ЛитМир - Электронная Библиотека

В другой части Путак-Эйзума Белые Тигры, которые как раз готовились начать охоту, тоже почувствовали колебания горы.

— Что это? — взревел Тасмин.

— Похоже, кто-то включил механическую защиту гномов! — изумленно отозвался Тербин-северянин.

— Ха-ха! Вот это здорово! — радостно завопил Пыльник Помещение, в котором они находились, внезапно развалилось на ломти, словно гигантский торт, и Белые Тигры один за другим посыпались в образовавшиеся щели.

— Чтоб ее разорвало, эту механику гномов! — выругалась лучница Данатала, отчаянно пытаясь за что-нибудь зацепиться.

— Фейтар… — начал заклинание маг Тесубар.

— Рррррр! — взревел благородный рыцарь сэр Реджинальд, громко клацая доспехами.

Глухие удары возвещали о продвижении Танцующей Воды и Ледяного Утеса.

— Мы умрем вместе, мой возлюбленный!

— Да, моя королева снегов!

Потом камни перестали перемещаться, и в лабиринтах Путак-Эйзума опять воцарилась тишина.

10

Сэм падал довольно долго, но он дожил до тридцати с лишним лет благодаря тому, что в любой ситуации не терял головы. Он упирался ногами в стены, цеплялся за трещины и как раз думал, стоит ли портить кинжал в попытке остановить падение, когда труба кончилась, и он, сделав в воздухе двойное сальто, шлепнулся в ледяную воду.

Сэм вынырнул, отфыркиваясь. Вокруг была кромешная тьма, но он слышал эхо, отражающееся от стен… Стараясь не думать о тварях, которые могут подстерегать его в темной воде, он сильными гребками поплыл к берегу.

Наращивая скорость, Арси несся по наклонным туннелям, переходящим один в другой.

«Как же я не сообразил, что это ловушка! — проклинал он себя на лету. — Да что говорить — все это проклятое место — одна сплошная ловушка!»

Коридор постепенно выравнивался, и стремительное падение замедлилось, потому что Арси начал то и дело отскакивать от стен. Потом он покатился по ним, все медленнее и медленнее, пока не остановился совсем. Пахло затхлостью, было холодно и очень темно. Арси не сомневался, что лежит на полу, но в остальном совершенно потерял ориентацию. Ну что ж — нечего лежать и жалеть себя, решил он, поднимаясь на ноги. Не считая нескольких царапин и ушибов, он вроде бы не пострадал. Другие могут сколько угодно смеяться над его полнотой, но иногда она бывает очень даже полезной!

Решив, что, пока будет строить планы, неплохо бы закурить, он на ощупь достал кисет и трубку, поискал, из чего можно сделать факел, не нашел и, поправив помятую шляпу, наугад двинулся по коридору.

Робин, скользя и падая, думал только о том, как бы поскорее нащупать браслет и включить его. Наконец ему это удалось, и в следующее мгновение он уже был в замке Алмазной Магии.

Увидев, что приближается дно, Валери поспешно пробормотала заклинание. Осторожно миновав ржавые двухфутовые зубья в полу, она плавно приземлилась и огляделась.

Впечатление было такое, что она оказалась в глухом колодце — никакого признака выхода. Но Валери недаром была натуанкой, рожденной в темноте и выросшей в темноте. Широко раскрыв свои фиолетовые глаза, она разглядела тонкую щель потайной двери в одной из стен. Гора, похоже, перестала трястись. Изящной ручкой Валери осторожно толкнула дверь и улыбнулась, когда та со скрежетом отъехала в сторону.

Сэр Реджинальд проскреб доспехами по неровному камню и с грохотом остановился в конце покатого коридора. Он поднял забрало и задумчиво пожевал ус. Темнота хоть глаз выколи. Ну да это нетрудно исправить. Он вытащил меч — волшебный посеребренный клинок Звездобой — и, подняв его над головой, произнес магическое слово:

— Форте!

Белое сияние рассеяло темноту. Рыцарь опустил меч и, услышав тяжелые металлические шаги, обернулся на звук. Высокая фигура, облаченная в черные доспехи, возникла в дверном проеме в дальнем конце комнаты.

— Ого! — вскричал сэр Реджинальд. — Черный рыцарь злодеев! Я вызываю вас на бой! — провозгласил он, опуская забрало. — Обнажайте меч!

Рыцарь обнажил меч, такой же черный, как его доспехи, и поднял кулак в знак того, что принимает вызов. С оглушительным лязганьем противники бросились навстречу друг другу.

Сэм выбрался на берег и почувствовал под ногами скользкую гальку. Воды он видеть не мог, зато вдоволь ее нахлебался и, решив, что она достаточно свежая, наполнил бурдюк. Прикрепляя его к поясу, он осмотрелся. Судя по гулкому эху, впереди был коридор — и в конце его едва угадывалось мерцание. Сэм снял промокшую куртку и осторожно пошел на свет.

Выйдя из коридора в комнату, он обнаружил, что находится в ней не один, и сразу напрягся. Женщина с волшебным факелом в руке, который и был источником света, повернулась к нему и ахнула.

Там, где только что было пусто, Данатала увидела весьма увлекательное видение: мужчину, примерно одного с нею возраста, с влажными светлыми волосами. Мокрый черный шелк очень эффектно облегал стройное сильное тело с широкой грудью, красивыми ногами и… тут он полуобернулся, чтобы посмотреть назад… с крепкими ягодицами.

— Эй, красавчик, — промурлыкала Дана своим самым очаровательным голосом. Видение выхватило кинжал и приняло боевую стойку — Успокойся… Ты слишком симпатичный, чтобы с тобой драться. Давай-ка вместо этого лучше немного поболтаем, а?

Сэму не слишком понравились ни ее взгляд, ни ее тон, но он не подал вида. Кроме волшебного факела, у нее был большой меч, лук и колчан со стрелами — а стояла она перед единственным выходом. Может, она знает дорогу отсюда? Сэм заставил себя расслабить мускулы и приветливо улыбнуться.

Незнакомка была достаточно симпатична, но не могла сравниться ни с Кайланой, ни с Катой. У нее были темные курчавые волосы, хищный взгляд и плавные движения лучницы. Сэм с облегчением заметил, что она не носит цветов Фенвика. Спутники лорда Тасмина, хоть и называли себя Белыми Тиграми, не носили его геральдического знака, но Сэм об этом не знал. Как женщина могла очутиться в глубине заброшенной горной крепости, Сэм тоже не знал, но не сомневался, что сумеет извлечь из этого пользу.

— Ну что же, — промурлыкал он, — ваше общество весьма привлекательно.

«Тасмин и Фенвик могут убить остальных, — самодовольно подумала Дана, — но этого я оставлю».

Пыльник ловко приземлился на кучу мягкого мха и сразу вскочил.

— Ого! Вот это веселье!

Он обернулся, прикидывая, не стоит ли залезть обратно, чтобы скатиться еще раз, но, поразмыслив, решил, что не стоит, и рысцой побежал по коридору, подняв над головой волшебный факел. Он подумал, что лучше заняться разведкой.

Дикобрат заглядывал во все ответвления и, уловив в глубине одного из них какое-то движение, поспешно прикрыл факел. В темноте он увидел вдали красный огонек, и тут же его нос почуял запах дыма.

— Дракон! — прошептал Пыльник. — Держу пари, злой и большой. Сидит на куче монет и драгоценных камней!

Не зажигая факела, он бесшумно нырнул в ответвление и добрался до огонька гораздо быстрее, чем рассчитывал. Огонек висел в воздухе на уровне его подбородка.

— Странно, — пробормотал Пыльник и вытащил факел. Источник красного света и запаха дыма сразу стал ему ясен: это оказалась глиняная трубка, зажатая в зубах низенького пожилого человека — судя по сложению, бариганца. У него были большие голубые глаза и сильно помятая шапка, которую он приподнял в знак приветствия.

— Привет! — сказал бариганец.

— Привет! — ответил Пыльник. — А я-то принял вас за дракона, но, похоже, ошибся, потому что вы ведь бариганец, так? Я упал в какую-то дыру, когда пол открылся, и все остальные тоже упали, а теперь я даже не знаю, где они. Эй, а вы не один из злодеев?

— Я? — изумился бариганец. — Конечно, нет, паренек! Какие еще злодеи? Я тут живу!

89
{"b":"9037","o":1}