ЛитМир - Электронная Библиотека

— Надо признаться, — добавил Арси, — что после Победы у нас поубавилось работенки. Общество распадается, и мы стали устаревать.

Глаза женщины чуть заметно расширились.

— Вы говорите правду, — заметила она так, словно ее это удивило. — По крайней мере более или менее… Сэм слегка успокоился и договорил:

— Общество, в котором мы родились, нуждалось в нас почему-то… Закон, преступность, случайные вспышки гнева, а вокруг — обычные люди… Это было какое-то равновесие.

— Да! Равновесие… — Женщина придвинула к столу еще один чурбан и села ближе. Рысь снова свернулась в углу, и Арси с Сэмом облегченно вздохнули. — Я сразу увидела, что вы люди мрака, но не надеялась, что вы сможете понять то, что я должна вам сказать. Продолжайте есть, а я буду вам объяснять.

Ухмыльнувшись, Арси сдернул с ближайшей полки буханку хлеба и принялся резать ее ножом, в котором Сэм моментально узнал свой. Впрочем, сейчас он чувствовал себя слишком усталым, чтобы беспокоиться по этому поводу. Женщина тем временем снова заговорила:

— Имя мое, если вы желаете его знать, Кайлана. Я из тех, кого в прежние времена называли друидами, ну а теперь… Проще всего сказать, что я понимаю и могу использовать силы природы.

— Ну конечно! — воскликнул Арси. — Как же я сразу не догадался! Омела, ручные животные, овощи на обед…

— И умение проходить сквозь деревья, — пробормотал Сэм.

Не обращая внимания на их слова, Кайлана продолжала:

— Теперь в мире больше не осталось друидов, как вы, может быть, знаете… Все погибли в последних боях перед самой Победой.

— По-моему, что-то в этом роде я слышал. Конечно, я тогда был еще совсем малыш…

— Ты тогда еще вообще не родился, — презрительно возразил Сэм. — Как и я, кстати. Это же было больше ста пятидесяти лет назад!

Арси примирительно улыбнулся ему и спросил у Кайланы:

— Разве их всех не прикончили силы Тьмы?

— А я слышал, что в самом конце друиды сражались на стороне Тьмы, и силам Добра пришлось их уничтожить, — вставил Сэм.

— Вы оба правы. Мы… то есть они… были на стороне Добра, когда Тьма грозила гибелью миру: лечили раненых, проводили разведку, меняли погоду… Но потом силы сравнялись, и друиды перестали оказывать Свету поддержку: они надеялись, что война окончится ничьей. А когда армии Тьмы начали отступать, мы присоединились к ним и сражались против тех, кому недавно служили. Только ничего хорошего из этого не вышло: Тьма называла нас шпионами и убивала. Свет называл предателями и убивал тоже. Армии шли через наши леса, стреляли оленей, рубили деревья и превращали долины в залитые кровью поля сражений.

В ее голосе звучала неизбытая скорбь; рысь бесшумно подошла к ней и уселась рядом. Кайлана ласково погладила ее по голове.

— Но зачем вам, друидам, вообще это понадобилось? — недоумевающе поинтересовался Арси. — Становиться перебежчиками, я имею в виду, — уточнил он, удивленно моргая.

— Это связано с нашей верой и нашим предназначением, — сказала Кайлана. — Мы — хранители Равновесия. Что известно тебе о Свете и Тьме, бариганец? — спросила она, наблюдая за ним.

Арси пожал плечами: над такими вещами он никогда особенно не задумывался.

— Только то, что слышал от других, — ответил он и, как мог, пересказал ей тираду Миззамира. — Кажется, он называл это «вываривание»… — с сомнением заключил Арси. — Я не очень прислушивался…

Сэм покачал головой:

— Нет, по-моему, по-другому…

— Я знаю, что имеет в виду твой друг, — вмешалась Кайлана. — Ваш эльф-волшебник — случай типичный. Он не отдает себе отчета в том, что безраздельная власть добра и света не менее ужасна, чем полная победа зла и тьмы, — Мужчины вопросительно посмотрели на нее. Она взяла с полки пустую миску и поставила перед ними. — Представьте себе, что эта миска — наш мир. Добро и Зло, как и предполагает ваш волшебник, воздействуют на него. — Она положила пальцы на края миски и начала осторожно ее раскачивать. — Эти силы находятся в конфликте и в гармонии одновременно. Как и ваш маг, вы можете этого не осознавать, но мы, те, кто принадлежит природе, осознаем очень хорошо. Чтобы было рождение, должна быть смерть. Чтобы была ночь, должен быть рассвет. Чтобы один победил, другой должен потерпеть поражение… Это как смена времен года… Так устроена жизнь, в ней все держится на равновесии. Вот почему мы не разделяем вашего стремления выбирать крайности и руководствоваться ими на жизненном пути. Мы сторонники равновесия и стараемся, чтобы в мире царила гармония. Магия, как и природа, берет начало из соединения жизни и смерти, силы Добра и Зла врываются в наш мир из волшебных пространств и взаимодействуют друг с другом. Пытаясь сохранить равновесие, мы сражались на обеих сторонах. Когда побеждает тьма… — она сильно нажала на один край миски, та встала на бок и перестала качаться, — равновесие нарушается. Смерть опережает жизнь, ночь становится вечной, и даже создания зла в конце концов соскальзывают в смерть под покровом собственной тьмы. — Она отпустила миску и снова заставила ее качаться. — Этого не случилось. Победа спасла нас от зла… Но случилось нечто не менее страшное. Свет прогнал Тьму далеко — слишком далеко. — Теперь ее пальцы сильнее давили на противоположный край миски, она качалась все медленнее и начала накреняться в другую сторону. — Вот что происходит сейчас. Мы вышли из равновесия. Это сказывается на природе: ночи становятся короче, звезды светят ярче, животные плодятся быстрее, а слабые и больные не погибают, как должно было быть, чтобы уступить место новой жизни. Люди становятся ленивы и апатичны от бесконечного процветания. С каждым днем равновесие нарушается все сильнее, создания тьмы гибнут, а такие люди, как вы, исчезают. Вы не слуги зла, но вы его представители, не важно, добровольные или нет. Ваше существование — это грань тьмы… но хотя люди вас проклинают и тьма делает вас одинокими, вы необходимы для жизни — так же как необходимы в природе хищные звери. Если бы повсюду безраздельно царило зло, мир погрузился бы в вечную тьму: А если везде было бы только Добро, мир исчез бы в ослепительной вспышке света.

— Я не хотел бы исчезнуть, — заметил на это Сэм. Он по-прежнему чувствовал слабость и головокружение. Арси лукаво взглянул на Кайлану:

— Ну а если бы все были сторонниками равновесия вроде тебя?

Она посмотрела на него и прижала кончики пальцев к центру миски. Миска остановилась.

— Стасис. Всеобщее замедление и остановка. Не было бы ни дня, ни ночи, мир погрузился бы в вечные сумерки. Не росли бы деревья, не дул бы ветер, не бегали бы животные, не текла бы вода. Никто бы не умирал, и никто не рождался. Ничто не менялось бы. Вот почему необходимы и зло, и добро. Именно борьба между ними заставляет вещи меняться, благодаря чему продолжается жизнь.

— Так в чем же все-таки суть? — подвел итог Арси.

— В том, что мир, как я уже говорила, находится на грани исчезновения. Равновесие нарушено, и он опрокидывается. Скоро он пройдет ту точку, после которой уравновесить чаши весов уже не удастся. Это будет конец — если не считать последней вспышки света.

— Но разве волшебники и прочие мудрецы этого не знают? Если мир вот-вот рухнет… Они же не хотят, чтобы это случилось? — Сэм был испуган. Непонятно почему, но он сразу же поверил этой так называемой друидке. Он и сам давно чувствовал, что есть какая-то неправильность в том, что добродетель растет повсеместно неправильно… словно глазурь на торте вышла чересчур сладкой — так что его и в рот взять невозможно…

Кайлана со вздохом поставила миску на место.

— Может, и знают, только не верят. Не могут поверить. Они же — Добро, понимаете? Они не выносят зла. Это идет вразрез со всеми их убеждениями. Даже если бы удалось уверить их в том, что чудовища, натуане, темные драконы, тролли, воры и убийцы необходимы для существования мира, они никогда не допустят того, чтобы эти порождения тьмы продолжали жить своей жизнью. Они должны с ними бороться: ведь именно эта борьба и делает их добрыми. В прошлом она служила источником движения, на ней держался весь мир… До тех пор, пока никто не мог одержать окончательной победы. Им невдомек, что, уничтожая противника, они рубят сук, на котором сидят. — Кайлана внимательно посмотрела на мужчин. — Я чувствую, что вы — последние представители той силы, что когда-то удерживала в равновесии наш мир. Вы поистине злые люди… — Арси начал было протестовать, но Сэм приказал ему заткнуться, а Кайлана бросила на него строгий взгляд. — Да, вор. Но не принимай это в качестве оскорбления. Ты знаешь, что поступаешь дурно, но все же тебя это не смущает — и, может быть, не потому, что у тебя есть на то свои причины, а потому, что так или иначе кто-то должен это делать.

7
{"b":"9037","o":1}