ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Копия
Магия смелых фантазий
Пятизвездочный теремок
Говорю от имени мёртвых
Книга, открывающая безграничные возможности. Духовная интеграционика
Unfu*k yourself. Парься меньше, живи больше
Гимназия неблагородных девиц
Поступай как женщина, думай как мужчина. Почему мужчины любят, но не женятся, и другие секреты сильного пола
Михайловская дева

Когда наконец наступил рассвет, все измучились настолько, что лишь с огромным трудом смогли взобраться на вершину небольшой скалы, где можно было устроить неплохой наблюдательный пост. Кайлана с беспокойством следила за светлеющим небом: по ее расчетам, ночь должна была продлиться еще несколько часов.

— Ну почему, почему, почему мы не купили в Тауларе лошадей? — простонал Арси, падая навзничь в невысокую траву.

— А мы собирались, — вздохнул Сэм, опускаясь рядом, — только ты сказал, что не надо.

— Это, как вы понимаете, — с презрением заметила Кайлана, которую, похоже, ничуть не утомил длинный переход, — есть результат постоянного употребления мяса.

— Еда! — проныл Арси. — Даже не упоминай о еде, если не собираешься подать ее прямо сейчас! Я и так уже полумертвый от недоедания!

Начал подниматься туман, и видимость резко упала.

— Как ни противно мне соглашаться, — сказала Валери, усаживаясь на мягкую кочку, — но должна признать, что коротышка прав. Так почему бы тебе не приготовить ужин, бариганец?

— Ну если по-другому поесть не удастся… Только я, наверное, все-таки сначала помру, — просипел вор.

— А еще причина в этой твоей мерзкой трубке, — строго прибавила Кайлана. — Если ты будешь упорствовать в дурных привычках, то в конце концов станешь для нас тяжелой обузой.

— Ах, лапочка, да как же может бариганец быть тяжелой обузой! — пропыхтел Арси, не устояв перед соблазном повторить старинную шутку.

— Не нравится мне этот туман, — сказал Сэм, осматриваясь по сторонам. Черная Метка кивнул и положил руку на рукоять меча. — Разве это нормально, Кайлана?

— Может, это и не регулярное явление, но оно вполне вписывается в рамки климатических вариаций данной экосистемы, — спокойно ответила та.

— Это значит «да», дурень! — огрызнулась Валери, заметив, что Арси сидит с открытым ртом.

Тот покачал головой и предостерегающе поднял руку:

— Придержи язык, злючка. Робин? Ты что-нибудь слышишь, паренек?

Робин задергал ушами, повернулся, и глаза его испуганно расширились:

— Стук копыт? Но… какой-то странный… и…

Сэм прыгнул вперед, оттолкнув Арси и опрокинув Кайлану на землю. Из тумана вылетело облако стрел, и в следующее мгновение голос с тягучим сладковатым выговором, звучавший, казалось, ниоткуда, приказал:

— Не двигайтесь! Вы окружены, и наши стрелы пролетели мимо цели только потому, что мы пожелали так.

Злодеи замерли, с изумлением глядя на темные угловатые силуэты, замаячившие в тумане. Когда силуэты приблизились, стало ясно, что это — животные: высотой почти в три человеческих роста, с длинными тонкими шеями, стройными ногами и крепкими покатыми туловищами. Головы их были похожи на головы животных, которых шадрезарианцы называют «верблюдами».

Тантелоп оказалось шесть, все золотисто-зеленой в бледно-кремовую полоску масти. Полосы напоминали солнечные пятна на мутной воде в безветренный день. На их покатых спинах были закреплены кожаные седла, украшенные бахромой и бусами — так же, как и сложная система блоков и воротов, которую степняки применяли вместо уздечки. Поводья свободно лежали на коленях шести отважных воинов степи, шести сильных и благородных варваров. Одетые в меха и кожу, они были обожжены солнцем и закалены суровой жизнью. У каждого в длинную косу была вплетена нить разноцветных бусин, среди которых выделялись бусины из яркого лазурита — свидетельство того, что воины принадлежали к клану Целительной Голубой воды — того самого, из которого когда-то вышла целительница Ккаарта и отправилась в мир, чтобы служить своей богине, Мейле, сражаясь на великой Войне.

Предводитель отряда, темноволосый человек с орлиным взором, вывел свою тантелопу немного вперед, а его спутники сильнее натянули мощные луки. Сэм прикинул: он мог бы напасть на варвара — и даже прикончить его, но не успеет предводитель степняков упасть с высокого седла, как сам убийца и его спутники будут изрешечены стрелами. Предводитель степняков остановился и презрительно осмотрел злодеев с высоты.

— Вы ступили на наши священные земли без позволения моего клана, — произнес он. — Но вам посчастливилось. В давние времена вы были бы немедленно убиты. Теперь мы стали добрее и мягче. Вы останетесь у нас в плену, пока ваше племя не потребует вашего освобождения.

— Ка… какое племя? — нервно спросил Робин.

Лучники, никогда прежде не видевшие кентавров, следили за ним особенно пристально, а услышав вопрос, несказанно изумились: по-видимому, они сочли его просто каким-то вьючным животным.

— Народ Пиламааба будет оповещен — им скажут, к кому обратиться. Только глупцы или преступники отважились бы ступить на священные земли без приглашения. Скоро мы узнаем, кем являетесь вы.

Варвар подал сигнал воинам. Двое из них опустили своих тантелоп на колени, спешились и подошли к пленникам. Злодеи не сделали ни малейшей попытки сопротивляться: может, если они бросились бы врассыпную, одному или двоим удалось бы скрыться в тумане, однако никому не хотелось попасть в число тех, кому не повезет. Кроме того, степняки, опытные следопыты, хорошо знакомые с местностью, настигли бы беглецов в течение нескольких часов. Одним словом, понимая, что выбора нет, злодеи не двигались и покорно дали себя обыскать. Степняки забрали у Черной Метки и Робина мечи, у Сэма — несколько наименее хорошо спрятанных кинжалов, а у Арси — «утреннюю звезду». После нескольких бесплодных попыток снять с Черной Метки шлем варвары отказались от этой затеи, хотя рыцарь и не сопротивлялся. Валери не удержалась и метнула в одного воина сгусток черного пламени, но степняк — он оказался шаманом — легко погасил его, презрительно взмахнув какой-то палочкой, и приказал заткнуть колдунье рот. Потом он подошел к ней, негромко бормоча какие-то магические слова, и вдруг, широко раскрыв глаза, протянул руку к порталу Тьмы у колдуньи на шее. Раздался оглушительный взрыв, и шаман отскочил, рыча и дуя на обожженные пальцы. Он вопросительно посмотрел на предводителя, но тот лишь пренебрежительно махнул рукой. Очевидно, связанная Валери с кляпом во рту в его глазах опасности не представляла. Шаман с недовольным видом вернулся к остальным воинам.

Кайлана, когда воины подошли к ней, попятилась, тяжело опираясь на посох. Она сильно хромала, и, заметив это, степняки решили, что клюка ей необходима, и не стали забирать его. Они даже не стали ее связывать в отличие от остальных, которых привязали к длинной веревке и заставили бежать за тантелопами. Это было очень тяжело — особенно учитывая, что жара усиливалась с каждой минутой, а тантелопы даже шагом двигались довольно быстро. Пленники то и дело спотыкались, а все просьбы дать им возможность поесть и немного передохнуть оставались без ответа: ведь они были непрошеными пришельцами, то есть преступниками — а преступников наказывают.

В конце концов, когда Валери и Арси начали шататься от усталости, Черная Метка сделал знак Робину, который шел первым. Не понимая, чего от него хотят, кентавр остановился. Темный рыцарь — тоже, и, несмотря на окрики степняков, пленники наотрез отказались двигаться дальше. Варварам пришлось разрешить им сделать привал и подкрепиться остатками припасов и затхлой водой. Через полчаса их заставили идти дальше, и когда Арси, не выдержав, упал от усталости, остановка была сделана ровно на то время, которое понадобилось, чтобы забросить измученного бариганца на спину кентавру.

Незадолго до полудня степняки снова остановились — на сей раз по приказу своего предводителя. Шаман спешился и, взяв свою странную U-образную палочку двумя руками, принялся ходить кругами, бормоча что-то себе под нос.

Вскоре он уже складывал письмо. Запечатав его личной печатью с помощью воска за сразу же забил родник, и небольшая впадина быстро наполнилась водой. Варвары хором повторили последнюю фразу шамана и, быстро спешившись, повели своих тантелоп на водопой. Животные наклонили свои длинные шеи, широко расставили ноги и припали к воде, а злодеи, томимые жаждой, с завистью смотрели на них. Вода продолжала течь. Потом варвары напились сами и, только когда вода в роднике начала иссякать, подвели к нему пленников.

73
{"b":"9037","o":1}