ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Она сосредоточилась на экране телевизора и вдруг вспомнила. Ну конечно! Кавалер Элли — артист. Он играет роль детектива по расследованию убийств в телевизионном сериале. Довольная, Мисс Лотти улыбнулась: «Наконец-то удалось хоть что-то вспомнить. Теперь бы еще выяснить, кого я встретила сегодня в „Билтморе“. Это был кто-то, очень важный для меня, уверена».

Бак дважды проехал мимо особняка «Приют странника». Очень медленно. Припарковался напротив, в тени эвкалиптов, и вытряхнул из смятой пачки «Кэмел» сигарету. Прикурил, глядя на изящные ворота из кованого железа. Их поддерживали две высокие колонны из розового гранита, толстые, как калифорнийское мамонтовое дерево, увенчанные сверху двумя грифами с распростертыми крыльями.

«Черта с два они тебя спасут, — подумал он, — эти грифы. От меня никуда не денешься, даже если поставишь другие ворота, самые современные. Уж я найду способ, как до тебя добраться. Будь уверена. Хорошо бы узнать, сколько там обслуги. Есть ли вооруженная охрана?»

С дороги дом виден не был, но туманное желтое сияние за оградой свидетельствовало, что двор в целях безопасности освещается. Надо все тщательно проверить. Он не собирался снова в психушку.

Бак представил старуху: сидит в ресторане, никакой старческой сутулости. Небось по-прежнему чувствует себя королевой, перед которой все должны расшаркиваться.

Он выбросил на землю сигарету, завел двигатель и насмешливо крикнул в сторону особняка:

— С днем рождения, Мисс Лотти. — Машина плавно двинулась вперед. — Дерьмо поганое. Развлекайся как следует. Потому что этот день рождения у тебя последний.

Было темно, дорога петляла среди холмов, но Бак делал повороты, не снижая скорости. «Ты непобедимый, — триумфально повторял ему внутренний голос. — Ты умнее всех и сильнее». Бак ликовал. День прошел на редкость удачно. Кроме всего прочего, ему удалось разговорить официантку, когда та принесла счет. Теперь он располагал кое-какой полезной информацией.

— Мисс Лотти — очень симпатичная дама, — сказала официантка. — Ее знают здесь все. Она живет в Монтесито очень давно.

— Очаровательная женщина, — любезно согласился Бак. — Таких в наши дни поискать. Настоящая леди.

Официантка улыбнулась:

— И внучку прекрасно воспитала. Элли держит кафе в Санта-Монике. Она тоже настоящая леди.

— И где же оно там находится? — Бак добавил к счету щедрые чаевые. Официантка взглянула на купюры и зарделась.

— На Мэйн-стрит. Сама я не была, но слышала: чудесное маленькое кафе. Элли приходится много работать. Не удивительно. Говорят, у них совсем не осталось денег. Даже собираются продавать особняк.

Бак продолжал улыбаться, но сердце у него упало.

— Полагаю, такие дома продают не часто. Наверняка от покупателей отбоя не будет.

Официантка пожала плечами:

— Чего не знаю, того не знаю, сэр. Хотя говорят, особняк с участком стоит больших денег. Миллионов.

Бак переключил скорость и, резко свернув налево, вылетел на скоростную автостраду. Нужно действовать. Нужно узнать, где живет Элли. Ему была необходима эта женщина.

Глава 18

Машин на шоссе почти не было, как и дорожных патрулей. В Лос-Анджелес Бак попал меньше чем через час. Здесь продвигаться стало сложнее, однако вскоре он уже несся по скоростной магистрали к Санта-Монике.

В чувство его привел Стоящий у светофора патрульный автомобиль. На штраф нарываться нельзя было ни в коем случае. Водительское удостоверение и документы на машину выглядели правдоподобно, но Бак не был уверен, насколько хорошо они выдержат полицейскую проверку.

Он медленно двигался по Мэйн-стрит, шарил глазами по домам. Вот оно, кафе «У Элли». Название написано крупными буквами на травянисто-зеленой вывеске и на окнах. Некоторое время Бак пребывал в машине, разглядывая одноэтажное здание. На двери висит табличка «Закрыто», в кафе темно.

Бак вылез из машины и обогнул дом. Здесь его постигло разочарование: дверь кухни и окно были забраны стальными решетками. Ладно, в любом случае нужно узнать адрес Элли. Придется за ней последить. Предстоящая игра наполнила Бака восторгом. Подрагивая от возбуждения, он вернулся в Лос-Анджелес.

Вечером на бульваре Сансет всегда было оживленно, даже в понедельник. Бак медленно продвигался в сторону бульвара Голливуд. На тротуарах было полно женщин, любого размера и формы. Каких хочешь. Поскольку Элли вертелась на уме, Бак выбрал рыжую.

Он опустил стекло и высунулся. Женщина высокая, грудастая, но узкая в бедрах. Короткая черная юбка и маечка, черные ботинки на высоких каблуках.

— Сколько? — спросил он быстро.

Она бросила на него оценивающий взгляд:

— Это зависит от того, чего тебе надо, мистер. Скажи, и я отвечу.

— Садись. — Он принял решение. — Обсудим по дороге. — Она скользнула на сиденье рядом.

— Если на ночь, то сотня. — Он скептически скосил глаза:

— Вообще-то ты стоишь не больше пятидесяти, но я согласен.

Она надула губы и отвернулась к окну. Прошло минуть пять.

— Куда мы едем? — спросила женщина, внезапно занервничав.

— Куда угодно. Туда, где тихо и нет копов. — Проститутка облегченно улыбнулась:

— Сначала давай деньги, потом покажу тебе одно укромное местечко.

Он молча протянул ей купюру. Она спрятала деньги в кожаный ботинок.

— Чего такой хмурый, мистер? Давай поворачивай в тот переулок. Там совсем тихо.

Бак поставил машину в дальнем конце переулка, рядом с мусорными баками, и откинулся на спинку сиденья. Это была профессионалка, и дело свое знала.

Потом он схватил ее пальцами за шею.

Она дернулась назад, вскрикнула: «Что ты дела?..» — и в панике рванулась к дверце. Бак крепче сдавил горло. Теперь его руки не смогла бы разжать никакая сила в мире.

Проститутка задыхалась, билась в конвульсиях. Наконец обмякла. Язык, так прекрасно работавший всего несколько минут назад, теперь вывалился из вялого рта, распухший, похожий на баклажан, а налитые кровью, выпученные глаза в ужасе смотрели на убийцу.

Бак выволок тело из машины и уронил. С головы несчастной жертвы сполз парик, обнажив спутанные черные волосы.

— Ах, сука! Ты даже не рыжая, — пробормотал он и злобно пнул безжизненное тело. Затем вытащил из ее ботинка сотенную, аккуратно сложил и сунул себе в карман.

В переулке было тихо, только в самом конце тускло светила лампочка. Он достал нож, выпустил лезвие и встал на колени. На лбу жертвы образовался глубокий крест, от виска до виска, от темени до переносицы. Крови было совсем немного, сердце больше не гнало ее по жилам. Бак тщательно вытер нож о короткую юбку, положил в карман рядом с сотенной, залез в машину и отбыл.

Подъехав к перекрестку, Бак включил в кабине свет и посмотрел в зеркало. Пригладил волосы, выключил свет и, весело насвистывая «Дикси», направился в Монтесито.

Бар был переполнен. Он нашел место у стойки и поймал взгляд бармена.

— Вам двойной «Джим Бим», мистер Йенсен? — спросил бармен.

— Угадали, Эл. И нет ли у вас, случайно, сухих соленых крендельков?

— Конечно, есть, сэр. Вам удалось посмотреть сегодняшний матч «Лейкерс»?

— Ясное дело. — Бак специально включил в машине радио и успел застать конец репортажа. Одним из его неписаных правил было: всегда заручайся алиби. — Да, в этот раз они играли просто здорово.

О женщине, которую он только что убил, Бак забыл напрочь. Потягивал хорошую выпивку и вспоминал свои мечты в санатории «Гудзон». Теперь они начали сбываться. И сбудутся. Все до единой. Рано или поздно.

Глава 19

Дэн на веранде возился с недавно приобретенным устройством для приготовления барбекю фирмы «Уэбер». Он приехал рано: не хотел, чтобы Элли застала его потным и пахнущим конюшней. Только что он принял душ, надел «ливайсы», кроссовки и голубую рубашку. Закатал рукава.

Дэн пригладил влажные волосы и в который раз спросил себя, почему так остро хочется ее увидеть. Если честно, то и не свидание у них намечалось, а так, встреча старых знакомых. Хотя она красивая.

18
{"b":"904","o":1}