ЛитМир - Электронная Библиотека

Глава одиннадцатая

– Жизель Хаскелл! Вот мы и снова встретились!

Дама, которая некогда свела нас с Беном (сдав мне его в аренду), порывисто устремилась ко мне, перья на боа переливались всеми оттенками розового.

– Не ожидали? Удивляетесь, как меня занесло в Читтертон-Феллс? Сейчас все объясню, как только красавец Бентли найдет нам столик в укромном уголке. Надеюсь, мой телефонный звонок не оторвал вас от чрезвычайно важных дел? – Ее глаза сверкнули, а на щеках появились ямочки, на мгновение превратив миссис Швабухер из старушки в задорную девчонку.

– Рада вас видеть…

Я выдавила улыбку, шаря глазами по обеденному залу. Слава богу, никого из знакомых, кроме мужа, я там не обнаружила. Бен разговаривал с официантом. Обернувшись, он поспешил к нам.

– Миссис Швабухер! Какая радость! – заорал Бен. Голос у моего мужа, как у средневекового глашатая. – Элли, мы удостоились великой чести принимать в «Абигайль» нашего собственного Купидона.

– Милый Бентли! – Миссис Швабухер обхватила пухлыми лапками руки Бена и озорно прищурилась, разглядывая моего мужа. – Неотразим, как всегда. Ни морщинки, ни седого волоска в черных кудрях – замечательно! Брак вам к лицу, и я это предвидела. Стоило Жизель войти в мою контору, как я перебрала в уме всех моих сотрудников мужского пола и тут же решила, что Бентли Хаскелл – тот самый парень, который нежным поцелуем разбудит эту спящую красавицу. – Миссис Швабухер одарила меня широкой улыбкой. – И никуда вам было не деться, дорогие мои. Не зря же тетушка Эви взмахнула волшебной палочкой!

– Мы очень счастливы, – промямлила я. Подарок для Сильвии кочевал из одной моей руки в другую, а ноги сами собой отплясывали нечто вроде чарльстона. К счастью, девушку, за стойкой отозвал официант, но все равно меня грызло предчувствие, что отныне мое бурное прошлое станет всеобщим достоянием и к вечеру даже глухие в Читтертон-Феллс услышат байку о том, как Элли Хаскелл познакомилась с мужем. Надо мной станут потешаться, а Бена – я вздрогнула, когда он по-супружески обнял меня за плечи, – обзовут жиголо!

– Прекрасно, что вы заглянули к нам, миссис Швабухер, – произнес Бен с воодушевлением, которого мне катастрофически недоставало. – Хотелось бы думать, что одной из причин вашего появления в «Абигайль» стала молва о нашей восхитительной кухне, она-то и привела вас сюда из Лондона.

– Я в курсе ваших успехов, можете быть уверены, мой дорогой мальчик. Заведение чудесное. – Миссис Швабухер восхищенным взором обвела интерьер эпохи Регентства и снова переключилась на нас. – Но правда заключается в том, дети мои…

– Что причина вашего приезда совсем в ином! – несколько сварливо подхватила я.

– Верно! – Миссис Швабухер радостно затрясла розовой головой. – Страшно не хочется отнимать у малыша Бентли конфетку, но я приехала сюда с целью встретиться с вами, Элли, чтобы обсудить одно дельце. Но это вовсе не означает, мой дорогой мальчик, – она помахала кончиком боа перед носом моего мужа, – что я откажу себе в удовольствии выпить с вами бокал вина перед обедом.

Спасибо, но боюсь отнять у вас время. – Бен был учтив, как никогда. – Не сомневаюсь, вы – человек занятой и вам не терпится побеседовать с моей женой, а вашего покорного слугу, словно библейскую Марфу, ждут на кухне. – Он предложил руку гостье, бросив на меня полный любопытства взгляд. – Если позволите, я провожу моих самых почетных гостей до столика и более не стану вам докучать.

Проход по обеденному залу длился дольше, чем путешествие по Сахаре на верблюде, который укладывается на каждом шагу и норовит сдохнуть. Дельце?! О каком дельце могла идти речь? Только об одном: миссис Швабухер замыслила использовать мое имя и фотографию для какой-нибудь рекламной кампании! Мое лицо с треми подбородками, налепленное на стены лондонской подземки! Мужчины, женщины, дети пялятся на меня, спускаясь и поднимаясь по эскалаторам! «Дамочка так хотела похудеть, что пошла ради этого на все, вплоть до покупки мужа» Жуть! Про-бираясь меж накрытых столиков на ватных ногах, я споткнулась о стул и вяло извинилась перед джентльменом, облившимся супом. Ему бы мои заботы! Если кампания миссис Швабухер будет развиваться успешно, то не появится ли моя физиономия на автобусах и рекламных щитах в Читтертон-Феллс?

Бен очень вовремя усадил нас за столик у окна, выходившего на Рыночную улицу, поскольку у меня подкосились ноги. Миссис Швабухер розовым пятном расплывалась перед моими глазами, но я не смела повернуть головы, опасаясь увидеть за окном работягу на приставной лестнице, расклеивающего на стене склада огромный плакат с унылой толстухой Элли.

Боже… Жизнь кончена! Однако Бен, как это часто бывает с мужчинами, явно не улавливал сути происходящего. Я искоса наблюдала, как он хлопочет над миссис Швабухер: отодвигает бокал от пирожковой тарелочки, укладывает поаккуратнее десертный нож и вилку, переставляет вазу с цветами, чтобы она не закрывала доступ к солонке и перечнице, и, наконец, раскланивается. Никогда прежде я не чувствовала себя такой одинокой в комнате, заполненной людьми. Вот-вот мое жирное прошлое поднимет свою омерзительную голову, и все, кому не лень, станут судачить о том, сколь толста я была еще совсем недавно и как нанимала кавалеров за отдельную плату.

– Извините! – Я вскочила, сжав рукой горло, – Кажется, я потеряла в фойе жемчужную брошку моей бабушки! Пойду поищу. Если официант подойдет в мое отсутствие, не стесняйтесь и сделайте заказ для нас двоих на ваше усмотрение.

– Не спешите, Жизель, голубушка, я подожду.

– Вы очень любезны.

Я наступила на подарок для Сильвии Бэбкок и едва не упала, запутавшись в ремешке собственной сумки, висевшей на спинке стула. К счастью, прочие клиенты «Абигайль» припрятали свои пожитки и мне удалось без приключении добраться до кухни. Официанту, попавшемуся на моем пути, повезло меньше: от столкновения со мной он завертелся волчком, так что на чемпионате по фигурному катанию высшие баллы ему были бы обеспечены.

К моему великому облегчению, Бен был на кухне один. Здесь, в царстве нержавейки и пластика, каждая кастрюля и сковородка знала свое место – либо на рейке, либо на плите. Самой наглой мухе хватило бы одного взгляда на это хромированное великолепие, чтобы с позором улететь прочь. Соус на плите пару раз булькнул, распространяя изумительный аромат, и кухня вновь погрузилась в безмятежную тишину. И это в обеденное время! Поистине, мой муж – гениальный организатор! Я вдохнула запах, напоминавший об оливковых садах, пронизанных солнцем, и деревенских кухнях Прованса, и весь мой страх вдруг улетел прочь… словно перышко из розового боа.

– Элли, милая! – Бен обнял меня и нежно поцеловал в губы. Я погладила его гладко выбритую щеку. Такое мгновение следовало длить и длить, если бы не обстоятельства.

– Бе, у нас проблема…

– Ага, значит, вот в чем дело. – Бен сделал шаг назад, но руку мою не отпустил. – Ты пришла сюда, чтобы подразнить меня, но потом тебе стало стыдно. А зря! Глупая женщина, разве ты не знаешь, что я – законченный прохиндей? И давно специализируюсь по замужним женщинам.

– Бен… – снова начала я.

– А, кажется, я начинаю прозревать! – Бен нахмурил брови в притворном гневе, отпустил мою руку, а свою вытер носовым платком. – Ты обнаружила, что забыла кошелек, и теперь хочешь меня умаслить. Не выйдет, Элли? Однако мы могли бы договориться об ином способе удовлетворить мои прихоти…

– Прошу тебя, – я выхватила у мужа платок и бросила ему в лицо, – не будь идиотом! Ты отлично знаещь, что если меня хоть раз попросят заплатить за обед в «Абигайль» я сожгу кухню. Пожалуйста, скажи, как нам быть с миссис Швабухер?!

– О чем ты, Элли? – Бен прислонился к сверкающему столу и скрестил ноги – воплощение бесстрашия.

– Ты ведь слышал, что она сказала! – Я откинула волосы с вспотевшего лба. – Она приехала, чтобы обсудить со мной некое дельце. Что может означать только одно: миссис Швабухер намерена использовать меня для рекламы своего агентства! Мол, даже самая толстая женщина, полюбив, способна похудеть! Отличный девиз для брачной конторы! Конечно, вряд ли она станет шантажировать нас, но…

34
{"b":"90483","o":1}