ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Значит, вам нужны еще доказательства? – спросил Джон-Том.

– Более конкретные, высокий человек, – подтвердил суслик. – Война – дело серьезное. Следует напомнить членам Совета, – он глянул на сидящих за столом, – что если вторжение не произойдет, если не будет вашей необычной войны, то на следующий год пойдем на удобрение мы с вами, а не наши гости. – Крошечные черные глазки обратились к Джон-Тому. – А посему я рассчитываю на известное понимание с вашей стороны.

В зале раздались негромкие аплодисменты, к которым не присоединился лишь колибри Миллеводдеварин. Он все еще бормотал:

– Мне нужны эти предатели! Я хочу выклевать их поганые глаза!

Коллеги не обращали на него внимания: колибри воинственны и не склонны к размышлениям.

– Значит, вы получите более основательные доказательства, – ответил утомленный волшебник.

– Мастер? – Пог с беспокойством глянул на чародея. – Чдо вы дам задумали?.. Новое заклинание сразу же после первого? Лучше не надо, а?

– Неужели я настолько одряхлел, Пог?

Мыш, помахав крыльями, решительно ответил:

– Ага, дак дочно, босс.

Клотагорб неторопливо кивнул.

– Я ценю твою заботу, Пог. Из тебя еще выйдет хороший фамулус.

Мыш улыбнулся в ответ. Улыбка была ничуть не приятнее оскала, однако видеть приветливое выражение на вечно раздраженной физиономии крылатого ученика чародея никому еще не доводилось.

– Что ж, придется потрудиться. – Маг поглядел на Джон-Тома, потом на Маджа. – Из всех здесь присутствующих ты ближе всего к низам населения.

– Благодарю, ваше чародейство, – сухо отвечал выдр.

– Каким образом я мог бы убедить тебя в реальности угрозы?

– Ну, не знай я обо всем, потребовались бы доказательства… – задумался Мадж, – лучше, чтоб мне все показали.

Клотагорб согласился:

– Так я и думал.

– Мастер… – вновь вступил Пог.

– Все в порядке, у меня хватит сил. – Лицо волшебника стало бесстрастным. Он погрузился в глубокий транс. Не столь всепоглощающий, как то было с М'немаксой, но Совет почтительно притих.

В комнате вдруг потемнело, шторы сами собой задернули сумрачные окна. За длинным столом встревоженно зашептались, однако никто не шевелился. Хорь Аветикус, как заметил Джон-Том, не проявил ни малейшего беспокойства.

В дальнем конце палаты соткалось облачко довольно странного вида – плоское и прямоугольное. Внутри него появилась картинка. Когда она обрела резкость, советники разразились восклицаниями ужаса и отвращения.

В облаке маршировали полки насекомых, над рядами высились пики, копья, шлемы, мерцали мечи и щиты. Огромные генералы броненосных руководили войском, растянувшимся по туманной равнине, насколько мог видеть глаз. Шли тысячи… тысячи тысяч насекомых.

Видение разворачивалось, и советники начали тревожно переговариваться:

– А они лучше вооружены, чем прежде… Смотри-ка, действуют вполне осмысленно… В них чувствуется уверенность… Прежде этого никогда не было. Но сколько их… Сколько же их!

Картина изменилась: в облаке поплыли каменные лабиринты и сооружения, глыбой выросли тяжелые контуры замка Куглух.

Картинка перескочила на одну из темных туч, задрожала и исчезла. Облако с хлопком рассеялось, и свет возвратился в палату.

Клотагорб, раскачиваясь, сидел на полу, Пог, трепеща крыльями, подносил ему фиал. Волшебник сделал большой глоток, покачал головой и вытер рот тыльной стороной руки. Потом поднялся с помощью мыша и неуверенно улыбнулся Джон-Тому.

– Получилось неплохо. Впрочем, до замка не дотянулся. Далековато, да и охранительные заклинания мешают. Сбился по вертикали. – И маг начал оседать. Джон-Том едва успел подхватить старого чародея.

– Вам не следовало этого делать, сэр. Такая слабость…

– Пришлось, мой мальчик. – Он качнул головой в сторону длинного стола. – Из-за нескольких твердолобых.

Советники переговаривались между собой, но, услышав голос Клотагорба, умолкли.

– Я хотел показать всем внутренности замка, однако тайны его ограждены слишком могучими чарами.

– Но откуда вам известно об этой новой магии? – поинтересовалась все еще недоверчиво гоферша.

– Я призывал М'немаксу.

В удивленных возгласах неверие смешалось с трепетом.

– Да, я сделал это, – с гордостью проговорил Клотагорб, – невзирая на жуткую участь, которую сулила мне и моим спутникам неудача.

– Но если вы сделали это один раз, почему бы снова не призвать этого духа и не выяснить у него истинную природу зла, угнездившегося в Куглухе? – спросил один из советников.

Клотагорб негромко расхохотался.

– Я вижу, здесь нет знатоков магии. Жаль, что на Совете отсутствует местный чародей или волшебница. Удивительно, что мне вообще удалось это сделать. Попытайся я рискнуть снова, скорее всего, М'немакса вырвался бы на волю и в долю секунды от нас остались бы лишь горелые кости да мясо…

– Понятно, теперь понятно, – поспешно согласился советник.

– Придется полагаться лишь на себя, – сказал Клотагорб. – Силы извне не спасут нас.

– Наверно, следовало бы… – начал кто-то из собравшихся, поглядев налево, как и все остальные. Хорь Аветикус встал.

– Я объявлю мобилизацию, – негромко заявил он. – Армия соберется через несколько месяцев… Я обращусь к своим коллегам в Снаркене, Л'боре и прочих городах и селениях. – Он невозмутимо поглядел на Клотагорба. – Мы встретим нападение, сэр, всеми силами, какими располагают Теплые земли. На вашу долю остается то самое черное чародейство, о котором вы говорили. Мне не по вкусу бой, если не видишь противника. Но я уверяю вас: ни одно существо из плоти и крови не пройдет Трумовым Проходом.

– Генерал Аветикус, решение еще не принято, – запротестовала гоферша.

Узкая физиономия хоря повернулась к коллегам.

– Наши гости, – он показал на четырех странников, – свой выбор сделали. Учитывая их слова и поступки, я принял свое решение. Мобилизация будет объявлена. Решайте сами, благословите вы этот шаг или нет, но армия будет готова. – И он коротко поклонился Клотагорбу. – Высокоученый сэр, я прошу прощения, но у меня очень много дел.

Повернувшись, Аветикус вышел из комнаты на коротких, но сильных ногах. Джон-Том с восхищением глядел ему вслед. С этим хорем он охотно познакомился бы поближе.

После неловкой паузы советники возобновили беседу.

– Ну, если генерал Аветикус сразу принял решение…

– Отлично, – заявил жужжавший над столом колибри. – Решение принято без нашего участия. И не ими. – Он коротко махнул крылом в сторону гостей. Движение было настолько быстрым, что Джон-Том не поручился бы, что на самом деле видел его, а не придумал. – Генералом. Все знают, насколько он рассудителен. А раз так, причин для разногласий не остается. Мы должны действовать, как единый ум, единое тело, и отразить угрозу. – Он взмыл повыше.

– Я извещу воздушные силы, чтобы они могли немедленно скоординировать свои действия с армией. Вышлю кречетов в дальние города, дабы все узнали, что броненосные снова вышли в поход – более сильными и прожорливыми, чем прежде. На этот раз, братья и сестры, мы должны нанести им настоящее поражение, такое, от которого можно оправиться лишь через тысячелетия!

В палате послышались редкие возгласы одобрения. Один из них сорвался с уст волчонка, приставленного к свиткам. Писец с неодобрением глянул на юнца, немедленно уткнувшегося в бумаги. Тем временем Миллеводдеварин упорхнул через открытое окно.

– Похоже, вы добились своей цели, – заметила гоферша, поправляя ресницы. На толстой шее ее сверкали драгоценные камни, на каждом пальце было по перстню. – Все воинственно настроенные животные пойдут за вами. Весь мир отзовется на сигнал тревоги. – Покачав головой, она мрачно улыбнулась. – Но сохрани вас небеса, если ваши предсказания окажутся ошибкой.

– Признаюсь, мадам, в данном случае я и сам предпочел бы ошибиться. – Клотагорб поклонился ей.

Отбросив помпу и официоз, советники спускались с помоста, обмениваясь рукопожатиями и объятиями.

3
{"b":"9043","o":1}