ЛитМир - Электронная Библиотека

Арси мешало лазить по стенам не только обостренное чувство собственного достоинства… Ему часто не хватало роста, чтобы дотянуться до следующей точки опоры, да и сложение у него было неподходящее, плотное чересчур. Но, хотя сейчас лучше Сэма никто не умел карабкаться по стенам, в свое время в воровской гильдии были специалисты не хуже. Арси без особого труда добрался до конца кладки и увидел свисающую сверху веревку. Здесь начинался сплошной гладкий камень, и ему пришлось глубоко вогнать кошачий коготь, чтобы перенести на него весь вес своего тела… Повиснув на крюке, Арси протянул руку к веревке… и тут же отдернул.

Кими!

Что-то неуловимое в выражении лица дикобрата, изображенного на стене внизу, заставило его усомниться в надежности столь кстати подвернувшейся веревки. Используя в качестве костылей запасной набор отмычек и напрягая все мускулы, Арси вскарабкался по гладкой стене и обнаружил потайной механизм, скрытый на самом верху. Со вздохом облегчения он, пригнувшись, включил его и, когда стрела, выпущенная из арбалета с противоположной стены, звякнула о камень у самого его уха, открыл задвижку и ввалился в коридор, ведущий в недра скалы.

Он немного посидел на пороге, переводя дух, а потом достал свечу, зажег ее с помощью огнива и посветил туда, откуда свисала веревка.

Она была привязана к огромному камню, который держался весьма неустойчиво: стоило потянуть посильнее — и веревка вместе с тем, кто пытался по ней лезть, упала бы вниз. Видимо, ловушка автоматически перезаряжалась после каждого срабатывания. Арси невольно поежился, представив себя придавленным этим булыжником. Удивительно, как это Кими не расплющило в лепешку!

— После такого хочется бежать, не останавливаясь, аж до самой Бариги, — пробормотал Арси. — Довольно-таки подло с твоей стороны, Джаспер, — добавил он и, повернувшись, пошел по коридору, по пути отключая капканы и ловушки в полу, стенах и потолке. Они были достаточно хитроумные, но Арси на подобных устройствах собаку съел, еще будучи подмастерьем.

Дойдя до конца коридора, он оказался перед небольшой дверью. Дверь была заперта на совесть: железа, бронзы и стали в ней было больше, чем дерева. К двери была пришпилена еще одна записка, гласящая:

Сюда — но держи ушки на макушке.

— Что за дурь, — фыркнул Арси, — Мои ушки всегда на макушке.

Он занялся открыванием двери. Там были врезные замки, висячие замки, цифровые замки, а также несколько потайных скважин и скрытых панелей. «Такую бы дверцу — да в мою гильдию, обучать подмастерьев!» — думал Арси, нейтрализуя пружинные ловушки быстросхватывающимся клеем. Потом он ликвидировал парочку труднодоступных стопоров несколькими каплями крепкой кислоты и принялся орудовать отмычками и крючками.

Наконец последний замок со щелканьем открылся, и он с превеликой осторожностью вошел в маленькую комнату. В центре ее на подставке лежал оранжевый кристалл, размером и формой напоминавший апельсиновую дольку, только абсолютно прозрачный и гладкий.

Обследовав подставку на предмет ловушек, Арси с помощью металлического прута отключил реагирующую на давление пластину у ее основания и, дождавшись щелчка, снял камень с подушечки. И в этот момент его уши уловили какой-то чуть слышный звук. Глухой рокот, идущий…

Он бросился на пол ничком, и над самой его головой просвистел огромный каменный блок, с бешеной скоростью запущенный мощной пружиной. Блок с оглушительным грохотом врезался в противоположную стену, превратив ее в груду обломков, и Арси, весь дрожа, поднялся на ноги. На голове у него явно чего-то не хватало. Замирая от ужаса, он нерешительно поднял руку, похлопал себя по волосам и осмотрелся. Краешек его кожаной шапки торчал из-под обломков. За разбитой стеной открывался коридор — может быть, выход? Арси задержался на минуту, чтобы вытащить шапку и надеть ее на голову, а потом осторожно двинулся по коридору.

Это оказался узенький туннель, каменная трубка, в конце которой смутно маячил свет. Арси пополз по нему на четвереньках, но туннель становился все уже, и в конце концов ему пришлось, пятясь, словно рак, выбираться обратно. Сравнив на глаз ширину прохода с диаметром собственной талии, Арси надолго задумался.

Что же, трясучка его побери, делать? Ждать тут, пока не похудеешь, а мир тем временем исчезнет в ослепительной, вспышке? Или… Ага! Как верно предполагал Сэм, тучность бариганца в основном определялась добычей и инструментами, спрятанными во внутренних карманах. Может, если выкинуть все барахло, кроме одежды, удастся протиснуться? Вот как раз и подходящая ниша для лишних вещей, очень кстати оказавшаяся в стене туннеля…

Арси вновь погрузился в раздумья. Все-таки, что ни говори, это ужасно несправедливо. Он прикинул, сколько времени уйдет на то, чтобы похудеть до нужных размеров, — и не помрет ли он раньше времени с голоду. Тошнота уже прошла, и теперь пустой желудок требовательно бурчал. Он собирал свое имущество долгие годы — и что же, отдать все в одночасье за какой-то камешек? Нет уж, дудки!

Может, попробовать спасти основное, пожертвовав малым? Он снял с запястья «утреннюю звезду» и положил в нишу, Потом туда же отправился его плащ и кинжал Сэма, обагренный кровью хрюна. Он снова попытался протиснуться через туннель, едва не застрял в нем навеки и с трудом вылез обратно. Пришлось еще раз осмотреть кошельки и карманы.

После тяжелой внутренней борьбы Арси избавился от пращи, кошеля со всякими разностями и пустого меха из-под воды.

Еще немного подумав, он расстался с запасами еды, курительными принадлежностями и еще парой кошелей. Теперь при нем остались только кошельки с деньгами, воровские инструменты, полбурдюка с отборнейшим бариганским самогоном и цитрин. Арси предпринял третью попытку, но и она окончилась неудачей.

— Вот чертовщина! — пробормотал он себе под нос и, вздохнув, прибавил к скопившейся в нише куче бурдючок, кошели, отмычки, отстегивающиеся карманы и множество других приспособлений, сокровищ и мелочей. Потом, с сожалением покачав головой, он взял камень в руку и полез в туннель, проталкивая себя свободной рукой и ногами.

Его товарищи, в нетерпении расхаживавшие по комнате, изумленно обернулись на шум. Мозаика ярко вспыхнула, и оттуда выпал заметно похудевший Арси.

— Ну вот! — раздраженно объявил он, поднимая над головой оранжевый камень. — Никаких магических сокровищ, один только этот дурацкий булыжник! А я потерял все свои шмотки!

— Это не дурацкий булыжник, кретин! — одернула его Валери. — Это — Часть Ключа!

Сэм с Кайланой переглянулись, а Черная Метка беззвучно зааплодировал бариганцу, потрясенно разглядывавшему Часть.

В это мгновение мозаика снова вспыхнула, и в ней возникло отверстие. Арси с радостным воплем бросился туда: в отверстии, целые и невредимые, лежали все его вещи.

— Ух ты! Я знал, что этот дикобрат — настоящий Герой и не станет отнимать у собрата-вора последнее имущество, — самодовольно сказал он Сэму. — Он был хороший парень, этот Дуркоум.

Арси схватился за кошели — и тут же стремительно отдернул руки: сверху с лязгом упало острое, как бритва, стальное лезвие.

Выпучив глаза, Арси уставился на свои руки: кожа с суставов была аккуратно срезана до самой кости.

— Ах ты подлый подонок! — прошептал Арси. — Да, видать, порядочных воров не бывает!

Тут его схватила боль, и он весь скорчился.

— Кайлана сейчас тебя вылечит, — сказал Сэм. Арси в ответ только слабо кивнул и дрожащими окровавленными пальцами отодвинул в сторону гильотинку, чтобы достать из ниши свои вещи.

— Ей было не все равно. Она пыталась. Кровь драконидов ее не забудет. Пусть солнце согревает тебя, пусть лунный свет станет тебе дорожкой, пусть ветер помогает тебе идти. Смелость огня, свобода воздуха, сила земли и бессмертие воды да пребудут с тобой.

Кайлана бережно положила скорлупу от яйца драконида рядом с Кими, лежащей на прибрежной скале со скрещенными на груди руками. Над ней стонали чайки. Вперед вышел Сэм.

31
{"b":"9037","o":1}