ЛитМир - Электронная Библиотека

— Пока вы еще не набросились друг на друга, — негромко сказала она, — может быть, вы на минутку задумаетесь о том, какое будущее ждет того из вас, кто убьет остальных и останется в живых?

Это подействовало. Наступило молчание, нарушаемое только дробью дождя, раскатами грома и прерывистым дыханием разозленных людей.

Спрятавшись за ближайшим холмом, Робин нажал на камни браслета и в следующее мгновение уже стоял перед Миззамиром. Волшебник посмотрел на кентавра с легким удивлением. Робин, промокший и грязный, поклонился. Ему было немного стыдно за столь быстрое возвращение — и в то же время он был несказанно рад убраться подальше от разгневанных негодяев.

— Да, Робин из Эвенсдейла? Что привело вас обратно так скоро? — спросил Миззамир. Робин смущенно отвел взгляд:

— Случилось то, что вы предсказывали в самом начале, сударь… Они вот-вот набросятся друг на друга. По-моему, в живых не останется никого.

Первым нарушил молчание Арси. В голосе его одновременно звучали гнев мужчины и страх ребенка. Глядя на Сэма, он медленно проговорил:

— Если мы начнем убивать друг друга, живых не останется… Сэм взглянул на Валери:

— Это значит — рубить сук, на котором сидишь. Валери посмотрела на Черную Метку:

— Да… И тратить время и силы…

— Я думал, что мы друзья, Сэм, — сказал Арси. — Но, наверное, этого никогда не было.

— Не знаю, могут ли у злодеев вообще быть друзья, — ответил Сэм. — Об этом еще Миззамир говорил.

— Говорят, что мы никому не доверяем и никого не любим, — откликнулась Валери и отвернулась. — Но я доверяла. И любила. А из нас я, наверное, самая злая.

Вновь воцарилось молчание.

— Если подумать, — снова заговорил Арси, — когда ты принадлежишь Тьме, общество тебя ненавидит, и даже другие такие, как ты, всегда готовы тебя убить или предать, если им это выгодно…

— А ведь кому еще так нужны люди, которым можно доверять и на которых можно положиться? — заключил Сэм. — Неудивительно, что зло потерпело поражение…

— И все-таки лазейка должна существовать, — сказала Валери. — В дни Войны силы зла были достаточно мощными… как это им удавалось, если все то и дело ссорились между собой, как мы сейчас?

— Я где-то слышал, что злые люди плохо ладят друг с другом, потому что слишком эгоистичны, — заметил Арси.

— Может, это и правда, — согласилась Валери, — но говорят еще, что мы любим набрасываться скопом. А разве не то же самое делает любая группа? У разных людей навыки разные, но их объединение позволяет выжить всем.

— Единственное, что при этом отсутствует, — это доверие и, наверное, дружба, — пробормотал Сэм, пряча кинжал в ножны.

— А нам это и ни к чему, — сказала Валери, — главное — твердо знать, что все мы нужны друг другу для того, чтобы выжить.

Возможно, решила она про себя, настаивать на лидерстве в этом отряде и впрямь не слишком разумно. Приятно — да, но ее положение будет весьма ненадежным, и, кроме того, от этих людей больше толку, когда они делают что-то добровольно, а не по принуждению.

— По-моему, это и так ясно, — сказал Сэм и обвел всех внимательным взглядом. — Нам нужна магия Кайланы, ее здравый смысл и целительский дар. Нам нужны знания и могущество Валери. Нам нужен Арси, который может пролезть туда, куда никто из нас пролезть не в состоянии. В прошлом я много раз пользовался этим его умением и не жалею. Нам нужен Черная Метка, потому что он уже доказал нам свою силу и свою верность… Очень ценное качество. — Рыцарь выпрямился и вложил меч в ножны. Сэм поискал взглядом Робина, но не нашел и не стал ничего о нем говорить. — Ну а что до меня самого… Как я понимаю, один из основных наших врагов — волшебник Миззамир, и готов спорить на что угодно, что я единственный из нас, кто может убить его, когда мы с ним встретимся.

Остальные поразмыслили над его словами и кивнули. Теперь, когда гнев не затуманивал им разум, ясное понимание судьбы мира и целей, стоящих перед ними, вернулось к злодеям. Да, чтобы люди тьмы объединились, нужна чрезвычайная ситуация… Но разве перспектива неотвратимой гибели всего живущего не была таковой?

Когда дождь немного утих, они направились вверх по склону холма, ступая след в след.

— Мне очень жаль твоего коня, — негромко сказал Сэм Черной Метке. Рыцарь кивнул, без слов благодаря его за сочувствие.

Вернувшись наутро туда, где он ожидал увидеть гору обезображенных трупов, Робин вместо этого обнаружил догоревший костер и цепочку размытых следов, уходящих на восток.

Он нагнал их на вершине холма, увенчанного скалой. Дождь перестал, и яркое солнце уже разгоняло последние облака. Злодеи сидели на поросшей редкой травой площадке, а чуть в стороне потрескивал небольшой костерок. Услышав стук копыт, они повернулись.

— А, Робин, привет, — поздоровался Сэм. — Мы так и подумали, что ты нас догонишь.

Его спокойно-самодовольный вид показался кентавру странно знакомым. Воротник у Сэма был расстегнут, и на бледной коже виднелась бледно-коричневая родинка в форме звезды.

— Вы… вы не подрались? — спросил кентавр, оглядывая спутников.

— Ну что ты, — откликнулся Арси, грея пятки у костра. — Просто немного поворчали — и все.

— В котелке осталось немного похлебки из корней осоки, — сказала Кайлана. — Угощайся. Поскольку ты только что явился, тебе первому дежурить.

— Мм… Ладно.

Злодеи один за другим заснули, а Робин подогнул под себя ноги и улегся у огня. Чернец, устроившись на валуне, пристально наблюдал за ним. Сильно озадаченный, кентавр съел суп и, вынув из мешка свою обожаемую арфу, положил ее у огня, чтобы поскорее просохла.

— Послушай, Арси, тебе не кажется, что нас кто-то преследует?

Бариганец через плечо посмотрел туда, где в лунном свете поблескивало море. Была поздняя ночь. Злодеи проспали весь день, позавтракали на закате и с наступлением темноты двинулись в путь. Туман стоял низко, и видимость была неплохая. Неподалеку от устья реки, впадающей в пролив, слабо мерцали какие-то огоньки. Остальные злодеи их тоже заметили.

— Похоже на то, — буркнул Арси. Кайлана с досадой покачала головой:

— Еще бы! Только тот, кому позарез нужно нас преследовать, отважится забраться в эти забытые богами места!

— Это похоже на костры, — дрожащим голосом проговорил Робин. — Наверное, они разбили лагерь.

— Естественно, — фыркнула Валери. — Только сумасшедший отважится идти во Фрайетские топи в темноте. Наступило недолгое молчание, которое нарушал только шепот ночного ветерка.

— Ну ладно, пошли! — со вздохом сказал наконец Сэм.

— Костров не видно, сэр, — доложил молодой наблюдатель по имени Джеффрис. Зеленый отряд пересек Брод на закате, когда спала вода, и Фенвик, разрешив своим людям сделать привал, чтобы обсушиться, выслал вперед разведчиков.

— Значит, они решили идти по ночам, — сказал он, выслушав Джеффриса. — Надеются оторваться и сбить нас со следа — ведь они остались без лошадей. Придется идти за ними.

— В топи, сэр? — дрожащим голосом спросил Джеффрис. — Н-но…

— Группами по трое, с лошадьми и собаками, — пояснил Фенвик. — Будем переговариваться сигналами рожков. Как в старину на охоте, а, Джеффрис?

Фенвик сверкнул белыми зубами и хлопнул юношу по плечу. Но вид у Джеффриса все равно был неуверенный.

— Но, сэр… а как же курганные твари?

— Их ни одной не осталось, друг мой, — весело ответил Фенвик и свистнул, подзывая к себе капитана кавалеристов. — Свет прогнал эти создания тьмы в небытие.

— А Ортамот? — нервно спросил Джеффрис. Фенвик расхохотался:

— Ортамот! Только не говорите мне, что вы пугаетесь детских сказочек! Пошли! Вы поедете со мной. Противному Ортамоту я вас не отдам!

Все еще продолжая смеяться, принц принялся распределять людей на команды. Вскоре ночь разорвал топот лошадиных копыт.

44
{"b":"9037","o":1}