ЛитМир - Электронная Библиотека

– Фрау Хаскелл! – Фартук Герггы был весь в муке, кончики кос тоже. Не использовала ли она их в качестве кулинарной кисточки? – Вас к телефону.

– Если это мой муж, пожалуйста, скажите, что я перезвоню попозже, когда… э-э… закончу переставлять здесь мебель.

– Нет, это покойник…

– Кто?!

– Покойник Лестер-Смит.

– Черт! Полковник, Герта, а не покойник!

Я направилась к телефону, дождавшись, когда Каризму на экране сменил чайный пакетик, плясавший на толстых ножках в дурацких красных башмачках. Чайный пакетик хлопал ресницами, напоминавшими паучьи лапки, и то улыбался, то плакал, – так ему хотелось попасть в пластилиновый чайник, бесновавшийся рядом.

Нелегко было вернуться к действительности после чудесного общения с мужчиной моей мечты. Однако я попыталась понять, о чем говорит Герта. Мы вышли в холл.

– Фрау Хаскелл, я устроила большой вонючий скандал из-за того, что вы предпочитать смотреть по телевизору, и мне стыдно.

– Вы были совершенно правы, Герта: развлечениями детей надо руководить. – Я протянула руку к телефонной трубке, но няня успела первой подхватить ее и обтереть – трубка была густо обваляна в муке, словно куриная ножка.

– Значит, вы не вышвырнете меня на улицу? Я прикрыла микрофон рукой.

– Конечно, нет.

– Тогда, – улыбка разгладила морщины, и личико Герты снова стало пухленьким и гладким, – я иду на кухню, фрау Хаскелл, и расскажу детям историю о старом часовщике и снежных эльфах, а заодно приготовлю мое фирменное жаркое… так, как любить мой злой муж. Мне нелегко говорить о нем. Как представлю его вместе с мистером Мейерсом в Патни, таких веселых, беззаботных…

– Да, это очень трудно, – подтвердила я.

– Но я ему отомщу: Эрнст больше никогда не отведает моего густого жаркого с имбирем.

Мне показалось, что моя талия раздалась настолько, что я уже и ног своих не вижу.

– Простите, что заставила ждать, полковник, – произнесла я в трубку.

– Я оторвал вас от дела, миссис Хаскелл?

– Ничего страшного. Дела могут подождать. – Я решительно вытурила Каризму из темных уголков сознания. – Вы хотели дать мне поручение от имени Библиотечной Лиги?

– Нет, я по поводу мисс Банч.

Я тотчас догадалась, о чем Лестер-Смит собирается сообщить: полиция не купилась на медицинскую тарабарщину о якобы естественных причинах смерти; выяснилось, что мисс Банч стала жертвой злоумышленника, и эксгумация тела состоится со дня на день.

– Я совершенно потрясен. – В голосе Лестер-Смита звучали скорбные нотки.

– Ну разумеется!

– Просто неслыханно!

– Да-да, – согласилась я. – Еще земля на могиле не успела просохнуть.

– Я еле устоял на ногах, когда вчера после похорон мне позвонил нотариус, мистер Лайонел Шельмус, и объявил, что мисс Банч завещала мне скромную сумму и домик в Макрелевом проезде.

– Но это же замечательно! – воскликнула я. Или не совсем замечательно? – Вы как будто чем-то обеспокоены, полковник?

Неужто полиция подозревает, что это он укокошил мисс Банч, позарившись на наследство?

– Есть одна маленькая проблема…

– Да? – Я надеялась, что Лестер-Смит не скажет ничего, что позднее может обернуться доказательством его вины.

– Мисс Банч завещала мне также свою собаку.

– Не может быть! – Я уставилась на статуэтку Франциска Ассизского, стоявшую в нише над моей головой, и попросила защитника четвероногих помнить, что я действовала в интересах Хитклиффа, как я их понимала. – Так вы узнали, что собака пропала, и расстроились?

– Пропала?! – Теперь голос полковника звучал много веселее. – Вы уверены? Я голову ломал, что же делать с псом. Я никогда не держал животных – знаете, собачья шерсть на брюках – и хотел узнать, не возьмете ли вы пса… для малышей.

– Большое спасибо, – поблагодарила я, – но Хитклифф ужасно большой. И когда пес объявился здесь вчера вечером, словно черная грозовая туча, я поняла, что если он поселится у нас, то я останусь без мебели и, по крайней мере, без одного из детей.

– Так этот пес явился к вам в дом, миссис Хаскелл?

– И даже без звонка. Но все в порядке, полковник. Я вызволила Герту, нашу новую няню, из его крокодильих челюстей и сбагрила Хитклиффа мистеру Бэбкоку.

– Не знаю, как вас благодарить! – Вздох облегчения, донесшийся из телефонной трубки, разметал мои волосы. Я почувствовала, что, не будь Лестер-Смит холостяком старой закалки, он бы выразил желание меня расцеловать. – Это тот самый мистер Бэбкок, что неделю назад женился на нашей Сильвии?

– Да. И будем уповать на то, что Сильвия не сможет отказать молодому супругу и оставит собачку. Я собираюсь отвезти им свадебный подарок, а потом доложу вам обстановку.

– Вы очень добры, миссис Хаскелл, так добры, что мне даже неловко просить вас еще об одном одолжении. – Лестер-Смит умолк, чтобы набраться храбрости. – Я побывал сегодня утром в доме мисс Банч и боюсь, что не смогу чувствовать себя уютно в такой обстановке. Не подумайте, что я ворочу нос, однако…

– На вкус и цвет товарищей нет.

– Именно! – Он так обрадовался моим словам, словно я изрекла величайшую мудрость. – У меня мужской вкус, я люблю простоту и функциональность. Мебель должна быть мебелью, а не памятником. В то же время я понимаю, что для уюта требуются какие-то штрихи. Вот я и подумал, миссис Хаскелл, не согласитесь ли вы осмотреть домик в Макрелевом проезде и дать мне профессиональный совет?

Мой первый клиент! Если бы я не была респектабельной замужней женщиной, то тотчас выразила бы желание расцеловать Лестер-Смита, как только окажусь с ним наедине в читальном зале.

– С удовольствием вам помогу! – воскликнула я, а в голове уже вертелась картинка: диван насыщенного синего цвета с темно-красной окантовкой, кожаные кресла и кайма над обоями тоже могут быть темно-красными.

– Отлично, миссис Хаскелл! И не стесняйтесь требовать свой обычный гонорар.

– Минус скидка по дружбе!

– Спасибо! Завтра у вас найдется время взглянуть на дом? Вот еще что, миссис Хаскелл: утром я встретал в парикмахерской сэра Роберта Помроя, и мы решили созвать экстренное заседание Библиотечной Лиги завтра в час дня. Устав не запрещает внеочередных собраний, и мы с сэром Робертом подумали, что Библиотечная Лига должна поскорее увековечить память мисс Банч.

– Чудесная идея!

– Сэр Роберт предложил заказать бронзовую статую нашей дорогой усопшей и поставить ее перед главным входом в библиотеку.

– Вам не кажется, что простая медная табличка будет уместнее?

Однако Лестер-Смит был пока не готов привинтить благодетельницу к стене и на этом умыть руки.

– Наверное, придется создать комитет по сбору средств, – сказал он. – Обсудим завтра на собрании. А потом вы могли бы осмотреть дом в Макрелевом проезде.

Положив трубку, я задумалась: а не сделала ли мисс Банч полковника своим наследником только потому, что он всегда вовремя возвращал библиотечные книги?

Глава пятая

– Бронзовая статуя мисс Банч! – Миссис Мэллой стукнула шваброй об пол, словно ставя восклицательный знак. – И какому же умнику пришла в голову такая идея? Можете не отвечать, миссис X., это был мужчина! Кто же еще выставит на всеобщее обозрение уважаемую женщину (по крайней мере, ничего дурного я про нее не слыхала). Ведь это ж чистое позорище – на бедняжку будут какать птички, и мальчишки станут показывать ей язык.

Я подозревала, что миссис Мэллой желает видеть на пьедестале только одну женщину – себя, однако высказать вслух свои подозрения не осмелилась.

– Она будет полностью одета, включая разношенные… хотя нет, бронзовые кроссовки. Библиотечная Лига ни за что не проголосует за обнаженную натуру, мы очень консервативная группа. Не думаю, что среди нас найдется хоть один человек, который любит стихи без рифмы.

– Наяду Шельмус не назовешь старомодной. – Миссис Мэллой сунула швабру в мойку, словно это было дерево со сложной корневой системой, которое ни в коем случае не должно засохнуть, пока Рокси выливает воду из ведра. – Возможно, вы предпочли запамятовать, но я-то не забыла, как обалдела вся деревня, когда эта мисс Мини-юбка открыла клуб «Женщины, вперед!».

13
{"b":"90483","o":1}