ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Бак подумал об Элли и помрачнел. Сделал большой глоток горячего кофе. Она ждет его, как роза в саду. Ничего, скоро дождется.

Он резко выпрямился, пролив кофе, когда экран заполнило лицо Рори Дювена. Ведущий рассказывал об автомобильной катастрофе. Появилась давняя семейная фотография.

Бак взирал на улыбающегося отца, ненавидя его и эту красивую женщину, которая была его женой, наследницу. Он коротко, лающе рассмеялся. Та еще наследница! Парочка уже давно убралась на тот свет. А Мисс Лотти недавно. И теперь «Приют странника» будет принадлежать ему. Он станет богатым. И свободным.

Пошли другие снимки. Мисс Лотти в особняке принимает гостей, Мисс Лотти присутствует на благотворительной акции. Наконец фотография Элли.

— Ее внучка — единственная оставшаяся в живых родственница, — сообщил голос за кадром. — Именно она и нашла тело.

Бак вспомнил вчерашний вечер, как он напрягся, ожидая, что она выйдет на балкон и обнаружит его. Вспомнил нож у себя в руке, необходимость ее убить. И улыбнулся — загадочно, холодно. Ничего, придет и ее очередь.

Он выписался из отеля и вернулся в Лос-Анджелес, решив временно залечь на дно и наблюдать за развитием событий.

Глава 39

Пятовски жил в кирпичном доме с тремя спальнями как раз напротив моста Джорджа Вашингтона, ведущего из Манхэттена в пригород Форт-Ли, Нью-Джерси.

Сейчас Пит сидел в своем рабочем кабинете. Это была приятная комнатушка с эркером. Окно выходило в небольшой садик. Пол покрывал ковер песочного цвета, на котором нельзя было различить следы грязной детской обуви. Потертый кожаный диван, пара кресел, обитых ситцем в цветочек, большой камин и большой телевизор, в данный момент включенный.

Со своего места Пит видел своего старшего сына, семилетнего Майкла, тот за столом на кухне делал уроки. Пятилетний Бен был наверху, его купала мать. Трехлетняя любимица Мэгги — сокращенно от Маргариты — свернулась у него на коленях, одна рука обвила шею папы, а другая блуждает во рту. Конечно, не вся, а только большой палец.

— Тебе скоро исполнится четыре года, — напомнил Пит. — Времени осталось чуть-чуть.

Мэгги, округлив карие глаза, посмотрела на него и продолжила занятие. От нее сладко пахло детским шампунем и чистой пижамой. Пит не удержался и счастливо вздохнул. Сахар и пряный аромат — вот из чего сделаны маленькие девочки. Вот так.

Он слегка сдвинулся и взглянул на часы. Еще полчаса, и пора на работу. Ему сегодня к шести. Это означало, что домой Пит попадет не раньше трех ночи или даже четырех, если будет много дел. Никакой радости для Анджелы, но такова жизнь. Она жена копа и к этому привыкла. А через пару дней она возьмет детей и отправится в гости к матери в Мэн, а он поедет порыбачить с Кэссиди. Пит заранее радовался встрече с другом. Интересно посмотреть, как этот паршивец живет в солнечном краю.

Мэгги чуть отяжелела. Пит бросил взгляд на дочь. Глаза закрыты, палец во рту замер. Он улыбнулся, уменьшил звук телевизора и начал переключать каналы, пока не нашел вечерние новости Эн-би-си.

В общем, ничего особенного. В Калифорнии еще одно убийство. Две престарелые дамы и собака. Жили одни в каком-то особняке рядом с Санта-Барбарой.

Услышав знакомое название, Пит насторожился и посмотрел на фотографию красивой хрупкой пожилой женщины на фоне дома. «Довольно живописно, — подумал он, — и, наверное, стоит немало». Диктор сообщал, что дом ограблен: взяты драгоценности… Мелькнула фотография симпатичной молодой женщины с широкой теплой улыбкой. «Элли Парриш-Дювен, внучка миссис Парриш и ее единственная наследница. Это она обнаружила мертвые тела».

Единственная наследница. Пятовски подумал о богатом особняке и деньгах, которые достанутся внучке. «А не дело ли это рук самой Элли Парриш-Дювен?»

Пит перенес доченьку наверх, уложил в постель. Поцеловал жену, мальчиков и убыл на ночное дежурство, распутывать очередные кошмары.

Глава 40

Элли и Дэн сидели на жестких стульях в унылой серой комнате в управлении полиции Санта-Барбары. На столе дымился нетронутый кофе в бумажник стаканчиках.

Элли не чувствовала ни боли, ни злости, ни страха. Будто умерла.

Йохансен глотнул кофе, откашлялся и бросил взгляд на напарника, детектива Рея Маллинза, высокого, худого, темноволосого, стоящего на заднем плане со сложенными руками за спиной. Наблюдающего.

— Мисс Дювен, нам бы хотелось, чтобы вы снова рассказали о ваших передвижениях прошлым вечером. С указанием точного времени, если сможете припомнить.

Элли подняла погасшие глаза.

— Я находилась в машине на шоссе 101, ехала в Монтесито. Где-то около Камарильо появился туман. Я позвонила бабушке, чтобы сказать, что готовлю ей сюрприз. Никто не ответил…

Она устало рассказала все снова. И повторит тысячу раз, если нужно, если это поможет найти убийцу.

— И вы назначили встречу с мистером Кэссиди в доме? — Она кивнула:

— Да.

На ней были джинсы, черный свитер, под ним белая футболка, принадлежащая Дэну. На ногах ботинки. Она поежилась, словно замерзла.

— И с какой целью вы намеревались встретиться с мистером Кэссиди?

В ее глазах вспыхнуло удивление. Об этом ее пока не спрашивали. Какое значение для копов имеет их встреча?

— Он еще не был в особняке, и я собиралась его поводить по дому и участку. Потом мы собирались вместе поужинать…

— И где это должно было произойти? Вы заказали где-нибудь столик?

Она смутилась и отрицательно покачала головой:

— Нет… Это было у нас чем-то вроде импровизации.

— Мисс Дювен, как давно вы знакомы с мистером Кэссиди?

Она рассеянно пригладила рукой волосы.

— Наверное… несколько недель.

— Значит, старым другом вашей семьи он не был?

— Он видел Мисс Лотти однажды. Мы вместе пили чай. — Глаза Йохансена встретились с глазами Маллинза. Голос потерял мягкость, стал хриплым:

— Насколько я понимаю, вы единственная родственница миссис Парриш. Стало быть, унаследуете все ее имущество. Так?

Она озадаченно кивнула:

— Да, но…

— Не считаете ли вы, что это могло быть весьма веским мотивом для убийства?

Она вздрогнула, шокированная.

— Вы думаете, ее убила я? — взвизгнула Элли, согнулась пополам и затрясла головой. — Это надо же придумать такое, это надо же…

Маллинз достал из кармана пачку «Лаки страйк»:

— Сигарету, мисс Дювен? — Она его не услышала.

— Это отвратительно, ужасно, мерзко… Как вы могли подумать, что я на такое…

— Никто не думает, что вы что-то натворили, мисс Дювен. Просто такова логика допроса, которой мы должны следовать. — Впрочем, лично Йохансен как раз думал, что Элли причастна к убийству. Ограбление выглядело инсценировкой. Неясно почему, но некоторые ювелирные украшения преступники оставили. Впрочем, не слишком ценные. Как, наверное, и украденные. Для жестокой расправы с двумя старыми женщинами оснований явно недостаточно. Хотя поди залезь в шкуру преступника! В наши дни владельцам магазинчиков простреливают головы и за пару баксов.

— Мисс Дювен, — сказал Йохансен, — я был бы вам очень признателен, если бы вы сейчас вместе с нами посетили дом. Нужно проверить вещи Мисс Лотти и сказать, что пропало. Мы сделаем опись.

Элли в панике привстала со стула:

— Вы хотите, чтобы я снова вошла в эту комнату?

— Это может помочь расследованию преступления. — Элли вытерла слезы.

— Я согласна на все, лишь бы нашли убийцу. — Увидев, что Йохансен поднимается со стула, она быстро добавила: — Но я хочу, чтобы Дэн тоже был там.

— Конечно, если вам так хочется. — Детектив поджал губы. Парень был ему ни к чему. Он посмотрел на сидящих перед ним. Прекрасная парочка, они вполне могли действовать вместе. Эта версия, по его мнению, была самой перспективной.

Полицейская патрульная машина помчалась по бульвару Кабрильо. Элли крепко держала Дэна за руку. Ветерок шевелил верхушки пальм, в голубом небе сияло солнце. Все выглядело как обычно. Они проехали птичий заповедник слева, в котором любила бывать Мисс Лотти (она наблюдала в бинокль за новыми прибывшими питомцами), красивое кладбище, где мать и отец Элли покоились рядом с Уолдо Стамфордом и где вскоре к ним присоединится бабушка. Миновали въезд на скоростное шоссе, повернули налево. Вот и знакомый путь в гору.

39
{"b":"904","o":1}