ЛитМир - Электронная Библиотека

– И тока когда в прошлом бойцы Теплоземелья желали размяться как следует, они выезжали из Врат навстречу Броненосным. Это ж вечно неравный бой, неужели им еще не надоело?.. Остается тока дивиться.

– И не надоест, мой мохнатый друг, пока кого-то не останется: или их, или нас.

– А почему это вы решили, что у них завелось там что-то эдакое, чего раньше никогда не было?

– Боюсь, что я не ошибаюсь, – торжественно проговорил волшебник, – однако ныне я не ближе к природе этого нового зла, чем прежде. Я знаю только, что оно существует и если его не разрушить, то придется готовиться к встрече. – И он погрозил пальцем в сторону Талеи. – А здесь, моя милочка, немедленно возникает вопрос об одном важном преимуществе, которым обладает Броненосный народ и с которым нам разом не управиться. Речь идет о том, что народы Теплоземелья разделены и независимы. А Броненосный народ стремится к поставленной цели под руководством одного предводителя. Они обладают силой, которую дает централизованная власть… По природе своей она не волшебна, но тем не менее смертельно опасна.

– Тем не менее это самое их единство не мешало нам тысячу лет растирать их в дерьмо, – невозмутимо парировала Талея.

– Верно, но на этот раз… на этот раз я боюсь жуткой беды. И память прошлых побед может только усугубить ее, как только что продемонстрировала ты, дорогуша. Несчастье это грозит прорвать границы пространства и времени… Оно способно распространиться на все континуумы. Боюсь, что если мы не сможем отвести ее, нас ждет, друзья, не поражение – Армагеддон[16].

Глава 12

В Древе наступила долгая тишина. Наконец Талея поинтересовалась:

– Какое же слово дошло до вас с Зеленых Всхолмий, Достопочтенный чародей?

– Как я сумел ощутить, – торжественно начал волшебник, – Скрритч Восемнадцатая, Верховная повелительница Куглуха, Кокметча, Кот-а-Крулна и всех земель и окраин Зеленых Всхолмий, наследная Главнокомандующая, призвала Броненосный народ к повиновению. Армию они готовят уже многие годы. Новая военная мощь и черная магия, которой они овладели, вселили в них надежду, что на сей раз они не встретятся с неудачей. И ощущение этой жуткой уверенности, кошмарной решимости сильнее, чем все остальное, отпечаталось в моем разуме.

– А ничего нового относительно этой магии вам не удалось выяснить? – поинтересовался Джон-Том.

– Одну только вещь, мой мальчик. За всем этим стоит сам Эйякрат, зловещий маг Броненосного народа. Об этом можно было давно догадаться – ведь его учения стоят за всякой гнусностью, слухи о которой доходят до нас с Зеленых Всхолмий. Не следует тебе, Джон-Том, недооценивать этого врага. – Волшебник указал в сторону невозмутимых Маджа и Талеи. – Твои приятели ведут себя как щенки, впрочем, их вины в том нет. – И Клотагорб пододвинулся ближе к двум рослым людям.

– Я хочу объяснить вам, что Броненосный народ не похож на нас: каждый из них с легкой душой убьет любого из вас, чтобы посмотреть, что там внутри. Для них это все равно что ветку сломать. Впрочем, виноват – мы-то и к дереву отнесемся с большим вниманием.

– Можно без подробностей, – сказал Джон-Том. – Я верю, что все обстоит действительно так. Но что же мы сумеем сделать, не покидая Древа? – Он провел пальцами по дуаре. – Магия ее музыки нова для меня, я даже не умею с ней справляться и не знаю своих возможностей. Вероятно, вам самим и под силу что-то сделать, но такой невежественный новичок, как я…

– Дело в том, мой мальчик, что твой метод отличается от моего. Я не знаю волшебных слов, которыми ты пользуешься. Быть может, ты окажешься полезен именно в тот момент, когда и сам не будешь подозревать об этом. Но и ты, и твоя спутница, – он показал на сосредоточенную Флор, – имеете весьма впечатляющий облик. Возможно, наступят такие времена, когда мне потребуется произвести впечатление на колеблющихся или сомневающихся.

– Мы способны биться, – отозвалась девушка с совершенно не подходящей к чувственному, еще чуть детскому личику жаждой крови во взоре.

– Потерпи, милочка, – с отеческой улыбкой порекомендовал волшебник. – Для кровопролития у тебя найдется достаточно поводов. Но сперва… Джон-Том, ты совершенно прав – не покидая Древа, много не сделаешь. Следует мобилизовать жителей Теплоземелья, нужно победить их неверие и сомнения, готовить их к грядущей войне. Письмом-другим ничего не добьешься. Поэтому поднимать их необходимо личным примером.

– Чертова чушь, – пренебрежительно фыркнул Мадж. – Я не собираюсь брести на край света в какой-то там крестовый поход.

– И я тоже. – Талея поднялась, и левая рука ее привычным движением легла на кинжал у бедра. – У нас есть собственные дела… Есть о чем подумать и позаботиться.

– Дети, – еле слышно шепнул Клотагорб и уже более громким голосом добавил: – Какие у вас дела? Бегать и прятаться от полиции Двенадцати Графств? Красть и ловчить? Я же предлагаю дело благородное и величественное… жизненно важное для судеб не одного – двух миров! Об участниках его будут слагать песни в течение дважды десяти тысяч лет.

– Извините, – сказала Талея. – Это не для меня.

– И не для меня, шеф, – добавил Мадж.

– Что ж, – с усталым вздохом проговорил Клотагорб, – ваш доход будет пропорционален приложенным усилиям.

– Ну и во что ж это выльется, Ваша неощутимость? – Позиция Маджа разом переменилась. – Как же будут оцениваться наши усилия?

– По достоинству, – отвечал чародей. – Я обещаю, даю слово.

– Не знаю, чего оно стоит… – Слова Маджа забарахтались, как акула в соленом озере. На лице волшебника проступило нечто новое, грозное и вовсе не старческое. – Конечно, сэрра, я тока хочу сказать, что все это очень здорово. Слово великого волшебника для нас – во! – И он опасливо глянул на Талею. – Так, любашка?

– Наверное, так, – осторожно ответила та. – Но при чем здесь именно мы? Если вам необходим почетный караул или там телохранители, почему бы не подыскать кого-нибудь, кто будет разделять ваши сумасбродные идеи?

Клотагорб отвечал без раздумий.

– Потому что оба вы сейчас здесь, оба вы уже знакомы с моими сумасбродными идеями и с историей этой пары. – Он указал на Флор и Джон-Тома. – И еще потому, что мне некогда подыскивать кого-нибудь другого: мы немедленно отправляемся к далекому Поластринду.

– Гм, шеф, – нерешительно проговорил Мадж. – Согласиться-то я согласился, слово, значица, надо держать… но чтоб в Поластринду? Значица, нам отправляться, сэрра… а вы знаете, без всякого неуважения, что это далеко, а?

– Знаю, и совершенно точно, мой добрый выдр.

– Так туда же не один месяц придется добираться! – негодующе воскликнула Талея.

– Пришлось бы… если путешествовать по суше. Но я не столь глуп и молод, чтобы предпринимать подобные походы. Мы должны передвигаться быстро. Да, я знаю теперь, что произойдет, но вот когда это будет… К тому же я совершенно не представляю, сколько времени может потребоваться на подготовку. В таких случаях следует приберечь то, чего потом может не хватить. Итак, мы не будем брести по суше, а направимся вверх по течению Вертихвостки.

– ВВЕРХ по реке? – Талея удивленно приподняла брови.

– Плыть можно и против течения.

– До поры до времени, ваша удивительность, – скептически заметил Мадж. – А чего будет, када мы доберемся до Дуггакуррских стремнин? Кроме того, там и на глубоких местах еще много кой-чего. Поговаривают и о разных опасностях.

– Все препятствия можно преодолеть. – Клотагорб говорил если не с уверенностью, то по крайней мере убежденно. – Препятствия не имеют значения. Есть они или нет – все равно надо спешить.

– Знаете что, а я лучше отправлюсь сушей, – проговорила Талея.

– Извини, дорогуша. Необязательно нам придется познакомиться со всеми тайнами Вертихвостки, только по воде путешествовать быстрее и чище.

– Хорошо говорить, – буркнула девушка. – Вам-то что, вы в воде словно дома.

вернуться

16

Битва сил добра и зла перед Страшным судом, которая произойдет на горе близ города Меггидо, отсюда название.

39
{"b":"9042","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Как прожить вместе всю жизнь: секреты прочного брака
Агрессор
Моей любви хватит на двоих
Алмазная колесница
Сам себе плацебо: как использовать силу подсознания для здоровья и процветания
ПП для ТП 2.0. Правильное питание для твоего преображения
Музыка ветра