ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Дэн улыбнулся на другом конце линии. Он любил ее чуть идущую вверх интонацию, Элли будто ожидала чего-то удивительного. Дэн хотел надеяться, что его звонок — хороший сюрприз.

— Привет тебе, Элли Парриш-Дювен. — Она прищурилась.

— Торопишься сообщить, что я разбила вдребезги твой автомобиль?

— Тебе повезло, на сей раз обошлось небольшой царапиной. Просто звоню узнать, как дела.

— Какие дела! Работаю как каторжная.

— Я тут подумал, — сказал он, — очень долго ждать до следующей недели.

— М-м… Неужели не можешь потерпеть? Тем более я уже во второй раз стукнула твой несчастный автомобиль.

— Не могу. В любом случае я собираюсь к вечеру в Лос-Анджелес. Нельзя ли забронировать столик на одного?

Элли радостно улыбнулась:

— У тебя будет самый лучший столик и ужин за мой счет.

— Последнее не обязательно. Полагаю, что в это время ты все еще будешь надрываться на работе?

— Боюсь, да. За работой как-то веселее. Но я выкрою время, чтобы выпить с тобой бокал вина. — Она вспомнила их интимный ужин у «Молли».

— Наконец-то я попробую твои знаменитые тартинки, — сказал он.

— Они растают у тебя во рту, гарантирую. — Она улыбалась: наконец-то он придет сюда, в ее кафе.

— Элли, я буду примерно в девять.

— Жду. — Пропев коротенькое слово, она положила трубку.

Майя бросила на подругу проницательный взгляд.

— Ты вся светишься счастьем.

— Кто? Я? — Элли засмеялась, направляясь обратно к столу с тестом, намеренно не отвечая на вопрос, застывший в глазах у Майи.

— Элл, кончай крутить. Это был твой фермер из захолустья?

Элли кивнула, разминая тесто:

— Да, это был мистер Захолустье собственной персоной.

— Понятно. — Майя сделала паузу. — Ты хочешь сказать, что сегодня я с ним познакомлюсь? — На ее лице отразилось любопытство. Она очень переживала, что у подруги слишком давно не было мужчины.

— Он придет в девять. — Элли достала карамель из духовки и, бросив взгляд на стенные часы, подумала: «Ровно через четыре часа». Решительно отвернувшись, она запретила себе считать минуты.

— Ты уверена, что не хочешь надеть мой «Версаче»?

— Что за глупые шутки? Я на работе, он будет ужинать один. И потом, Майя, между нами абсолютно ничего нет. Просто дружба.

— Хорошо-хорошо, дружба, значит, дружба.

Майя вышла проверить сервировку столов — цветы, приборы, салфетки, бокалы для вина, а Элли снова бросила взгляд на стенные часы. Есть время рвануть домой, принять душ и переодеться. И наложить кое-какой макияж.

Глава 29

Бак выехал в сумерках, подгадав таким образом, чтобы не встретить патрульную машину, обслуживающую дом по соседству со старухиным особняком.

Он остановился на прежнем месте и включил секундомер. На этот раз ему удалось несколько спрямить маршрут. Он пробежал туда-сюда несколько раз, пока не выработал самый короткий путь.

Удовлетворенный, Бак дождался темноты, снова включил секундомер и побежал. Прибыв на террасу, он решил, что завтра нужно обязательно пойти в спортзал, потому что дыхание тяжеловато.

За вычитанием остановок получалось пятнадцать минут Результат не очень хороший. Нужно исключить любую случайность и, конечно, действовать быстрее.

Он удалился в конец террасы и закурил сигарету. К моменту появления экономки дыхание пришло в норму, и Бак спокойно наблюдал в бинокль, как она спускается по лестнице со старым псом. Он благоразумно расположился так, чтобы пес не мог уловить его запах, и тот не залаял. Бак посмотрел на часы. Время было приблизительно то же самое, что и вчера.

Довольный, он подождал, пока Мария запрет дверь, и тихо затрусил обратно.

В машине щелкнул секундомером. Тринадцать минут. Но он сильно запыхался. Включая зажигание, Бак велел себе завтра обязательно посетить спортзал, позаниматься на тренажере. Вообще-то особых неожиданностей не предвиделось: вряд ли кто-то вечером решит посетить Мисс Лотти, но все равно нужно предусмотреть и неблагоприятное развитие событий.

Доехав до ворот, Бак пристально вгляделся вперед Никого не было. Включив фары, он свернул налево и помчался в Лос-Анджелес.

Дома он принял душ, переоделся в дорогую голубую рубашку и бежевые брюки, глотнул бурбона из полупустой бутылки и снова вышел на улицу.

На Мэйн-стрит поставить машину не удалось, но Дэну повезло. Он добыл местечко в четырехэтажной автомобильной стоянке. Загнал автомобиль в узкое пространство, огляделся и увидел рядом желтый джип Элли. Какое совпадение!

Вышагивая обратно по Мэйн-стрит к кафе, он чувствовал себя провинциалом, приехавшим из глуши в большой город. Ярко освещенные магазины, гремящие от музыки автомобили, веселые люди, шикарные рестораны, ночные клубы. Художественные галереи, предлагают элегантной публике, пришедшей посмотреть на последние работы художников, коктейли «Маргарита» и пахнущие специями канапе. Проходя мимо, Дэн с одобрением втягивал ноздрями воздух, надеясь, что еда у Элли будет пахнуть не хуже. Он улыбнулся, подумав: сегодня она, наверное, постарается представить свою стряпню в лучшем виде. Впрочем, ее кафе далеко не в столь безнадежном состоянии, как его виноградник.

Майя узнала его сразу, как он вошел. На нем была простая белая льняная рубашка с закатанными рукавами, голубые джинсы и замшевые мокасины. Лицо загорелое, а глаза голубые — необычное сочетание — и умные. Он уверенно огляделся.

— Ничего удивительного, — объяснила Майя себе под нос, направляясь к нему, — ведь он уже здесь был. Позвольте мне угадать, — произнесла она, глядя на него своими дивными глазами. — Вы Дэн Кэссиди.

— Не стану отрицать. — Он улыбнулся, и она изумилась, как это Элли столь долго ему сопротивляется. — А вы Майя?

Она улыбнулась:

— Вижу, моя известность распространилась вплоть до Санта-Барбары.

— Гораздо дальше, до Аризоны. — Майя застонала:

— Она рассказала вам об этом?

— Боюсь, что да. — Дэна позабавил ее испуг. — Может быть, не во всех деталях, но достаточно, чтобы знать, как вы там весело проводили время.

— Элли на жизнь смотрит просто, — вздохнула Майя. — Для нее не существует секретов. Итак, добро пожаловать в кафе «У Элли». — Она указала на столик и протянула меню. — Пойду доложу, что вы пришли. — Майе очень хотелось увидеть лицо Элли, когда она сообщит подруге свое мнение о Дэне Кэссиди. Прямо-таки не могла дождаться.

Дэн сел и с интересом осмотрелся. Свет в кафе был приглушенный, интимный. Вместо свечей на каждом столике небольшая лампа с розовым абажуром. В зале — приятный гул, иногда звучат взрывы смеха. Зал заполнен на три четверти. «Для среды совсем неплохо», — решил он и, приподняв меню к свету, начал внимательно изучать реестр блюд.

Он уловил аромат нежных духов и почувствовал на щеке поцелуй. Он поднял глаза. Такого счастья Дэн Кэссиди не испытывал ни разу в жизни. Она выглядела восхитительно в белой футболке с символикой «У Элли» и черных джинсах. Волосы были спрятаны под черной бейсболкой.

— Прекрасно, Кэссиди, — произнесла Элли, ставя на стол бутылку вина и садясь напротив. — Помни, сегодня ты на моей территории.

Их глаза встретились.

— Постараюсь не забыть, — кивнул он. — И надеюсь, ты не уронишь своего доброго имени.

— Посмотрим. — Она скромно потупилась, наливая вино в два бокала.

Появилась Майя с блюдом тапенада и корзинкой чудесно пахнущего теплого хлеба.

— Его испекла Элли, — сообщила она Дэну. — Кстати, это проявление лишь одного из ее многочисленных талантов.

А каковы остальные? — Он отломил кусочек хлеба, посмотрел на Элли и, заметив ее смущение, добавил: — Боже, как вкусно! Честное слово. Я не пробовал такого хлеба, наверное… Да что там! Я никогда такого не пробовал.

— Этому меня научил Поль Пуален в Париже, — заметила Элли. — Я многому у него научилась.

— И научилась хорошо. — Он глотнул вина. — Чье?

— Твоего соседа, Фесса Паркера.

— Человек знает свое дело. — Потянувшись через стол, он поймал ее руку. — Знаешь, а я соскучился.

30
{"b":"904","o":1}