализацией. Кими вела их в обход основных труб и стоков, но вскоре им пришлось погасить фонари, потому что, как она объяснила, газы, которые скапливались там, могли взорваться. Впрочем, теперь путь освещала фосфоресцирующая плесень на стенах и потолке. Под ногами чавкала вонючая грязь. Спустя некоторое время они притерпелись к вони и почти перестали ее замечать — одна только Валери по-прежнему брезгливо прикрывала нос и рот краем плаща.

— А вот насчет текучей лестницы… — Кими покачала головой. — О такой я даже не слышала. Ну, ничего — придем на место, авось чего-нибудь найдем.

Катакомбы постепенно менялись: среди гниющих опор начали попадаться кучи мусора — следы человека, туннели стали больше похожи на коридоры, а иногда встречались даже полуобрушившиеся комнаты, кишмя кишевшие крысами. Кими быстро и бесшумно шла по переходам, негромко ведя отсчет перекресткам. Иногда она ошибалась, и им приходилось возвращаться, но тем не менее оставалось только удивляться тому, как хорошо она находит дорогу. Кайлана обратила внимание, что у них с Арси одинаковая походка: осторожная и одновременно легкая и грациозная, что было особенно удивительно в толстеньком и неуклюжем на вид бариганце. Сэм двигался похоже, только в его походке была странная плавность, непредсказуемость и какая-то хищность. Не останавливаясь, Кими крикнула через плечо:

— Мы уже почти на месте. Смотрите внимательнее!

Они дважды обошли лабиринт каморок и коридоров, из которых состоял бывший притон пиратов, но так ничего и не увидели. Наконец они остановились передохнуть.

— Никаких лестниц — ни текучих, ни простых, — заметил Сэм, стряхивая с сапог крошки табака.

— Ты хочешь сказать, что мы прошли через эту вонь впустую? — с отвращением зарычала Валери. Черная Метка прислонился к стене, а Кайлана со вздохом нагнулась погладить крысенка, который вылез из норы обнюхать ее сандалии. Кими осмотрелась, а Арси снял шапку и задумчиво почесал затылок.

— Текучая лестница… Погодите-ка: Кими, когда прилив выше всего?

— Приблизительно около четырех. А что?

— А сейчас сколько времени?

— Скоро четыре, — сказал Сэм из полутьмы. — Я бы сказал — половина четвертого.

У него было прекрасно развито чувство времени.

— Тогда подождем, — сказал Арси. — Просто посидим здесь и подождем.

Они погрузились в ожидание. Кайлана угощала крысенка крошками хлеба, Арси, несмотря на все предостережения насчет взрывоопасных газов, закурил, Валери чертила ногтем на лишайнике какие-то знаки, а Черная Метка неподвижно стоял у стены. Сэм решил завязать разговор с Кими.

— Кайлана говорит, у тебя в комнате кусок скорлупы от яйца драконида, — начал он. — Я такого в жизни не видел. Как он к тебе попал?

Кими со вздохом достала кинжал (Сэм машинально отметил, что она — левша, а оружие у нее в довольно плохом состоянии) и начала рассеянно сковыривать кусочки мха с пола.

— Это долгая история… Но, поскольку делать все равно нечего, я могу рассказать. Пару лет тому назад сижу я как-то в таверне и слышу, как несколько человек говорят, что собираются убить драконида. Он жил на островке, который видно из порта. Каждый рыбак знал, что нельзя подплывать к острову ближе, чем корпусов на пятьдесят, — иначе несдобровать. Впрочем, никому это особенно не мешало, потому что на рыбные промыслы и морские пути можно было выйти и не приближаясь к этому островку. Кое-кто даже верил, что увидеть драконида — к удаче. Конечно, если ты достаточно от него далеко.

— Да уж, это непременное условие, — с улыбкой отозвался Сэм.

Кими кивнула.

— Но те люди прожужжали горожанам все уши насчет того, что только трусы боятся сразиться с драконидом, стали соблазнять их удачными рыбалками и несметными сокровищами, которые тот будто бы тащит с погибших кораблей и прячет на своем острове… В конце концов один рыбак согласился отвезти их туда с условием, что, когда драконида убьют, ему достанется часть сокровищ. Так вот, слушаю я все это и думаю про себя: «Сокровища — они и мне бы не помешали». Нашла я баркас того рыбака и, когда они отправились в путь, поплыла с ними — в трюме, который им следовало бы запереть. Кстати, тебе не нужно несколько фунтов элджерита?

— Нет, извини… Я и готовить-то не умею. Спроси лучше вон ту злюку с вороном.

— Я так и думала, что не нужно. Ты ведь убийца, да? — осторожно спросила Кими. Сэм кивнул:

— Но ты не волнуйся. Мы… Я не настолько ненормальный, как люди болтают.

— Я и хотела сказать, что с виду ты такой же, как все, — не считая того, что ввязался в этот ваш странный поход. Да, так на чем я остановилась?

— На трюме с элджеритом.

— Угу. В общем, вышел баркас на отмель, люди — все в доспехах — в воду, и я за ними. Еще не рассветало, луны нет… Выходим на берег. Они идут в глубь острова, болтают что-то про помет и логово, а я тихонько крадусь следом. Небо начало чуть сереть, когда мы добрались до высокой скалы, а на ней — уступ такой и там что-то вроде ямы. Я ничего еще толком не вижу, а мужчины уже ликуют. И в воздухе странный такой запах… Ну, одним словом, полезли мы… Скала-то неровная, так что лезть не трудно — но высоко. Наверное, дракониду, чтобы взлететь, надо было откуда-то спрыгнуть. Короче, подобрались мы совсем уже близко и, когда над горизонтом встало солнце, увидели его. Он свернулся у входа в свою пещеру — блестящий, черный с синевой, как жук, весь в маленьких чешуйках, вот таких… — Кими показала пальцами кружок примерно вдвое больше теллина. — Мужчины — за оружие, а я вовсю пялюсь на драконида. Даже про сокровища забыла. Он казался таким… невероятным, что ли. Но в эту минуту ветер переменился и подул на драконида.

Он проснулся и зашипел, словно громадная змея. Потом говорили, что в нем было всего двадцать три фута, не считая хвоста, — но тогда мне показалось, будто эта громада черной чешуи, шипов и крыльев раскручивается просто бесконечно. А такого яростного и злобного шипения я в жизни не слышала. Я перепугалась смертельно, но все же подумала — как же, провалиться мне на месте, красива эта тварь. Мужчины думали, что драконид взлетит, но он не взлетал… Он просто застыл, расправив крылья и костистый гребень, словно готовая к прыжку кобра. Глаза у него были оранжевые. Поначалу мне показалось, что у него нет ног, но потом я их увидела под свернутым туловищем. У него была только одна пара ног, как у птицы. Я подумала: ему страшно. Он хочет, чтобы мы ушли — просто ушли и оставили его в покое. Мужчины ждали, что он на них бросится, а он продолжал сидеть, шипя и раскачиваясь. Один раз он на них плюнул каким-то желтоватым облачком — наверное, ядом, — но они были слишком далеко. Посовещавшись, мужчины приготовили луки и арбалеты и принялись стрелять. Надо сказать, стрелки они оказались меткие, и скоро драконид превратился в подушечку для иголок: некоторые стрелы отскакивали от чешуи, но большая часть застряла у него в шее и крыльях. Драконид зашипел — почти закричал, — попятился, а потом бросился вперед и снова плюнул. Мужчины увернулись и снова начали стрелять. Драконид метался, пытаясь одновременно и защитить свое логово, и напасть на них… И вот тогда он меня увидел. Я пряталась чуть выше мужчин, за большим камнем, и смотрела… И вдруг он встретился взглядом со мной… — Кими помолчала. — Не хотела бы я еще раз заглянуть в такие глаза. Эта тварь была такая злая, такая черная… И в то же время гордости и силы воли у нее было хоть отбавляй… — Кими вздрогнула, и Сэм сочувственно покивал. Она продолжала: — Тут еще одна стрела вонзилась ему в горло, и когда он снова попробовал плюнуть ядом, то выплюнул одну только кровь. Тогда они бросились на него, размахивая мечами и топорами, а драконид грудью заслонил вход в свое логовище. Все смешалось: крики, брызги крови, шипение… А я подползла поближе, посмотреть, где же сокровище. И вдруг посреди сражения драконид поднял голову и снова посмотрел на меня, заглянув мне в самую душу. А потом он повернулся и попытался взлететь: подпрыгнул в воздух… Но в этот момент кто-то всадил ему в плечо громадный меч, и драконид упал со скалы, увлекая за собой противников, а те кричали и сыпали проклятиями. Потом те, кто остался на скале, с торжествующими воплями побежали вниз: помогать своим товарищам добивать животное. Я, конечно, бросилась в пещеру. Там должно было оказаться потрясающее сокровище: не зря же драконид так отчаянно ее защищал! Но логово оказалась небольшой впадиной с выстеленным пальмовыми листьями дном. А сокровище… Да, там были всякие побрякушки: кусочки медной корабельной обшивки, бутылки, кристаллы кварца, несколько осколков зеркала… Блестящие вещи. А среди этого мусора лежало яйцо.

28
{"b":"9037","o":1}