ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ей следовало постучать, прежде чем врываться в дом и пугать вас до смерти.

Я умолчала о том, что сама не раз испытывала желание треснуть Ванессу по башке. Когда Эбби и Тэм бросились ко мне, словно не видели мамочку много лет, я растаяла и распахнула объятия.

– Вы рисковали жизнью, Герта, защищая детей, и потому заслуживаете премии. Я выпишу вам чек, и вы купите себе что-нибудь из одежды.

– Нет, фрау Хаскелл! – Слеза скатилась по пухлой щеке няни, Герта утерла ее тыльной стороной ладони. – Я не заслуживаю вашей доброты.

– Не спорьте. – Я пристроила на своих коленях сначала Тэма, потом Эбби. – Почему бы вам не отправиться в магазин прямо сейчас? В библиотеку мне нужно лишь к половине первого.

– Мой муж мог бы прислать мне одежду! – фыркнула Герта. – Если б целыми днями не миловался со своей новой пассией.

– Собирайтесь-ка в магазин! – улыбнулась я Герте. – Автобусная остановка в двух шагах от церкви Святого Ансельма.

На секунду я испугалась, что у няни ноги прирастут к полу, если она вспомнит о своем первом вечере в наших краях, о встрече с призрачным видением Вечной Невесты и о жутком черном псе-людоеде. Но, похоже, Герта была не склонна бередить память или полагала, что солнечный свет – надежное средство против злых духов и прочей нечисти.

Мистер Бэбкок успел доставить молоко, прежде чем я продрала глаза. Посему мне по-прежнему было неведомо, как отнеслась молодая жена к появлению Хитклиффа. Пока мы с Гертой усаживали близнецов на высокие стульчики, я раздумывала, не прихватить ли свадебный подарок для Бэбкоков в библиотеку, где и вручить Сильвии, но в конце концов решила, что уместнее будет заехать к ним домой. Сильвия давно зазывала меня на чашку чая, но мне не с кем было оставить близнецов. О том, чтобы взять их с собой, не могло быть и речи. Миссис Бэбкок, боявшаяся лишний раз открыть рот, дабы не подхватить какую-нибудь заразу, вскочила бы на стол и заорала благим матом, увидев в своей сверкающей гостиной ребенка с грязными коленками.

Утро шло своим чередом, дети мирно играли, а Герта хозяйничала на кухне, упорно противясь моим попыткам выставить ее на прогулку по магазинам. Свое рвение она мотивировала тем, что у миссис Мэллой, нашей железной миссис Метлы, сегодня выходной. Однако в половине одиннадцатого Герта была вынуждена поторопиться на автобус, чтобы успеть купить хотя бы дезодорант, не говоря уже о прочем, и вовремя вернуться домой.

Когда часы в холле начали бить одиннадцать, в кухню вплыла Ванесса – ни дать ни взять богиня весны в моем пеньюаре цвета морской волны. Драгоценная кузина относилась к числу тех невыносимых женщин, которые даже после полубессонной ночи, продолжавшейся десять-одиннадцать часов, умудряются выглядеть сногсшибательно. А всему виной эти роскошные тициановские волосы, и эта молочная кожа с легким румянцем на точеных скулах, и эти изумительные глаза цвета шерри – легкая заспанность лишь придает им загадочности.

– Ради бога, Элли! – Ванесса прижала ко лбу пальчики с жемчужными ноготками. – Не могла бы ты вырубить эти проклятые часы? Мне не хватает только головной боли!

– Выпей чаю. – Перешагнув через Эбби и Тэма, я протянула кузине свою чашку. – Более крепкие напитки принимать пока рановато.

– Ты имеешь в виду яд? – Ванесса сладко улыбнулась и легким облаком из шифона и кружев опустилась в кресло. – Да, дорогая, я читаю по твоему лицу, как по открытой книге с метровыми буквами, вроде той, что рассматривает этот малыш, забыла, как его звать. – Кузина осторожно ткнула пальчиком в Тэма, словно опасалась, что он сейчас подпрыгнет и откусит ей руку. – Знаю, ты терпеть не можешь, когда я вторгаюсь в твой очаровательный домашний уют. Боже! А это что еще за уродство? Новый прибор для измерения давления на тот случай, если ты вдруг переутомишься, закручивая банки с вареньем?

– Это кофеварка, – холодно отозвалась я.

– А-а, должно быть, дорогой Бентли подарил ее тебе на день рождения. – Ванесса отодвинулась подальше от Эбби. Та стояла, не сводя с кузины широко распахнутых голубых глаз. – Я не виню тебя, Элли, честное слово, твое желание избавиться от меня совершенно естественно. И мне даже как-то неловко, что эта женщина-танк не прибила меня до смерти. Ты всегда завидовала мне – самую капельку, конечно! – но тебя можно понять. – Кузина грациозным движением разгладила кружева на безупречной шее. – И наверное, я иногда подливала масла в огонь, напоминая, кто у нас в семье первая красавица. Но, – добавила она великодушно, – я всегда признавала, что у тебя характер лучше.

– Спасибо!

– Вот почему, когда мама разозлилась из-за моей помолвки с Джорджем, посинела и закатила дикую истерику, я подумала: ладно, поеду-ка я в Мерлин-корт. Элли забудет прошлые обиды, когда узнает, что моя родительница отреклась от меня. Дорогуша Элли прижмет меня к своей материнской груди, и я почувствую, что не одна на этом свете.

– У тебя есть Джордж, – напомнила я.

– Да, и посмотри, как он меня обожает! – Ванесса вытянула левую руку с целью ослепить меня бриллиантом непристойных размеров. – У некоторых зеркала меньше, не так ли?

– Ага, теперь ты сможешь подкрашивать губы, используя камешек вместо зеркальца, – посоветовала я, глянув на Эбби.

Дочка все еще как зачарованная глазела на Ванессу.

– Этот ребенок превратился в соляной столб или она всегда такая?

– Тетя красивая. – Эбби, словно зомби, шагнула вперед и положила пухлую ладошку на колено моей кузины. – Ты фея?

– Какая прелесть!

И тут Ванесса изумила меня: она подхватила Эбби и усадила мою дочь к себе на колени. В глазах ее – о боже! – сверкнули слезы.

– Какое восхитительное создание! Как же я сразу не заметила, что она похожа на меня! Когда я была маленькой, мои волосы были точно такого же золотистого цвета, как у твоей малютки Эшли. Или ее зовут Элисон? Неважно! В любом случае у нее мой божественный нос!

Тэм, не пожелавший отставать от сестры, немедленно отшвырнул книжку с картинками и ринулся к Ванессе с воплем:

– Я тоже тебя люблю!

– До чего ж умненький мальчик! – Ванесса и его водрузила на шифоновое колено. – О, как же я была права, приехав к вам! Здесь я отдохну после маминых воплей.

– И познакомишься с миссис Мэллой.

Я избегала смотреть на своих отпрысков: маленькие предатели!

– Ах да! С моей будущей свекровью! – Ванесса чмокнула детей в макушки. – Но торопиться с этим нет нужды. Скоро она все равно появится здесь, чтобы убрать дом, так что встреча неизбежна. Думаю, нам будет что сказать друг другу, особенно если она включит пылесос с утра пораньше рядом с моей спальней. Уверена, миссис Мэллой – чудная женщина. Бедняжка, наверное, утратила последний разум, когда узнала, что ее сын женится… – Ванесса игриво похлопала Эбби по щечке, – на фее.

Нет, без крепких напитков тут не обойтись. Взявшись за чайник, я отогнала подлую мыслишку о том, что кузина отныне может забыть о выгодных контрактах, поскольку брак – дело не менее хлопотное, чем карьера супермодели.

– Должно быть, ты очень любишь Джорджа Мэллоя, – благодушно заметила я.

– Дорогая, ты неисправима! Да, я увлечена Джорджем. Он богат и вполне респектабелен. Мне нравится беседовать с ним. Мы хорошо проводим время. И он появился как нельзя… то есть в самый подходящий момент. Но чтобы сгорать от любви к Джорджу Мэллою – нет уж, увольте! И не смотри на меня так, Элли. Я не собираюсь делать мужчине одолжение и влюбляться в него до полного идиотизма. Страсть – вещь недолговечная, а развод пока не входит в мои планы.

– Ты не права. – Я отхлебнула чаю, но он оказался таким горьким, что пришлось вылить содержимое чашки в раковину.

– Посмотри на себя и Бена, – вещала Ванесса поверх темноволосой головенки Тэма. Малыш приподнялся и чмокнул тетушку в бархатистую щеку. – Совсем недавно дорогой Бентли был самым красивым и привлекательным мужчиной на свете. И что же? Ты по-прежнему бродишь, как сомнамбула, считая пропащей каждую секунду, когда он не прижимает тебя к своей груди? Нет! Твоя голова занята более возвышенными помыслами – например, как стать идеальной мамашей или как одним махом управиться со всякой домашней ерундой. И прекрасно, Элли, потому что наступит день, когда Бен постареет и поседеет и ты уже не сможешь вспомнить, глядя на него, что же заставляло тебя млеть от восторга.

21
{"b":"90483","o":1}