A
A
1
2
3
...
64
65
66

И вот веревка лопнула. Элли вытянула из-за спины руки и размяла затекшие кисти. По лицу потекли слезы облегчения.

Элли схватила лопатку и начала перетирать веревку, связывающую лодыжки. Ничего видно не было. Она действовала на ощупь. И это при том, что машина продолжала делать резкие повороты.

«О Боже, она никогда не оборвется, никогда…»

Элли трудилась до тех пор, пока лопатка не резанула по ноге.

«Наконец-то я свободна».

Судорожно ловя открытым ртом воздух, зная, что в ее распоряжении очень мало времени, Элли устроилась поудобнее и обеими руками сжала лопатку.

«Я не собираюсь умирать, я не собираюсь умирать, я не собираюсь умирать…» — мысленно повторяла она, надеясь, что когда откроется багажник, силы ее не покинут.

«Эксплорер» съедал милю за милей, но Дэн продолжал давить на газ. Дорога была каждая минута. Сейчас все зависело от того, насколько быстро они доберутся до места.

Пятовски и не думал останавливать друга. Пусть превышает скорость сколько влезет. Если попадется дорожный патруль, он покажет служебное удостоверение и скажет, что преследует опасного преступника.

Дэн позвонил Карлосу:

— В кабинете, в столе, лежат ключи от особняка «Приют странника». Возьми их и выезжай немедленно. Встретимся там… — он бросил взгляд на часы на приборной доске, — через полчаса. Поставь машину на подъездной дорожке подальше от дома и не забудь погасить огни. — Закончив разговор, Дэн объяснил Питу: — Это единственное место, куда он мог ее отвезти. Я просто нутром чувствую, его тянет на место преступления. «Приют странника» — предел его желаний. Не сомневаюсь, он мечтал о нем все долгие годы в «Гудзоне». Это наш единственный шанс.

Элли ждала. Наконец машина остановилась, похоже, на светофоре, потому что двигатель Бак не выключил. Снова тронулись в путь и опять остановились, и так несколько раз. Должно быть, проезжали через город.

Вытерев пот со лба, Элли прислушалась. Не постучать ли лопаткой? Но, судя по звукам снаружи, машин поблизости не было. Бак сделал левый поворот и начал подниматься в гору. Элли приподняла голову. «Вот, значит, куда он меня привез».

Элли знала на этой дороге каждую выбоину, так что сомнений не было. Шины заскрипели по гравию. Вскоре машина остановилась. Она услышала, как он вылез из салона, хлопнул дверцей… Крышка багажника медленно поднялась.

Элли мгновенно села и ударила Бака лопаткой по лицу. Он завопил от боли и отшатнулся. Она по инерции выпала из багажника наземь, но быстро вскочила на ноги. Он двинулся на нее, растопырив громадные руки.

«О Боже, Боже, помоги мне, пожалуйста…»

Она снова взмахнула лопаткой, и та с гулким звоном опустилась ему на голову. Он рухнул.

Выронив лопатку, она побежала к дому.

— Сука! — заорал он вслед. — Сука, такая же, как твоя шлюха мать… Богатая сука, как твоя шлюха бабка… Ты покойница…

Она резко поменяла направление и начала петлять между деревьями, спотыкаясь о корни. Дыхания не хватало, сердце стучало где-то у горла.

«Но я не собираюсь умирать…»

Элли остановилась, переводя дух, прислушалась, огляделась. Было очень темно, Бак умолк. Она привалилась спиной к березе и закрыла глаза.

И тут Бак схватил ее за горло.

Даже раненный, он был неукротим.

«Жалкая девчонка! Как смела она подумать, что перехитрила меня?! Да я умнее вас всех, вместе взятых».

Элли почувствовала жар его дыхания.

— Ты покойница, Элеонора Парриш-Дювен. — Она открыла глаза.

— Иди, — приказал он и вынул из кармана нож. Щелкнуло лезвие.

Элли заковыляла к дому. Бак велел остановиться у двери, ведущей на кухню. Пока он возился с замком, Элли переминалась с ноги на ногу. Он втолкнул ее на кухню и запер за собой дверь.

Свет не включил, но Элли знала дом настолько хорошо, что могла пройти по комнатам с завязанными глазами. Знакомое место ее успокоило. «Пусть сил почти не осталось. Все равно хорошо. Если мне предстоит умереть, то лучше здесь, среди самых дорогих воспоминаний».

Бак втолкнул ее в библиотеку, включил лампу. Его глаза ледяно заблестели.

— На колени. — Он указал на прекрасный турецкий ковер возле стола. Она замешкалась, глядя на мучителя огромными опаловыми глазами. — На колени, я сказал. — Он прижал ее лицом к ворсу.

Теперь Элли Парриш-Дювен была в его власти. Он мог казнить ее или помиловать. Но для этой дряни у него не осталось ни капли милосердия.

Глава 83

На заднем сиденье пикапа покачивались Сесил и Панчо. Карлос пристально вглядывался в лобовое стекло, ища в потемках «эксплорер». Не найдя, поставил машину, как проинструктировал Дэн, и стал ждать.

Несколько минут спустя в ворота свернула машина. Карлос напрягся, потом облегченно вздохнул. «Слава Богу, „эксплорер“».

Из пикапа выпрыгнул Панчо и, громко повизгивая, затанцевал на задних лапах. Карлос быстро загнал пса в машину и двинулся вслед за Дэном по гравийной дорожке.

Пятовски выглянул из окна «эксплорера».

— Молодец, Кэссиди, рассудил правильно. — похвалил Пит друга.

Услышав шорох шин по гравию, Бак вскинул голову. В глазах мелькнула паника. Он готов был убить Элли сейчас и покончить с делом, но тогда месть будет не полной. Мало того, его могут арестовать, а он поклялся больше никогда им не сдаваться.

Они уже открывали парадную дверь.

Бак подхватил Элли на руки и понес наверх, в апартаменты бабушки, там кинул на кровать, вернулся к двери и запер ее. Теперь ему никто не помешает.

Он вытащил из карманов баночки с горючей жидкостью. Он собирался сжечь «БМВ», когда покончит с делом. Придется скорректировать план. Он вылил жидкость на ковер, мебель. Лег на кровать рядом с Элли. Она смотрела беспомощно, как загнанное животное.

— Я действительно тебя любил, Элли.

Бак принялся ее целовать. Залез языком в рот, зашарил руками по груди, по всему телу. Ее затошнило. Отпрянув, она упала с кровати, услышала его смех, но все равно поползла к балконной двери, вскочила на ноги и начала ее дергать за ручку. Тщетно. Дверь оказалась запертой. Пальцы попытались нащупать ключ, который всегда торчал в замке. Его не было. Значит, опять ловушка. Как с лифтом.

Элли обернулась и встретила сумасшедший взгляд. Бак чиркнул спичкой и уронил ее на ковер.

— Он поджег дом!

Дэн заметил ее силуэт на фоне красного зарева и крикнул:

— Элли, Элли, разбей стекло и прыгай!

Но Элли его не слышала, не видела. Она даже не представляла, что он сейчас здесь.

Карлос побежал искать приставную лестницу. Пятовски прыгнул в пикап. Он проехал вдоль террасы и остановился под балконом. Дэн быстро забрался на крышу машины. У стены росло старое инжирное дерево, по нему, можно было вскарабкаться. Лишь бы оно выдержало его вес.

Дэн подтянулся на самой толстой ветке. Она угрожающе затрещала, но он успел ухватиться за перила балкона одной рукой и повис, чувствуя, что пальцы вот-вот разожмутся.

Бак то и дело разражался хохотом. Его приводила в восторг собственная смышленость. Он лее же победил и получил главный приз.

Элли видела его блестящие безумные глаза. В них отражалось пламя. Он потянулся к ней, чтобы затащить обратно, в постель. Дым не давал Элли дышать, обжигал легкие. Она поняла, что умирает. «Ну что ж, значит, судьба».

Внезапно балконная дверь со страшным треском сшибла ее с ног. Получив кислородную подпитку, пламя радостно зарычало. Элли увидела Дэна, а чуть погодя Пятовски. Галлюцинация, подумала она и потеряла сознание.

Бак устремился к Дэну, быстро, как пантера, целясь ножом прямо в сердце. Но пистолет Пита оказался шустрее. Он плюнул свинцом раз, потом другой.

А потом третий, для надежности. Бак дернулся назад, как марионетка, у которой перерезали нитку, и бухнулся на колени.

От боли некуда было деться. Казалось, в грудь воткнули миллион ножей. Бак посмотрел на Элли. Пламя лизало длинные рыжие волосы. Вокруг прекрасного лица колебался огненный нимб.

65
{"b":"904","o":1}