ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Клотагорб дал ему высказаться и подытожил:

– Я прощаю оскорбления, потому что понимаю причины их и мотивы. Знай только, Джон-Том: иногда и смерти можно противиться.

– Значит, вы сможете воскресить ее?

– Не знаю. Но если мы быстро не уберемся отсюда, так и не смогу узнать.

Флор и Хапли прикрыли побледневшее лицо и рыжую гривку головой насекомого. У Джон-Тома не было сил помочь.

– А теперь все принимают официальный вид, – велел Клотагорб. – Мы выносим мертвого узника для похорон.

Хапли, Мадж, Каз и Флор несли тело Талеи, Пог летел над ними, а Джон-Том с Клотагорбом с важным видом шествовали впереди. Редкие мимохожие броненосные посматривали на процессию, однако вопросы задавать не решались.

Вот одно из преимуществ тоталитарного общества – все боятся спрашивать того, кто идет с важным видом.

Они были уже на уровне выхода – путь к нему отыскался не сразу, поскольку беглецы тоже опасались задавать вопросы, – и наконец оказались в тумане на дворцовой площади.

Небо было таким же мрачным и безмолвным, как прежде, но всем, за исключением безутешного Джон-Тома, показалось, что они вдруг очутились на теплом пляже у южного моря.

– Надо бы снова подыскать повозку, – бормотал Клотагорб, пока с вынужденной неторопливостью они брели по площади. – Ну, скоро там, наконец? Заметят, что нас нет на месте, или пожитков хватятся. – Он позволил себе мрачный смешок. – Не хотелось бы оказаться на месте коменданта тюрьмы, когда Эйякрат узнает о нашем бегстве. Хватятся скоро, однако отыскать нас будет нелегко. Мы ничем не отличаемся от местных, и нас видели немногие. Тем не менее Эйякрат сделает все возможное, чтобы перехватить нас.

– И куда ж мы направляемся? – спросил Мадж, поправляя ношу. – На север, обратно к Железной Туче?

– Нет, Эйякрат именно там и будет нас разыскивать.

– А почему это? – поинтересовался Джон-Том.

– Потому что я постарался намекнуть ему на это во время переговоров, – ответил волшебник, – предвидя возможный побег.

– Но если он настолько хитер, разве не сможет он заподозрить, что мы бежали в противоположном направлении?

– Возможно. Но, по-моему, он едва ли подумает, что мы попробуем пробиться через всю армию Зеленых Всхолмий.

– А он не сможет предупредить о нашем бегстве войска?

– Это вполне возможно. Однако ополченцы не станут проявлять инициативу. Я надеюсь, мы сумеем проскользнуть.

Объяснение удовлетворило Джон-Тома, Клотагорб же предался раздумьям. Они были близко, так близко! А он так и не понял природу мертвого разума и того, как манипулировал им Эйякрат. Но, рискуя, он поступал вовсе не опрометчиво, как полагал Джон-Том. «Я не ищу смерти, молодой чаропевец, – думал маг, глядя в спину высокой шестиногой фигуре. – Мы старались – насколько это возможно для смертных – и потерпели неудачу. Если судьба велит нам погибнуть, то смерть будет ждать нас у Врат Джо-Трума, а не в челюстях Куглуха».

Оказавшись среди торопливо снующих горожан, беглецы смогли чуть расслабиться. Пустынный переулок с фургоном они обнаружили не сразу – Клотагорб не мог чародействовать в присутствии толпы зевак.

В длинный узкий фургон была впряжена одна-единственная крупная ящерица. Они подождали. В переулке по-прежнему никого не было. Наконец из какой-то дыры появился возница. Клотагорб зашел спереди и торопливо зачаровал бедолагу.

– Ну что ж, поднимайтесь, граждане, – услужливо обратился возчик к путешественникам, когда чародей завершил свое дело. Они повиновались, сперва осторожно уложив на пол фургона бездыханное тело Талеи.

Они почти одолели две трети пути к Проходу – городской шум Куглуха давно остался позади, – когда бдительный Джон-Том осторожно спросил возницу:

– Ты не загипнотизирован, ведь так? Ты не был заколдован?

Работяга поглядел на него абсолютно непроницаемым взглядом фасеточных глаз, невзирая на то, что руки пассажиров уже тянулись к оружию.

– Нет, гражданин, я не заколдован, и придержите руки. – Он махнул в сторону дороги, по которой они ехали. – Ничего у вас не выйдет, кругом солдаты.

Мечи и ножи после некоторых колебаний остались в ножнах.

– Куда же ты тогда везешь нас? – нервно спросила Флор. – Почему ты еще не поднял тревогу?

– Что касается первого вопроса, чужестранка, я доставляю вас туда, куда вы хотите, – к Трумову Проходу. Могу понять, почему вас туда тянет, хотя и сомневаюсь, что вы доживете до конца путешествия. Впрочем, возможно, удача вас не оставит и вы сумеете благополучно вернуться в родные края.

– Значит, ты знаешь, кто мы? – озадаченно спросил Джон-Том.

Возница кивнул.

– Я знаю, что под хитиновыми оболочками скрываются мягкие шкуры другого цвета.

– Но как?

Возница указал на заднюю часть фургона. Маджу стало неловко.

– А че вы от меня хотите? Я ж думал, он ниче не соображает, а мне обратно надо было отлить. Что ж ты-то не посмотрел, видит он у меня чтой-то или нет, извращенец этот твердопанцирный?

– Слушай, а если ты не заколдован и знаешь, кто мы, почему же тогда едешь, куда нам нужно, а не сдаешь властям?

– Я же сказал, все это неважно. – Возница взмахнул обеими руками в знак полного безразличия. – Мы все скоро погибнем… В любом случае.

– Значит, ты не одобряешь грядущей войны, так я понимаю?

– Безусловно. – Антенны задрожали от возбуждения. – Такая глупость: тысячелетиями тратить силы и жизни ради завоеваний.

– Должен сказать, что для броненосного ты, на мой взгляд, рассуждаешь весьма странно.

– Да, подобная точка зрения имеет немного сторонников среди моего народа. – Возница тронул поводья, чтобы объехать длинную недвижную колонну телег, загруженных военными припасами. Теперь они продолжали путь, оставаясь на дороге одной парой колес, другая же подпрыгивала на камешках разбитой обочины.

– Быть может, если хватит времени подумать, положение и переменится.

– Только не в том случае, если победа окажется на вашей стороне, – холодно заявил Хапли. – Разве ты не будешь счастлив, узнав, что ваши солдаты победили?

– Нет, – твердо ответил возница. – На смерти и крови ничего доброго не вырастишь… Хотя кое-кто и считает иначе.

– Очень разумная точка зрения, сэр, – проговорил Клотагорб. – Слушайте, а почему бы вам не отправиться вместе с нами в Теплые земли?

– Кому я там нужен? – поинтересовался возница. – Кто из теплоземельцев сможет понять меня и испытать ко мне симпатию? Разве они сочтут меня другом?

– С глубоким прискорбием признаю, – сказал рассудительный Каз, – скорее всего они изрежут тебя на мелкие кусочки.

– Видите? Я обречен в любом случае. Если я отправлюсь с вами, меня ждут телесные муки, если останусь здесь – моральные.

– Ваше отношение к войне мне понятно, – заметила Флор. – Но я не могу понять, почему вы рискуете собственной головой, чтобы спасти нас?

Возница был в недоумении.

– Я на стороне тех, кто нуждается в помощи, таков уж я по природе. Сейчас я помогаю вам. Скоро, когда начнется война, в помощи будут нуждаться многие. Я не принимаю сторону жадных – просто хочу, чтобы их остановили. Но сколько же потребуется на это времени!..

Возница, обычный житель Зеленых Всхолмий, продолжал удивлять их. Клотагорб уверял, что среди броненосных не существует разногласий. Теперь же перед ним предстало красноречивое доказательство отсутствия единомыслия даже в тоталитарном обществе; этим следовало впоследствии воспользоваться… Конечно, если удастся остановить агрессию.

Через несколько дней обработанные поля стали встречаться реже… За спиной путешественников сгущался туман, а казавшиеся теперь дружелюбными силуэты Зубов Зарита обрели четкость…

Вокруг не было ни одного торговца с фургоном, ни одного фермера, плюхающего по колено в грязи. Лишь шли по дороге военные грузы. По расчетам Клотагорба, они уже были недалеко от Прохода.

Походные бивуаки тянулись от склона к склону на многие мили к востоку и западу. Десятки тысяч насекомых-воинов бродили по каменистой пустоши, ожидая приказа выступать. Выглядывая из фургона, Джон-Том и его спутники видели целое море антенн, глаз и членистых ног. Острое железо поблескивало в свете неяркого зимнего дня.

44
{"b":"9043","o":1}