ЛитМир - Электронная Библиотека

— А у него это здорово получается, — негромко заметил Сэм, обращаясь к Арси. Бариганец в ответ глубокомысленно кивнул и наклонился поближе к убийце.

— Сэмми, — тихо сказал он, — знаешь, насчет этих самых Испытаний…

Время от времени Валери отправляла Чернеца в небо, чтобы не потерять направление. В сгустившейся темноте они выехали из чащи на небольшую поляну — и оказались перед целью своего путешествия.

Громадина, возвышающаяся в центре круглой лужайки, могла быть только Фа-халли, и ничем иным. Чудовищно широкий ствол, который не смогли бы обхватить даже десять мужчин, изборожденная вековыми морщинами кора, напоминающая в свете луны засохшую кровь… Могучая крона терялась в небесах, а на ветвях торчали щетинистые пучки плоских игл, совершенно не похожих ни на какие другие листья. Злодеи как по команде задрали головы, пытаясь на взгляд определить высоту дерева. Арси для этого понадобилось коснуться макушкой задней луки седла. На фоне темного неба далекая вершина казалась черным копьем, готовым пронзить луну. Кайлана пришла в себя первой.

— Ну что ж, это, несомненно, оно. Осталось только найти Испытание.

Валери вытянула перед собой руку и сосредоточилась. К ее растопыренным пальцам начали стекаться зеленые и голубые искры, которые с негромким звуком взрывались у кончиков черных ногтей.

— Мощная магия, — сообщила колдунья. — Как и в тот раз. Только теперь я чувствую еще помехи от самого дерева.

— Робин! — жизнерадостно окликнул Арси кентавра. Обернувшись, менестрель увидел, что бариганец, широко улыбаясь, манит его к себе. Любознательно навострив уши, кентавр потрусил к нему.

— Сдается мне, девочки долго еще будут возиться, — доверительным тоном сказал бариганец кентавру, слезая с Пудика. — Пока мы тут ждем, почему бы не устроиться поудобнее. Сэм! Черная Метка! — крикнул он. — Дорога была длинная. Давайте-ка отдохнем, освежимся и дадим нашему другу-менестрелю случай похвастать своими талантами!

Не понимая, к чему клонит Арси, Сэм тем не менее охотно спешился и привязал коня. Черная Метка последовал его примеру, а Арси пока начал выяснять репертуар Робина.

— Арси, а может все-таки не стоит здесь очень шуметь? — спросил Сэм, озираясь. — Все же это леса Фенвика…

— Ха! Подумаешь, Фенвик! — Арси презрительно махнул бурдюком, который достал из седельной сумки, и особенным образом подмигнул Сэму. Это был старинный знак, означающий: «Я-тут-кое-что-задумал-а-ты-мне-подыграй». — Фенвик двумя руками собственной задницы не найдет.

Фенвик не питал склонности к ночным переходам, но если необходимо… Принц хорошо знал, на что способны его люди: марш-бросок — короткий отдых — и новый марш-бросок. И когда перед ними раскинулся Глинский лес, у них даже нашлись силы на радостные крики.

— Мелодию, менестрель, мелодию! — настаивал Арси. — Сыграй нам… Ну… Знаешь «Джек и дриада»?

Он вытащил свою трубочку и принялся ее набивать. Все четверо удобно устроились на краю поляны. Покраснев от волнения, кентавр достал свою арфу. При первых аккордах Валери и Кайлана, все еще обсуждающие предстоящее Испытание, обернулись. Валери нахмурилась.

— Что там еще затеяли эти любители солнечного света? — пробормотала она.

Кайлана покачала головой:

— Нет времени ими заниматься. Надо найти вход в Испытание — если оно действительно скрыто в этом дереве. «Земли коснись верхушкой в месте том». Но в каком именно? «Героев след ищи»…

— Надо полагать, это он. — Валери указала на небольшую мраморную плиту, утопленную в мох у подножия дерева. Они подошли поближе и под звуки непристойной песенки, которую хором завели кентавр, Сэм и Арси, прочли:

— «Здесь в Первый год Победы и Торжества Света владыка эльфов Тиратиллейс Паллиндартинар Фаллиннамир… — Кайлана несколько раз запнулась на звучном имени эльфа, — передал свои земли в руки великого Героя Фен-Аларана, чему вечным свидетелем стал Стражник Крови, древнее дерево духов, Фа-халли. И да чтут благоговейно эту священную рощу все потомки человека в Трое».

— Священные рощи — разве это не по вашей части, друидка?

Кайлана нахмурилась:

— И да, и нет. С исчезновением друидов стало некому выполнять их обряды. Поклоняясь деревьям, эльфы не понимали их — и не знали, что почитают сами деревья. Конечно, им был известен Танец Жизни, но они предпочитали Свет, а не Равновесие. Впрочем, сейчас в мире нет даже эльфов, а загадку решить все-таки надо. Прикоснуться вершиной к земле…

— Эта работа как раз для тебя. Согни-ка это дерево — и побыстрее.

Было слышно, как на краю поляны Арси расточает комплименты мастерству менестреля и потчует его «напитком, который промочит твое золотое горлышко, паренек». Потом раздался кашель кентавра, и довольный голос бариганца произнес:

— Я же говорил, отличная штука! Лучший бариганский самогон, чтоб мне лопнуть! Выпей еще, вторая легче пойдет.

Кайлана снова посмотрела вверх, на бесконечный ствол, уходящий к небу. Мраморная доска была установлена у самых корней. Конечно, ее власть над растениями велика, но уговорить такого гиганта сложиться вдвое… Древесина наверняка начнет лопаться… Решительно сдвинув брови, она погрузила посох в мягкую почву и, когда он уперся в дрожащие корни, закрыла глаза и сосредоточилась.

На лбу у нее выступили капли пота, но Кайлана ничего не замечала: ее мысль погрузилась в корни и начала сражаться с деревом. Сначала она пыталась уговорить его, но Фа-халли просто не обратил на нее внимания: течение его древних мыслей было слишком медлительно даже для методичной магии друидов. И кроме того, оно было слишком… слишком эльфским. Аура Фа-халли отличалась от ауры любого известного Кайлане растения. Это дерево не принадлежало Шестиземью — а, может, и вообще этому миру. Но разве существует какой-то другой мир? Может быть, тот, куда удалились эльфы? Может быть, где-то среди звезд или за солнцем есть мир, где растут только такие огромные деревья с ржаво-красной корой?

Потом она попробовала заставить дерево согнуться, попыталась овладеть его жизненной силой, чтобы, сжав одну половину клеток и растянув другую, развернуть его, как разворачивается цветок, следующий за солнцем, — но дерево сопротивлялось. Кайлана настаивала — и тогда Фа-халли нанес ответный удар. Магия эльфов пронзила Кайлану, и она потеряла контакт с корнями, едва успев отвести избыток энергии через посох. Все травинки и даже короткий мох на поляне мгновенно сложились пополам, а Кайлана, задыхаясь, тяжело оперлась на посох. Чтобы согнуть этого гиганта, понадобился бы целый круг друидов! Открыв глаза, она по теням определила, что прошло около четверти часа. Сэм, Черная Метка и Валери с любопытством наблюдали за ней, Арси горестно рассматривал опустевший бурдюк, а кентавр рысью кружил по поляне, то икая, то напевая. Увидев, что трава под его копытами вдруг стала вдвое короче, он удивленно заморгал и поспешил к остальным.

— Чего это вы тут делаете? — спросил он, улыбаясь обвисшими губами.

— Пытаемся коснуться вершиной корней, — нетерпеливо ответила Валери. — И, как видишь, без особого успеха.

— Если бы дерево было помоложе… — начала оправдываться Кайлана.

Робин задрал голову.

— А чего вы просто не отрежете верхушку и не положите сюда? — покачиваясь, осведомился он.

— А как же ты ее отрежешь? — парировал Сэм, которому почему-то захотелось встать на защиту друидки. — Даже я не рискну лезть на эту штуку. Последние двадцать метров не толще веревки. А взлететь туда я уж точно не смогу.

После этих слов все замолчали и как по команде посмотрели на Чернеца. Ворон в ответ показал им черный остренький язычок.

— Бесполезная затея, — убежденно заявил Арси. — Это же жульничество!

— А чего еще ожидать от злодеев? — спросила Валери, и губы ее начинали складываться в улыбку.

— Если отрезать верхушку, дерево перестанет расти! — возразила Кайлана, но не слишком решительно.

— Не сработает. — Арси пожал плечами. — Говорю же вам, это жульничество! Никакое волшебное Испытание на него не рассчитано.

38
{"b":"9037","o":1}