ЛитМир - Электронная Библиотека

Вор осторожно развернулся на мелких камнях и прокрался обратно. Он двигался настолько бесшумно и осторожно, что его не заметила даже Кайлана.

— Что теперь? — прошипела Валери, которая за это время успела протиснуться в туннель.

— Ждать, — ответил Сэм.

Арси снова посмотрел на дракона. Все-таки интересно, где он хранит сокровища? Ясно, что не здесь. Наверное, у него есть еще одно логово… Арси расстроился. Когда теперь еще выпадет случай обокрасть дракона…

Сравнительно недалеко от них кое-кто тоже думал о золоте. Кто-то оставил в нише солидную кучу. Пыльник уже потянулся к монетам, когда куча открыла глаза и уставилась на него.

— Да что это на вас всех сегодня нашло? Тебе тоже нужен дракон? Прямо, третий налево, четвертый направо, вверх по лестнице, вторая дверь у фонтана в стене, — пророкотали монеты.

— Звезды! — ахнул Пыльник. — Говорящие деньги!

— На нас всех? — переспросил Тесубар, глядя на айдаптора. — А ну, говори, кого ты сегодня здесь уже видел?

— О, коротышку и оборванца, колдунью в черном и кентавра и неразговорчивого рыцаря, — промурлыкали деньги. — Ваши друзья?

— Злодеи! — вскричал Тасмин, обнажая меч. — Вперед!

— Ох, Тесубар! — пропищал Пыльник. — Он такой славный! Можно, он будет моим любимцем?

Тесубар пожал плечами:

— Ну, если ты перестанешь трещать… — Он остановился и быстро произнес заклинание. — Киндафар мимикант доместикаллин инертикус!

— Нет! — отчаянно завыл айдаптор, почувствовав, что лишается способности нападать.

— Я назову тебя Джорджем! — радостно сообщил ему Пыльник, подхватывая его на руки. Дикобрат был в восторге от нового друга.

Айдаптор тихо застонал и от отчаяния превратился в маленькую шкатулку.

Ожидание казалось им бесконечным. Наконец дракон фыркнул и, открыв громадные золотистые глаза, подозрительно принюхался. Что-то не то… Но отвратительная вонь Кайзикла была еще слишком сильной, да и от женщины тоже исходил незнакомый запах… Люматикс повернул голову к пленнице и выпустил клуб дыма.

— Ну, друидка, — пронзительно протрубил он, — еще не передумала?

Он многозначительно постучал когтем по посоху. Тот немного прогнулся, и Кайлана вздрогнула. Чуть посильнее — и она лишится посоха, а тогда… Усилием воли она заставила себя посмотреть дракону в глаза.

— Никогда!

— Ну-ну! Твои спутники тебя бросили, а неправильный образ жизни, который ты вела, исчез навсегда. Почему ты не хочешь присоединиться к Свету? — дудел Люматикс.

— Потому что этот мир — мой, и я собираюсь его спасти! — отрезала Кайлана.

Люматикс вздохнул и принялся за уборку, сгребая старые кости в глубокую дыру за выступом скалы.

— Ну почему ты отказываешься прислушаться к доводам разума! — обиженно проверещал он, вытягивая шею, чтобы взять недоеденную лань. — Есть хочешь?

— Я не стану есть гниющую плоть! — огрызнулась Кайлана.

«Благодарение Хруулю!» — мысленно воскликнул Сэм, который после слов дракона облился холодным потом.

Люматикс окончательно разобиделся.

— Ну и пожалуйста! — фыркнул он и принялся с хрустом пожирать тушу. — Слетаю-ка я к сэру Фенвику, возьму еще немного еды, — пробормотал он, облизываясь.

Сэм начал медленно считать про себя — скорее по привычке, чем действительно надеясь на что-то.

Один… два…

— А тебе что-нибудь принести? — спросил Люматикс.

— Мне от тебя одолжений не нужно, ящерица! — рявкнула Кайлана, дергая цепи.

Шесть… семь…

— Полечу к сэру Фенвику… как только… — у дракона начали стекленеть глаза, — …как только немного вздремну.

Он со вздохом свалился на кучу щебенки и захрапел. Кайлана изумленно уставилась на него.

— Пошли, — сказал Сэм, вылезая из трещины. — Поторопись, — добавил он, вытаскивая за собой Арси.

Они поспешили туда, где была прикована Кайлана. Казалось, их появление ее слегка удивило.

— Однако вы не спешили, — заметила она, когда они подошли ближе. — Но если вы намерены меня освободить, вам понадобится Валери: эти цепи — магические.

— Сейчас за ней сбегаю, — сказал Арси и заторопился обратно к туннелю.

Сэм непонимающе посмотрел на Кайлану.

— Что ты имела в виду — «если мы намерены тебя освободить»? — спросил он.

Кайлана равнодушно посмотрела себе под ноги:

— Я была не уверена, — ответила она. — Я знаю, что вы — люди тьмы, и, боюсь, не всегда обращалась с вами достаточно вежливо… Вот и подумала, что вы будете только рады возможности от меня избавиться.

— Ну, — с чуть заметной улыбкой сказал Сэм, — они это делают потому, что им нужна целительница… Но я…

— А вот и Валери, — объявил Арси, подбегая.

Колдунья шла следом. Сэм повернулся к туннелю и увидел, как оттуда вылезают Черная Метка и Робин с расцарапанными коленями. Рыцарь с обнаженным мечом ни на шаг не отходил от кентавра.

— А это еще зачем? — спросил Сэм у Арси, пока Валери изучала цепи.

— Заложник, — коротко объяснил вор. Валери начала заклинание. — На случай, если дракон проснется. Поскольку Робин — парень хороший, то, надо надеяться, этот дракон не станет нас убивать, если жизнь Робина будет в наших руках.

— Хорошая мысль, — кивнул Сэм. Раздался треск, и освобожденная Кайлана отошла от стены, растирая запястья.

— Мне нужен мой посох, — объявила она.

Все посмотрели туда, где посох, словно тонкий мостик, лежал на двух высоких обточенных водой сталагмитах. Люматикс снял с него лапу, но близость когтей все равно не внушала доверия.

— Я на эти колонны влезть не смогу, — пробормотал Арси.

— А я смогу, — тихо ответил Сэм и легкой тенью заскользил по логову.

— Он настоящий псих, этот парень, — сообщил Арси Кайлане, тыча большим пальцем в сторону Сэма. — Совсем спятил.

Сэм понятия не имел, долго ли дракон будет спать от его зелья, но надеялся, что не меньше четверти часа. Неслышно подбежав к ближайшему сталагмиту, он потер ладони и начал карабкаться вверх.

Поверхность была скользкой, но Сэм упорно двигался вверх, и вскоре его пальцы коснулись дубового посоха. Он взял его — ладонь слегка закололо — и стремительно вернулся назад. Кайлана встретила его на полпути — и на лице ее можно было угадать тень благодарной улыбки. Сэм с поклоном вручил ей посох и собирался уже сказать что-нибудь любезное и остроумное, но тут шум у входа в туннель вернул его к реальности.

Черная Метка и Робин едва успели отскочить от огненного шара, который с грохотом лопнул внутри пещеры. Следом за ним из щели, размахивая мечами и вопя во всю глотку, выскочили Белые Тигры. От такого шума проснулся бы и мертвец. Люматикс поднял голову и обвел логово мутным взглядом. Зрачки у него были расширены от действия Сэмовой смеси. Он взревел — и этот рев был таким басовитым, что изумил всех, включая самого дракона.

— Бегите! — крикнула Кайлана, толкая Сэма к скальному выступу. — У него в углу дыра для отбросов!

Они побежали, но события развивались слишком стремительно.

Вокруг них засвистели стрелы, и еще один огненный шар взорвался так близко от Робина, что опалил ему хвост. А дракон уже втягивал воздух, чтобы выпустить самую яростную и мощную струю пламени за всю свою жизнь.

«Не успеем! — подумала Кайлана на бегу. — Нет времени!» Теплое дерево посоха послало ей напоминание о мощном заклинании, переданном ему мудростью погибших друидов.

Да, оно сработало бы, но у меня нет нужных компонентов… Мне понадобились бы огнецветы, камнеломки и еще чуть ли не дюжина редких растений… А особенно магический эльфоклевер…

Но, может быть, они у нее все-таки есть! Кайлана сорвала с пояса высохший и помятый венок, который сплел для нее Сэм. Призвав силу, она бросила цветы в воздух, и светящиеся нити секунд переплелись, словно их стебельки… По посоху побежали потоки магической энергии… Кайлана мысленно ухватила реальность и повернула ее…

Магия друидов представляла собой очищенную от всего лишнего магию самой природы, и посох Кайланы был ее квинтэссенцией. Она могла управлять воздухом, огнем, водой и землей, могла помогать жизни расцветать или увядать. Ее волшебство было способно призвать солнце во время дождя или сделать так, чтобы лето пришло зимой — правда, на ограниченной территории… А сейчас ей удалось овладеть одним из самых сложных элементов природы — временем.

95
{"b":"9037","o":1}