ЛитМир - Электронная Библиотека

Впереди лежала пустыня, но Джон-Том верил, что ее удастся преодолеть дня за два. Все шло прекрасно. Их больше не тревожили дурные сны, и юноша просыпался с запасом сил и веры в себя. Опавшая листва служила удобным пружинистым ложем. Они снова углубились в лиственный лес, оставив позади вечнозеленый…

Он натянул на себя плащ. От ночного костра осталось лишь несколько струек дыма. По ту сторону кострища посапывала Розарык, а рядышком похрапывал Мадж. Обычно выдр просыпался первым.

Джон-Том окинул взглядом весь бивуак и торопливо сел.

– Яльвар? Глупость?

Отклика не последовало. Ни от деревьев, ни от чего-либо иного.

Он вскочил и позвал снова. Крики разбудили Маджа и Розарык.

– Ну, что еще стряслось, приятель?

Джон-Том повел вокруг себя рукой.

– Смотри сам.

Мадж поглядел на места у костра, где должны были лежать исчезнувшие.

– Э, кореш, да они не за ягодками к завтраку ушли. Видишь, все их шмотки пропали.

– Может, их выкрали? – пробормотал Джон-Том.

– И чтобы я пхи этом ухом не повела? – спросила Розарык. – Чепуха.

– Ты права, это исключается. Значит, сами ушли, причем скрытно, что свидетельствует о преднамеренности…

– О чем? – озадаченно прорычала тигрица.

– Извини, привычка к юридическим терминам. Я в том смысле, что они заранее решили смыться. А почему – не спрашивай.

– И куда же они могли уйти?

– Ну, может, где-нибудь поблизости есть город. Сейчас посмотрю карту.

Он сунул руку в карман и вскрикнул. Краткие и суетливые поиски подтвердили наихудшее из опасений: карта исчезла бесследно.

– Мадж, это не ты…

Выдр оскорбленно встопорщил усы и отрицательно замотал головой.

– Ты ее мне, шеф, ни разу не давал. Я видел, как ты сам запихнул ее в карман. – Мадж вздохнул, сел на камень и поправил тирольку, придав перу обычный франтовской наклон. – Слов не нахожу, до чего ж я удивлен. Этот Корробок, конечно, ублюдок каких поискать, но он явно знал, что делает, когда давал девчонке кликуху.

– Я с самого начала подозхевала ее, – добавила Розарык. – Зхя мы не пходали стехву в Снахкене, когда была возможность…

Джон-Том вдруг поймал себя на том, что глядит вперед, сквозь редколесье, на далекую пустыню.

– А Яльвар? Он тоже сбежал. Это уже полная чушь. Куда он денется без нашей помощи и защиты?

Мадж, стоявший возле друга, успокаивающе положил лапу ему на плечо.

– Эх, парень! Неужто ты так плохо изучил жизнь с тех пор, как очутился в нашем мире? Кто знает, чего наобещал девчонке старый Яльвар. Он – торгаш, купеза. Бьюсь об заклад, малышка польстилась на его посулы, предпочла нам старикашку. Может, на тот бережок его высадили честные ребята, которых он надул. В этом мире, чувак, нельзя никому верить на слово. А про Яльвара мы знаем только то, что в своем родном городе он был старым богатым педиком.

– Ну, допустим, ему понадобилась помощь Глупости. Но зачем они стащили карту? Для возвращения в Снаркен она не нужна.

– Так ведь ясно же. Они ушли не в Снаркен. – Мадж повернулся и опустил глаза на едва различимую тропку. – И мы наверняка сможем в этом убедиться.

И действительно, неподалеку от бивуака на сырой от росы земле обнаружились два четких отпечатка: маленький, можно даже сказать, изящный след Яльвара, а рядом – вмятина от сандалии Глупости. Следы спускались вниз по склону и вели в пустыню.

– Теперь понятно, шеф, куда они намылились. В Кранкуларн? Потому и сперли карту.

– Но для чего? – Розарык недоумевающе покачала головой. – Почему они не захотели идти вместе с нами?

– Господи, милашка, да ты такая же бестолковая, как и он. Неужто до вас обоих еще не дошло? Яльвар – деляга. Он задумал скупить все запасы лекарства, а потом отправиться к его волшебной милости и заломить бешеную цену. И Клот согласится, потому как иначе ему придется отбросить коньки. – Выдр посмотрел на Джон-Тома. – Кореш, мы напрасно доверяли старому пердуну. В благодарность он нагнулся и набздел нам прямо в рожи.

– Ну, насчет Яльвара, может, ты и прав, – с горечью промямлил Джон-Том, – но чтобы Глупость…

– А почему бы и нет, парень? Или ты думаешь, она в тебя втрескалась? Да ей такое пришлось пережить… Разве можно осуждать девчонку за то, что. она решила маленько позаботиться о себе?

– Но ведь о ней заботились мы! Хорошо заботились!

Мадж пожал плечами.

– Выходит, не очень хорошо. Я ж говорю: старикашка черт-те чего мог ей наобещать в награду за помощь.

– И как тепехь быть, Джон-Том? – мягко спросила Розарык.

– Не назад же поворачивать… Можно было бы вернуться в волшебную деревню за другой картой, но на это уйдут недели. Если Мадж прав в своих подозрениях, времени терять нельзя, иначе Яльвар и Глупость наверняка Доберутся до лекарства раньше нас. Ничего. Я успел очень внимательно изучить карту и многое запомнил.

– Мура это все, кореш. – Мадж наклонился и чуть не ткнулся носом в землю, а когда выпрямился, у него топорщились усы. – Осталось бы хоть чуточку запаха, а уж выдра унюхает его и на суше, и на воде, вот так. А этот след – крепкий, как от шлюхи в течке. Пока нет дождя мы с него не собьемся. А впереди – пустыня, и если не будем считать ворон, запросто догоним чертовых ренегатов.

– Я с тобой, мой сахахный. Джон-Том, не вешай нос.

– А я и не думал вешать, Розарык. Я думал о том, как мы с ними поступим, когда догоним.

– Главное – догнать! – Она наклонилась к нему и обнажила ослепительно белые клыки. – А уж остальное пхедоставь мне.

– Розарык, я не уверен, что ты обойдешься с ними галантно… – Хоть Джон-Тома и провели, мысль о Глупости в лапах тигрицы ничуть его не утешила.

– Джон-Том, любой мой поступок соответствует кодексу чести, котохый свято соблюдается на моей ходине, – произнесла тигрица ледяным тоном. Затем нахмурилась – у нее возникло подозрение. – Только не говохи, что все еще питаешь симпатии к маленькой стехве.

Юноша надел котомку.

– У нас еще нет доказательств, что она ушла с Яльваром добровольно. А вдруг он ее заставил?

Мадж уже ждал на краю бивуака – ему не терпелось пуститься в погоню.

– Ну, пошли же, чувак! Даже если тебе наплевать на возраст, вспомни хотя бы, что девчонка крупнее и сильнее старого хорька. И вполне могла заорать.

– Необязательно. Например, если Яльвар приставил нож к ее горлу. Да, я согласен: все выглядит так, будто она ушла по своей охоте. Но мы не можем обвинять ее, пока не получим неопровержимых улик. Не пойман – не вор.

Мадж сплюнул.

– Еще одна благоглупость твоего мира?

– Не только моего, – возразил Джон-Том. – Это вселенский трюизм.

– Моя вселенная, приятель, о нем и слыхом не слыхивала.

Розарык оставила спорящих и пошла впереди, то отыскивая на тропинке следы, то высматривая в зарослях признаки засады. Время от времени Мадж обгонял ее и тыкался носом в землю. Иногда следы беглецов исчезали под проточной водой или смешивались со следами других существ, но ничто не могло сбить Маджа с толку.

– Похоже, они смазали пятки, как только мы все задрыхли, – заключил выдр после полудня. – Опережают нас часов на шесть, а то и поболе.

– Догоним. – Джон-Том шел широким, легким, размеренным шагом.

– А может, хорек не так уж стар, как прикидывался? – предположил Мадж.

– Все равно догоним.

Но и на следующий день они не догнали девушку и хорька. До позднего вечера они шли за тигрицей, пока накопившиеся ушибы и царапины не вынудили Джон-Тома объявить привал.

Спали они беспокойно и еще до рассвета двинулись дальше. Во второй половине дня последние деревья сменились чахлым кустарником и голыми камнями. Впереди широкая, чуть всхолмленная желто-коричневая равнина переливалась в чистейшую гипсовую белизну, простершуюся от горизонта к горизонту. Пустыня лежала довольно высоко над уровнем океана, и потому жара в ней была не смертельна, а всего лишь изнурительна. Стоял мертвый штиль, и тонкий покров песка хранил отчетливые следы Яльвара и Глупости.

44
{"b":"9049","o":1}