ЛитМир - Электронная Библиотека

— Перестаньте! Нет! Помогите!

Там, где только что стоял Сэм, только ночной ветер взметнул пыль. Убийца, словно кошка, прыгнул вверх и встал на подоконник. Здесь, видимо, размещалась городская стража, разъевшаяся и обленившаяся с победой Света… Сэм хорошо знал такой тип людей. Его мозг был полон холодного гнева, но в крови полыхал огонь, по сравнению с которым знакомое Сэму пламя показалось бы струйкой дыма. Окно было открыто. Он беззвучно нырнул в него и понесся по коридору, на бегу заглядывая в комнаты. Пустая, пустая, казарма, столовая, кладовая… А в следующей — шесть крепких мужиков в форме городской стражи, допившиеся до скотского состояния. Они не заметили Сэма — он двигался слишком быстро. Последняя в конце коридора дверь закрыта, за ней — возня и рыдания. Не останавливаясь, Сэм влетел в дверь и врезался в толстого стражника, от которого разило потом и перегаром. Стражник взревел. В дверь с испуганным криком метнулась фигурка в голубом платье, а убийца и стражник покатились по полу. Лампа упала со стола и погасла; в наступившей темноте блеснул кинжал — белый, как оскаленные зубы Сэма. Фонтаном брызнула кровь. Стражник забился в предсмертных судорогах, а по коридору уже стучали сапоги. Сэм вскочил на ноги и огляделся. Окна слишком узкие, единственная дверь ведет прямо навстречу разъяренным коллегам убитого… Остается одно: спрятаться под кроватью. Сэм пригнулся и скользнул под кровать, словно лис, ныряющий в нору.

Под кроватью было душно, тесно и пыльно… И темно — хоть глаз коли. Все еще клокоча от ярости, Сэм съежился там и попытался стать невидимым.

Любой убийца, как и почти любой вор, пользуется специальными навыками, которые значительно упрощают работу. Темная одежда, особая походка, особый метод дыхания и даже особый настрой мысли помогают ему раствориться в тени, стать не столько невидимым, сколько незаметным. Этот вид камуфляжа гораздо древнее и гораздо загадочнее, чем думают многие. Сегодняшней ночью Сэм частенько его использовал — но ради забавы, а теперь от этого зависела его жизнь.

В темноте он почувствовал на коже прохладное прикосновение. «Талисман Валери», — подумал Сэм и тут же забыл об этом, целиком сосредоточившись на том, чтобы ощутить глубину окружающей тени, стать таким же неподвижным и тихим, как она… Стражники, чертыхаясь, уже обшаривали комнату, кто-то стучал кресалом, пытаясь зажечь лампу. Сэм не двигался, дыша тихо и медленно. Ярость и возбуждение улеглись, он все глубже и глубже уходил в тени. Один на один убийца способен одолеть любого бойца. Сэм считал, что при удачном раскладе мог бы справиться и с тремя-четырьмя, но шесть противников в комнате с одним выходом — это самоубийство. Его воля устремлялась в темноту — и внезапно он ощутил странное холодное покалывание в груди. Тени вдруг стали послушными и мягкими, они обволакивали его все плотнее и плотнее. Он стал одним целым с темнотой под кроватью… Инстинкты, о существовании которых он даже не подозревал, воспользовались магией и древними знаниями… Мысли приняли странное направление и словно бы слились с тенями, делая их глубже и гуще… А потом вдруг пришло понимание, что тень — это путь, и он не раздумывая пошел по нему — словно нырнул в холодную воду. Это произошло в тот самый момент, когда наконец вспыхнула лампа и сильные руки взялись за край кровати…

Кровать с грохотом опрокинулась, и шестеро стражников разразились победными криками. Впрочем, крики эти тут же затихли: посреди комнаты валялся окровавленный труп их товарища с вырванным сердцем, а еще… На четырехугольнике пыли под перевернутой кроватью отчетливо отпечатался человеческий силуэт. Но тот, кто оставил его, исчез.

Сэм скользнул в тени.

Он упал вверх, но легко приземлился на ноги, и темнота сразу исчезла, сменившись ровными серыми сумерками. С отчаянно бьющимся сердцем Сэм поднял голову и осмотрелся. У него перехватило дыхание.

Он стоял в нежно-сером ничто, испещренном пятнами темноты с неправильными очертаниями. Одни лежали на земле, другие стояли, словно руины диковинных стен, а некоторые, как с опаской и изумлением отметил Сэм, двигались, то приближаясь к нему, то отдаляясь. Шесть неровных силуэтов, мерцающих под ногами, словно тени отсутствующих людей…

И внезапно Сэм понял, что это и есть тени. Всего лишь тени шести охранников, которые ищут его по всей комнате!

Иногда они поднимались вертикально — когда охранник приближался к стене, которую Сэм не видел. Он некоторое время понаблюдал за ними, запоминая расположение невидимых стен, а потом шагнул вперед и прошел сквозь одну из них.

Он ничего не почувствовал — стены как будто не существовало. Просто на мгновение стало немножко темнее — словно где-то закрыли и тут же снова открыли окно. Тени текли вокруг него все так же легко, но он уже был в коридоре.

Глаза Сэма начали привыкать к странному освещению, и оказалось, что тени различны между собой. Одни были тусклыми, мелкими, другие — наоборот, темными и глубокими. Поразмыслив, Сэм пришел к выводу, что эти вторые являются своеобразными туннелями, через которые можно вернуться обратно в солнечный свет — если отсюда вообще есть путь назад. Но как это сделать? Просто встать в одно из таких пятен и пожелать покинуть этот двухцветный сумеречный мир?

Двухцветный сумеречный мир… Где-то он уже о нем слышал… Сэм огляделся, пытаясь сообразить, где находится улица. Если его расчеты верны, то… Да, вот и она: по плоской серой поверхности двигалось много человекообразных теней.

Двухцветные сумерки… Смятение, вызванное невероятным спасением и внезапным переходом в иной мир, постепенно улеглось, и Сэм вспомнил старую-престарую песню, которую пел Черный Лис, если ему случалось перебрать вина…

Там, где тени край дрожит
На границе вечной тьмы,
Сумеречный мир лежит —
Мир, куда уходим мы.
Он нигде и никогда,
Утонул в двухцветной мгле.
Тот, кто оказался там,
Тот уже не на земле.
Тот, кто волю дал огню,
Кто свой путь в ночи нашел —
Словно призрак, проскользнул,
Тенью стал и в тень ушел.
Здесь спасение твое —
Здесь тебя и гибель ждет.
Тень, объятья распахнув,
Твой последний вздох возьмет.

Черный Лис пел эту песню тяжелым, холодным голосом… Юный Сэмаландер содрогался от непонятного страха, а другие убийцы начинали швырять в Черного Лиса пустые кружки, требуя, чтобы он заткнулся. Черный Лис хохотал и принимался петь что-нибудь другое, а остальные вновь возвращались к выпивке, но изредка то одного, то другого передергивало. И Сэм в то время частенько вспоминал старую песню: прячась в тенях, он иногда вдруг чувствовал странную дрожь, словно тени были не просто черными пятнами… Впрочем, Сэм считал это предрассудками. А когда как-то раз он спросил Миффера насчет песни Черного Лиса, глава гильдии раздраженно фыркнул:

— Не забивай себе голову такими вещами, парень. Черный Лис сам не знает, о чем эта песня, — да и никто из нынешних убийц тоже. Ее пели еще до Войны, и даже тогда она уже была древней. — Но Сэм настаивал, и Миффер с тяжелым вздохом добавил: — Ну, давным-давно были люди, которые вроде как могли проходить сквозь тени… Словно призраки. Но, возвращаясь, они становились странными, менялись. И вновь один за другим уходили в тени, чтобы больше уже не вернуться. Так что их умение забылось, и, пожалуй, это к лучшему… А теперь попробуй-ка еще раз закинуть этот крюк.

И Сэм не вспоминал о том разговоре… до этой минуты.

54
{"b":"9037","o":1}