ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Добрый вечер.

Человек за стойкой оторвал взгляд от полицейского сериала и с любопытством посмотрел на Бака.

— Номер стоит двадцать пять долларов в сутки, отсчет времени с одиннадцати, в номере можно варить кофе.

— Прекрасно. — Бак протянул ему наличные. Старик положил деньги в ящик и снял ключ с доски.

— Квитанция нужна?

— Нет.

— Ваш номер двадцать третий, слева.

Получив ключ, Бак поставил машину на отведенное место, позади двадцать третьего номера. Отпер дверь, которую легко можно было открыть с помощью кулака, вошел в комнату, включил верхний свет. Тонкий коричневый коврик, весь в пятнах, на кровати видавшее виды оранжевое ворсистое покрывало. И затхлый запах вкупе с ароматом освежителя воздуха. Причем первый компонент превалировал. И это после «Билтмора».

Бак бросил на тумбочку ключи, разделся и встал под душ.

Горячая вода пронзила острыми иголками раненую руку, но он едва это заметил. Он думал об Элли, запертой в ящике. Нужно было убить эту сучку прямо там, на месте. Но он не смог. Потому что любил ее.

Бак вышел из-под душа, вытерся крохотным полотенцем, оделся и отправился искать винный магазин. Полчаса спустя он лежал на кровати с бутылкой «Джим Бим». Напротив мерцал маленький экран черно-белого телевизора.

Бак глотнул бурбона. «Элли заперта в ящике почти пять часов. Что ж, будем надеяться, она получает огромное удовольствие».

Ни звука, ни света, ни пространства, ни времени. Ни слез: те, что были, Элли давно выплакала, а новые, похоже, никогда не появятся. Он запер ее в этом ящике умирать. То и дело на нее накатывали приступы клаустрофобии, от которых страшно давило грудь и останавливалось дыхание. По лицу тек пот, от чего кожа страшно зудела.

Элли чуть поменяла положение, и веревка мгновенно впилась в лодыжки. Колени под подбородком. Руки завернуты за спину. Боль в плечах мучительная, зато не даст потерять сознание. Отключиться нельзя ни в коем случае. Иначе шансов уцелеть не останется. Никаких.

Элли застонала. Боль стала неотъемлемой частью, казалось, ее невозможно переносить. Но Элли твердила себе: «Надо терпеть. Надо, если хочу выжить».

Навалилась апатия. Каждый вздох требует слишком много усилий, доставляет чересчур много боли. Лучше умереть.

И тогда в памяти вспыхнул образ Дэна. Элли видела щетину на его щеках, голубые глаза, четко очерченные губы. Губы, целовавшие ее так нежно… «Неужели это было несколько дней назад?» Неожиданно в ней проснулась жажда.

Жажда почувствовать истому от его прикосновений, вдохнуть резкий мужской запах после занятий любовью и смочить пальцы во влаге, проступающей на спине Дэна. Она мечтала о нем так сильно, что почти осязала вкус желания. Боже, как нужны были ей сейчас нежность и забота Дэна, ощущение, что он ее любит!

«Он должен меня искать, — повторяла она снова и снова. — Он давно меня ищет. Он умный и умелый коп, он знает, что делать. Но как, как он найдет меня в этом Богом забытом месте? Нет, никогда. Я обречена на смерть».

Через дырочки в ящике просачивался прохладный воздух, она алчно хватала его ртом.

Вспомнилась катастрофа. Ярко, во всех подробностях. Тогда Элли чудом осталась в живых. Улыбка отца, улыбка матери, полет в каньон…

Теперь Элли поняла: родители знали, что погибнут, но сохраняли присутствие духа. Она услышала пение, будто отец был здесь, в этой комнате, рядом… «Вперед, Христово во-о-о-инство! Шагайте туда…»

Дрожащим голосом, она подхватила:

— …куда зовет вас крест Иисуса…

Глава 75

Хэл Морроу, когда ему позвонили насчет Бака Дювена, не удивился. Он ждал этого звонка, причем давно. Тем не менее сообщение его потрясло.

— К сожалению, я не знал о смерти Шарлотты Парриш, — сказал он Дэну. — Но не сомневаюсь — его работа.

— В каком родстве он с Парришами?

— Подождите минутку. Я должен был записать. — Администратор перелистал историю болезни. — Вот. Бак — сын Рори Дювена от первого брака. Позднее Рори женился на дочери Шарлотты Парриш, Романи.

Дэн переглянулся с Питом.

— Значит, Бак — сводный брат Элл и.

— Верно, — сказал Морроу. — Скорее всего он явился в особняк «Приют странника», чтобы потребовать часть наследства, положенного ему после смерти отца, но тот не оставил никаких денег. Во-первых, у него их никогда не было, а во-вторых, Романи пустила свое приданое на ветер. В любом случае Баку не на что претендовать. Кроме того, законной наследницей матери является ее дочь. Бак взбесился и попытался убить Лотти Парриш, но в библиотеке случайно оказалась Элли. На ее крики сбежались прислуга и охрана. От уголовного преследования Бака миссис Парриш отказалась, потому что у него та же фамилия, что и у ее внучки. Ей не хотелось публично позорить Элли, и она решила принудительно поместить Бака к нам. Клинически этот человек явный психопат. Несдержанный, порой буйный. У меня нет абсолютно никаких сомнений, что этот тип способен совершить преступления, которые вы описали.

— Тогда почему, черт возьми, вы его выпустили? — Дэн не смог скрыть раздражения.

Морроу с сожалением вздохнул:

— Поверьте, у меня не было выбора. У нас частное заведение. Я обращался в психиатрические клиники штата, там принять его отказались. Сослались на отсутствие свободных мест, сокращение финансирования и прочее. Да и в прошлом Бак не имел каких-либо правонарушений, только покушение на Шарлотту Парриш.

— И он вышел на свободу.

— Да. У меня сохранилась его фотография. Настоящий бугай. Рост метр девяносто один, вес около ста килограммов, мускулистый, кожа светлая, волосы медно-рыжие, вьющиеся. Глаза карие, иногда почти черные. Очень сильный.

Заполучив фотографию Бака, Дэн с Питом покинули санаторий.

Дэн положил трубку и посмотрел на Фаррелла.

— Вот вам и мотив, — угрюмо буркнул детектив, вертя шариковую ручку.

Раздраженный Пятовски отвел глаза от этой чертовой бирюльки. Если Фаррелл не выбросит ручку, ему не поздоровится.

— Убрав с дороги Мисс Лотти и Элли, — сказал Пит, — Бак может на законных основаниях претендовать на недвижимость как последний отпрыск рода Парришей и Дювенов. В конце концов, он был, я хочу сказать, является сводным братом Элли.

Все трое знали, Элли должна умереть. Только в этом случае Бак завладеет особняком. Если тело не будет найдено, дело о наследстве затянется на долгие годы.

— Но почему он не убил ее сразу, в кафе? Или на авто стоянке? — Пятовски заходил по комнате. — И еще. Если ему нужно тело, то почему Элли исчезла?

Дэн подумал о фотографии, украденной с туалетного столика Мисс Лотти.

— Потому что он влюблен, — произнес он тихо. — Этот негодяй одержим ею. Наверное, давно следил за ней, знал о каждом ее передвижении. Так что мотивов тут целый букет. Корысть, месть, страсть, безумие. Но возможно, он ее до сих пор не убил. Только на это и остается надеяться.

Глава 76

Кафе было закрыто. После исчезновения Элли Чан не считал себя вправе распоряжаться.

Фаррелл собрал сослуживцев вокруг стола. Перед каждым стояла чашка с нетронутым кофе. Все передавали из рук в руки цветную фотографию Патрика Бакленда Дювена, напрягая память.

Чан, Терри и Малыш вообще редко видели посетителей, а Джейк подобной личности вроде не замечал.

— Хотя я всегда запоминаю лица, — подчеркнул он.

Майя изучала снимок от всей души, желая узнать похитителя. Но увы! Фотоаппарат запечатлел совершенно незнакомого мужчину.

— Тут был один тип, раз или два. Крутился около Элли. Но на этого не похож.

Дэн насторожился:

— А как он выглядел? — Майя нахмурилась:

— Довольно высокий, внешне симпатичный, но, с моей точки зрения, какой-то странный. Кожа очень светлая… И волосы темные… И усы. Он носил темные очки в такой холодной, стальной оправе. Мне этот хлыщ сразу не понравился, и я сказала Элли, что он мерзкий.

62
{"b":"904","o":1}