ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Бак постоял, подумал и решил не перелезать через ограду — высоко. К тому же процедура займет слишком много времени, особенно на обратном пути. Вытащил из рюкзака небольшие кусачки. Меньше чем через минуту цепь вместе с замком упала на траву. Он поднял голову и вытер со лба пот. Вдалеке залаяли собаки.

Ворота не использовали многие годы и, когда он их открывал, они сильно скрипели. Бак осторожно сомкнул за собой створки.

Буквально в двух шагах начиналась березовая рощица. Темень была хоть глаз выколи. Вот этого он не предвидел и занервничал. Постоял с минуту, пытаясь сориентироваться, и мысленно сделал заметку: в следующий раз выбрать более подходящую фазу луны.

Достав из рюкзака компас, Бак с помощью фонарика определил курс. Дом находился на востоке, на возвышении, это было известно. Бак двинулся в путь, осторожно обходя деревья.

Появилось низкое длинное здание. Он с опаской прошел вдоль стены и приблизился к темному окну. Узкий луч фонарика осветил большую пустую комнату с глубокими старомодными раковинами и прочими архаическими приспособлениями для стирки.

Достав ручку и блокнот, Бак быстро набросал, план местности, отметив расположение прачечной, и продолжил путь.

Вскоре роща закончилась, к дому вела заросшая травой тропинка. Он посмотрел на часы. Прошло всего десять минут. Еще пять — и перед ним начал вырисовываться дом, солидный, построенный на века.

Примерно с минуту он постоял, глядя на добычу. Скоро, совсем скоро возмездие настигнет Шарлотту Парриш. Жаль только, страдать эта стерва будет не двадцать лет и даже не двадцать часов.

Сойдя с тропинки, он тихо прошел через сад, мимо пустого бассейна и теннисных кортов, мимо живой изгороди из аккуратно подстриженных невысоких самшитов, окружавших декоративные клумбы, обогнул фонтан с дельфинами и по мраморной лестнице поднялся на террасу. Фронтон здания освещали прикрепленные к карнизу желтые фонари.

Бак снова бросил взгляд на часы. Двадцать две минуты. Надо действовать быстрее.

Он был спокоен, сердце работало в нормальном ритме. Достав из кармана пачку «Кэмел», он прикурил и с удовольствием затянулся. Затем с праздным видом прошелся по террасе. В комнатах на нижнем этаже было темно, лишь в большом холле горел свет. «Там сейчас Мисс Лотти», — решил Бак.

Он находился рядом с парадной дверью, когда услышал, как в замке поворачивается ключ. Реакция была мгновенной. Бак отшвырнул сигарету, беззвучно побежал по террасе и скользнул за кусты под окнами библиотеки.

На террасу неуклюже вышел Лабрадор, за ним — невысокая женщина. Бак навел бинокль ночного видения. Женщина была в халате и тапочках.

— Ладно тебе, старый попрошайка, — услышал он, как сказала женщина. — Только помни, это наш маленький секрет, Мисс Лотти ничего не должна знать. — Она нежно погладила пса по голове. — Немудрено, что ты такой толстый.

Пес съел печенье и побрел вниз по ступенькам, в сад. Женщина последовала за ним, и вскоре они исчезли из виду.

Бак не отрывал глаз от света, струящегося из открытой двери. Ему выпала блестящая возможность. Однако полной уверенности в успехе задуманного дела у него не было, и он после недолгих колебаний предпочел не рисковать. Нужно как следует подготовиться. Кроме того, хотелось насладиться местью в полной мере.

Через несколько минут он увидел Марию. Она поднималась по ступенькам, за ней медленно ковылял пес. Вдруг пес остановился, посмотрел прямо на Бака, громко гавкнул и направился к нему.

Бак похолодел, сердце бешено заколотилось. Если пес бросится, придется действовать. Ну что ж, раз так, то вначале он разделается с экономкой, а потом преподнесет сюрприз старухе наверху…

— Бруно! Иди сюда, глупый старичок, — позвала Мария.

Пес посмотрел на нее, на кусты и нерешительно последовал в дом.

Тяжелая дубовая дверь захлопнулась.

Бак с облегчением вздохнул и посмотрел на часы. Теперь стало известно, в какое примерно время Мария выводит собаку и запирает дом на ночь.

Снова закурив, Бак вылез из-за кустов. Нужно определить, во сколько они ложатся спать. Фланируя по террасе с сигаретой в зубах, он чувствовал себя на редкость вольготно.

Свет наверху погас через час с чем-то. Он записал время, сбежал по ступенькам вниз, прошел вдоль кромки гравийной подъездной дорожки, дабы не наделать шуму, и потрусил тем же путем, каким пришел.

В машине Бак посмотрел на часы. Восемнадцать минут. Слишком долго. Нужно будет приехать сюда днем и проложить через рощицу оптимальный маршрут. От дома до машины примерно миля. Нужно уложиться в семь минут, а лучше меньше.

Однако для первого раза совсем неплохо. Завтра он повторит, потом еще раз и еще. Пока не подготовится по-настоящему.

Глава 28

На кухне в кафе Элли пробовала рецепт нового блюда, чтобы потом передать Чану. На ней была белая поварская куртка, волосы заправлены под поварской колпак. Она пребывала в своей стихии, умелая, хладнокровная, получающая удовольствие от работы.

В кулинарии есть некая комбинация творчества и точной науки. Профессиональный повар должен сочетать в себе качества поэта и математика. Натура Элли в точности соответствовала данным требованиям. С одной стороны, она была авантюристкой, а с другой — деловой женщиной, знающей, чего хочет от жизни и как этого добиться.

Несколькими выверенными быстрыми движениями она разделала курицу. Затем, удалив стебли и завернув в форме сигары, порезала лук-шалот и воздушный шпинат. Так же поступила со свежим щавелем. Потом удалила стебли с листьев кресс-салата и кервеля. Растопив в чугунке кусок масла, она положила туда лук-шалот, на него курицу, посолила и поперчила, после чего накрыла чугунок крышкой и оставила томиться. Далее она обработала на большом огне шпинат, добавила к нему остальные травы. Помешала все пару минут и отправила в чугунок, сопроводив небольшим количеством сметаны, сбитой с яйцом. Подождала, помешивая, пока соус не загустел. Попробовала, добавила соли и перца, снова попробовала и удовлетворенно вытерла салфеткой губы.

Впервые приготовленную подобным образом курицу она отведала в маленьком сельском ресторане в Провансе. Легкий, летний вкус произвел на нее сильное впечатление. Ей давно хотелось подать своим посетителям что-нибудь этакое.

Элли разложила кусочки курицы по тарелкам, полила соусом и предложила Чану, Терри и Майе. Попробовать.

— Ну как? — Она уперла руки в боки, ожидая вердикта. Майя округлила глаза, совсем неизящно выскабливая ложкой тарелку.

— Божественно!

— Мне это знакомо, — отозвался Чан. — Так курицу готовят во французских деревнях.

— И что? — спросила Элли с вызовом.

— Французскую кухню я ставлю на третье место после китайской и японской.

Терри подмигнул ей из-за спины Чана:

— Вкус великолепный, Элли. Только, может быть, нужно добавить щавеля. Я люблю его.

— Я тоже. — Она снова посмотрела на Чана.

— Хорошо, — наконец признал он. — Сделаем что-нибудь в этом роде. Соус отлично пойдет с морской рыбой. И с крабовым пирогом.

— Вот это другое дело! — Элли просияла.

— Все, что хорошо для французов, для нас хорошо и подавно, — согласилась Майя.

Элли вымыла руки и вернулась к мраморному столу замесить сдобное тесто для вечерних тартинок. Она уже приготовила крем-брюле и двойной шоколадный торт. Кроме этих вкусностей, в кафе каждый вечер подавались свежие груши, фруктовый шербет и невероятно вкусный ванильный крем-англез — фирменное блюдо Терри. Элли хотелось бы предложить посетителям сыр, как во Франции, с легким зеленым салатом или свежим сельдереем в высокой стеклянной вазе. Превосходный способ закончить трапезу, по мнению Элли, но сейчас все стремятся есть поменьше жирного, и потому заказов много не будет. Так что закупать свежие сыры было невыгодно.

Сосредоточившись на тартинках, она не слышала, как зазвонил телефон.

— Тебя, Элли. — Майя протянула трубку.

— Элли слушает.

29
{"b":"904","o":1}