ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Не могу. — И, не удержавшись, зевнула. — Извините, должно быть, на меня подействовал морской воздух. — Откинулась на спинку дивана, пробормотала: — Нужно вернуться домой. Завтра у меня в восемь встреча с поставщиками.

Дэн улыбнулся и отвел ее в спальню. Когда он через несколько минут постучал, чтобы взять для себя одеяло, Элли не отозвалась, потому что спала глубоким сном. Впрочем, он так и предполагал. Поправив на ней плед, Дэн позволил своей руке на секунду задержаться на ее мягких волосах. Бодрствующая Элли была воплощенной женственностью, однако у спящей был вид невинного младенца. Дэн взял одеяло и тихо удалился.

Он вышел на веранду и вгляделся в подернутую туманом луну. Рядом плюхнулся Панчо, положил морду на лапы и смежил веки. Дэн стоял долго, глядя в ночь, прислушиваясь к мягким ударам волн о берег, думая о женщине, спящей в его кровати, и о тяжелом пути, который ждет их обоих. Затем вернулся в дом, лег на диван, укрылся одеялом и заснул.

Он разбудил ее рано утром.

Элли рывком села, пробежав в смятении пальцами по спутанным волосам.

— Который час?

— Шесть. У тебя есть время принять душ и выпить кофе с тостами.

Она улыбнулась, склонила голову набок и посмотрела ему в глаза:

— Спасибо, Дэнни-бой.

— Не за что, мэм, — нашелся он, отметив про себя, что будет очень трудно остаться для Элеоноры Парриш-Дювен только другом.

Глава 21

Примерно в это же время Бак, лежа на диване в роскошном махровом халате с символикой отеля «Билтмор» в ожидании завтрака, просматривал раздел объявлений в газете «США сегодня».

Боги по-прежнему к нему благоволили. Он очень быстро нашел объявление, в котором предлагались услуги секретарши, отвечающей на телефонные звонки в отсутствие клиента. А то, что секретарша находилась за три тысячи миль отсюда, в Майами, было просто замечательно. Теперь нужно только договориться, чтобы там получали его почту и принимали сообщения для Йенсена («Компания по обслуживанию недвижимости»). И не то чтобы Бак ожидал каких-то сообщений, просто на всякий случай хотел прикрыть тылы, если кому-нибудь взбредет в голову проверить, чем он занимается.

Прибыл завтрак. Он с аппетитом поел овсяных оладий с черникой, оделся, собрал вещи и выписался. Слишком долгое пребывание здесь, как, впрочем, и в любом отеле, означает более близкое знакомство с обслугой. Люди к нему присмотрятся, запомнят и, может быть, станут задавать лишние вопросы. Кроме того, особняк «Приют странника» продадут, видимо, не скоро, следует экономить деньги. Они ему еще понадобятся.

Вернувшись в Лос-Анджелес, Бак снял дешевую однокомнатную квартиру с маленькой кухней в доме на узкой улочке к югу от бульвара Сансет. Во-первых, жили здесь большей частью молодые люди, часто менялись, во-вторых, квартира располагалась на первом этаже и имела отдельный вход. Последнее его особенно устраивало.

Он забросил в квартиру чемоданы и поехал заказывать визитные карточки с символикой «Компании по обслуживанию недвижимости», адресом в Майами и прочей мишурой.

Заказав, поехал на запад, в Санта-Монику.

Около кафе «У Элли» Бак очутился ранним вечером. Ему снова повезло. Со стоянки выехала машина, и он пристроил туда «БМВ», подрезав ожидающую очереди зеленую «акуру». Водитель пошевелил губами — похоже, выругался. Бак не удостоил его взглядом. Он сунул в счетчик три четвертака, сел в машину и, бросив взгляд на часы, приступил к наблюдению.

На циферблате горела цифра шесть, но в кафе уже была занята пара столиков. Элли отсутствовала, посетителей обслуживала сексуальная блондинка. Проезжающие автомобили часто загораживали обзор. Бак в расстройстве откинул голову на подголовник. Нужно придумать нечто другое.

Прямо напротив кафе, в двух шагах от него, располагалась маленькая закусочная.

Бак вошел, заказал холодный кофе и занял место у окна. Неспешно потягивая напиток, продолжил наблюдение.

Через полчаса он взял порцию виски. Его начало одолевать беспокойство: «Не случилось ли чего с Элли?» И тут он заметил ее. Она шла, ловко лавируя среди прохожих. Длинные рыжие волосы развевались. Торопится. В руках — большая коробка. Вот она толкнула дверь кафе и пропала из виду.

— Как раз вовремя, — поприветствовала подругу Майя из-за цинковой стойки. — Ты что, купила кофеварку?

— Конечно. — Элли взгромоздила коробку на стойку. — Иначе все клиенты перебегут от нас в «Старбакс». Пока не починят автомат, будем обходиться этим.

Она ринулась на кухню.

Хмурый Чан передвигал кастрюли, Терри нарезал овощи. Рядом с противнями на медленном огне кипел суп — сегодняшний «гвоздь программы». Пахло все весьма заманчиво.

— В этой кухне невозможно работать. — Чан поднял глаза на Элли. — Негде повернуться.

— Чан, кухня и правда небольшая, но это же хорошо. — Она надела безукоризненно чистый, без единого пятнышка, белый фартук. — Все под рукой, не нужно далеко ходить. В большой кухне ты бы пропал со своими ногами. — Ноги у Чана были главной темой разговоров. Он бесконечно на них жаловался и носил на работе башмаки на деревянных подошвах. Говорил, для удобства.

Элли перетянула волосы резинкой, образовав хвостик на затылке, напялила бейсбольную кепку и поспешила в зал к посетителям.

Майя в дверях загородила ей дорогу:

— Не так быстро, Элли Парриш-Дювен. Вначале расскажи, как провела вечер.

— Какой вечер? — Элли пожала плечами и улыбнулась. — Ах, вот ты о чем! Знаешь, мило. Приятно было встретиться со старым другом.

— Что за чушь, какой «старый друг»? Ведь тогда ты была совсем ребенком.

— Но теперь мы друзья.

— Он предлагал тебе еще встретиться?

— Майя, я тебе сотни раз говорила и сейчас повторю: это было не свидание, а дружеский ужин. Он рассказал о себе, а я — о себе. Затем я заснула, он разбудил меня утром, напоил кофе с тостами…

Живые карие глаза Майи зажглись неподдельным изумлением.

— Подожди-ка минутку, женщина. Ты хочешь сказать, что осталась у него на ночь? В первый же раз? Кто так поступает?! Боже, наверное, воздержание помутило твой разум. Либо он знает, на какую кнопку нажать. Элли, я думаю, тебе требуется серьезная переподготовка по предмету «технология общения с мужчиной».

— Мы просто разговаривали, вот и все. Вернее, большую часть вечера говорила я. Он слушал.

— А как же! Конечно, слушал! И иногда поддакивал и кивал. Знаем мы эти приемники. — Майя нахмурилась. — Нет, я этому парню не доверяю.

— Поверь мне, так хорошо, когда тебя кто-то слушает вместо того, чтобы читать мораль. — Элли протиснулась мимо Майи в зал и пошла, автоматически оглядывая столики и приветливо улыбаясь посетителям.

— Интересно, что сказала бы твоя бабушка? — громко шепнула Майя, настигнув ее.

— Напомни, расскажу тебе о проповеди, которую она прочитала мне в «Билтморе» по поводу моей сексуальной жизни, вернее, ее отсутствия, — шепнула в ответ Элли и рассмеялась, увидев, как вскинулись брови Майи.

Примерно через минуту в кафе вошел Бак. Поискал глазами хозяйку и, не скрывая разочарования, уставился на красивую блондинку, подошедшую к нему с меню.

— Добрый вечер. Столик на двоих?

Он улыбнулся самой очаровательной улыбкой:

— К сожалению, сегодня я в одиночестве.

— Сочувствую, но вы попали в точку. Насладитесь нашей кухней. — Она указала на столик у окна. — Можете наблюдать шоу на улице. Время от времени я тоже буду вас развлекать.

Он еще раз улыбнулся и взял у нее меню.

— От ваших слов у меня потеплело на душе.

— Такая работа — делать людям приятное. Сейчас я расскажу вам, какие у нас сегодня вечером фирменные блюда, а затем оставлю изучать меню. Из вин рекомендую красное «Старая ферма» или, если предпочитаете белые вина, шардонне «Фесе Паркер».

Бак заказал красное вино, суп песто, мелкие креветки и морские гребешки, приготовленные по рецепту Чана. Откусив кусочек превосходного хлеба, принялся ждать.

22
{"b":"904","o":1}