ЛитМир - Электронная Библиотека

Он лишил меня всех друзей, единственной моей семьи. Старый Ворчун и Тич, Kama и Черный Лис, и Темнокинжальник… Я думал, они просто поглупели… А они умерли — колдовство этого эльфа превратило их разум и душу в ванильный пудинг.

Сэм миновал дверной проем, но тут же резко остановился и бросился обратно. Что-то, не имеющее никакого отношения к логике, заставило его ворваться именно в эту дверь — и навстречу ему, придерживая у головы склянку со льдом, испуганно вскочил Миззамир. Он схватился за одно из своих колец, выкрикнул какое-то странное слово — и Сэм споткнулся: окружающий воздух вдруг стал тяжелым и плотным, словно он пытался бежать сквозь доходящий до подбородка слой патоки. Волшебство остановило его в броске, лишив единственного преимущества — скорости.

Противники замерли, уставившись друг на друга: покрытый потом и кровью убийца, в разодранном черном плаще, и величественный волшебник-эльф, в ниспадающих серебристо-белых одеждах. В лучах солнца, падавших из окна, его силуэт мерцал, подобно звезде. В карих глазах Сэма бушевало пламя; в зеленых глазах волшебника светилось изумление. Миззамир заговорил первым:

— Вы — негодяй, но я вижу в вас задатки добра. Я спасу вас от тьмы, как спас уже многих людей.

— Спаси сначала себя самого, колдун, — негромко ответил Сэм и прыгнул. Неимоверным усилием воли ему на мгновение удалось преодолеть заклинание, но он все равно опоздал: Миззамир сделал шаг назад, взмахнул рукой, словно раздвигая занавес, и, выкрикнув магические слова, исчез в яркой вспышке цвета индиго, уйдя за пределы реальности. Воздух звучно заполнил пустоту в том месте, где он только что был.

Тяжело дыша, Сэм прислонился к стене — с исчезновением жертвы силы стремительно начали покидать его. За окном раздался резкий свист, и, выглянув, Сэм увидел во дворе замка Арси верхом на соловом пони. В поводу он держал тройского жеребца и нетерпеливо манил Сэма к себе. Собрав остатки сил, Сэм вылез на подоконник, соскользнул по шпалере, а потом с трудом вскарабкался на серого и, вцепившись в седло, поскакал вслед за Арси.

Всадники пронеслись сквозь бестолково суетящихся стражников, промчались по городу, вылетели за ворота и вместе с кроваво-красным солнцем исчезли за поросшими лесом холмами.

— Ну как ты, Сэмми?

Сэм открыл глаза и увидел перед собой рыжие кудри, голубые глаза и белые зубы. Он охнул и попытался откатиться в сторону, но боль в боку и руках вернула его к реальности. Он затряс головой и простонал:

— Черт побери, Арси, где мы? Что случилось? Удовлетворенный состоянием своего спутника, Арси уселся на кочку и принялся набивать трубку.

— Осмотрись, старина.

Сэм осмотрелся. Они находились на… кажется, это называлось поляной. Или лужайкой. Он не очень разбирался в таких вещах. Со всех сторон их окружал лес, чуть в стороне щипали траву две лошади, а с засохшего дерева за ними с любопытством наблюдал ворон с блестящими черными перьями. Сэм поискал глазами подходящий камень, чтобы швырнуть им в птицу, но, посмотрев на свои руки, благоразумно решил воздержаться. Запястья представляли собой сплошные багрово-черные синяки, а правая кисть почернела от спекшейся крови. Рана в боку была неумело перевязана обрывками его собственного плаща. Вспомнив события вчерашнего дня, он со стоном опустил голову на траву.

— Арси, жирный ты помидоров сын! В хорошенькую историю ты меня втянул! Напоил, посадил, а потом еще натравил на Первого мага! — Он посмотрел на свою ободранную руку. — И даже не потрудился перевязать мои раны.

— Я же вор, а не лекарь, Сэм, — напомнил Арси, раскуривая трубку. — И потом, я же перевязал тебе бок. Кровища текла ручьем, и мы оставляли след. Ты бы себе такой небрежности не простил. Ты дрых всю ночь. — Окутавшись голубым дымом, он ухмыльнулся Сэму. — Пришлось выбирать между твоими запястьями и нашими душами… Но ты был великолепен — вылитый зверь! Р-раз, бабах, плюх! Ты его прикончил?

Сэм встал и покачал раскалывающейся от боли головой. Солнце палило вовсю — яркое и не по-осеннему жаркое. Отсюда до города был приблизительно день пути.

— Нет. Он сбежал.

— Ну и ладно. — Арси философски пожал плечами. — Тогда забудь. Ай!

Сэм сгреб его за грудки и приподнял на целый фут. Черные сальные волосы, облепившие лицо, делали Сэма похожим на демона. Голос его звучал угрожающе тихо.

— Пытаешься отвертеться от договора, коротышка? — ласково осведомился он. Отчаянно извиваясь, Арси с трудом выдавил:

— Ай! Ох! Нет-нет, конечно, нет! Его голова. Тысяча золотых. Плата по выполнении.

Он скорчил просительную гримасу. Сэм осторожно поставил его на землю и начал разминать больные пальцы.

— Я так и думал. С наймом убийцы не шутят. Мне нужен аванс. Пятьсот.

— Двести, — парировал бариганец.

— Триста — или я отрываю твою голову!

— Ну-ну, не надо так горячиться. — Порывшись за пазухой, Арси протянул Сэму маленький изумруд. — Оценщик давал за него триста пятьдесят… Получай свой аванс, раз мне не доверяешь.

Сэм отправил изумруд в карман.

— Подделками ты не занимаешься, это я знаю.

По правде говоря, каждому вору полагалось всегда иметь при себе немалую сумму в виде золотых или серебряных пряжек и пуговиц, а также и драгоценные камни — на случай срочного переезда или подкупа кого-нибудь.

Арси поправил одежду и, вновь обретя чувство собственного достоинства, сказал:

— Если хочешь ополоснуться, вон там есть ручей… Я бы на твоем месте так и сделал. Видок у тебя… Земляные черви и те чище.

Сэм отправился посмотреть. Чистый ручей тихо журчал по небольшим, гладко отполированным камешкам. Арси пошел за ним и уселся на берегу докуривать свою трубку.

Выбрав местечко поглубже, Сэм опустил руки в ручей. В первый момент ссадины обожгло болью, но холодная вода скоро вызвала онемение, и он начал смывать запекшуюся кровь.

— Значит, ты собираешься вернуться и убить его? — спросил Арси спустя какое-то время.

— Нет… — задумчиво отозвался Сэм. — Я определенно не собираюсь вновь поддаваться слепой ярости, чтобы лишний раз тебя позабавить. Настало время действовать обдуманно и хладнокровно. — От его рук по воде разбегались алые струйки. — Он сам придет за мной. Он будет меня искать. И тебя. Он соберет друзей — и все они примутся нас искать, чтобы спасти нас от нас самих. Они придут за нами.

— А жратвы они захватят, как по-твоему? — поинтересовался Арси, щурясь на солнце. — Я просто умираю с голода!

Сэм поймал себя на том, что и сам проголодался.

— Мы же в лесу… Разве не предполагается, что здесь полно ягод, грибов или кроликов… или какой-нибудь еще живности?

— Можно попробовать слопать вон ту здоровенную черную птицу, — предложил Арси, глядя на ворона. Тот возмущенно щелкнул клювом и отодвинулся по ветке подальше.

— На мой взгляд, прежде чем кого-нибудь «лопать», вам следует объяснить, что вы тут делаете и с какой стати оскверняете мой ручей своей кровью, — произнес над ухом у Сэма властный женский голос. Незнакомка возникла прямо из ствола дерева. Арси изумился настолько, что уронил трубку, а Сэм просто упал в ручей. Ворон улетел, громко каркая.

— В жизни бы не подумал, что ты у нас блондинчик, Сэмми.

— Заткнись.

Беглецы были приведены в странный дом, у которого оказалась не менее странная хозяйка. Похоже, она решила арестовать их, но обещание пищи помогло им смириться с перспективой ареста. Она повела их сквозь заросли, где Арси, со своим маленьким ростом, ловко нырял под ветки, а на Сэма, мокрого и без того измазанного грязью и кровью, налипли пожухшие листья и сухие ветки.

У каменистого холма, возвышавшегося в самой гуще леса, незнакомка отодвинула в сторону неприступный на вид куст терновника, и за ним обнаружилась дверь. Арси было позволено войти, а Сэму — презрительно приказано отправляться к колодцу и умыться как следует. Ослабленный потерей крови и тяжким похмельем, убийца даже не пытался протестовать и послушно отправился выполнять приказ.

5
{"b":"9037","o":1}