ЛитМир - Электронная Библиотека

Жеребец хмыкнул.

– Расслабься, выдр, ты не в моем вкусе. – И добавил мечтательно: – Вот если б ты был першероном, или клейдесдалем, или на худой конец англичанином…

– Если тебе так хочется бояться, вспоминай про Хаткара, – предложил Маджу Джон-Том.

Совет пошел впрок, однако выдр то и дело оробело косился на жеребца. Впрочем, его смущение вскоре развеялось при звуках далекого грома. А может, то был яростный рев.

Родителям Шелковинки заплатили за ее услуги авансом. Джон-Том как в воду глядел: Хаткар не отважился идти на штурм сильно укрепленного селения ради своих денег. И не на ком было ему сорвать злость, пока он не узнал, что девчонка действительно сделала все, от нее зависящее, и заслужила не наказание, а награду. Она так и не получила вожделенных сластей, зато на зависть подружкам могла безбоязненно ждать зимы, кутаясь в новенький волчий тулуп.

Ближе к вечеру путники разбили лагерь. От жаркого, спасенного Маджем с риском для собственной жизни, почти ничего не осталось, но Розарык вскоре принесла еды на всех. Дром довольствовался лепестковыми педальками с ближайшей лужайки. Каждый голубовато-розовый цветок, когда его жевали, издавал свою особенную музыкальную ноту.

Мадж ужинал рядом с Джон-Томом.

– Приятель, тебя это не беспокоит?

– Нет… А что меня должно беспокоить?

Мадж кивнул в сторону единорога.

– Он.

Джон-Том уплетал вкуснейший, сочнейший, ароматнейший бифштекс.

– Он уже спас нам жизнь и, может, еще не раз спасет. А его сексуальные предпочтения, сказать по правде, нисколько меня не волнуют. На Голливудском бульваре таких, как он, пруд пруди.

– Ладно, может, ты и прав. А знаешь, я его с самого начала раскусил, еще когда он этак ненавязчиво подкатился к нам из леса.

Дром услышал эти слова и изрек с достоинством, вскинув голову:

– Выдр, я не подкатился. Я снизошел. – Он перевел взгляд на Джон-Тома. – Значит, прежние твои помощники могут тебя обскакать и унести из Кранкуларна все лекарства?

– Надеюсь, этого не случится, хотя чем черт не шутит. Они украли мою карту.

– Подумаешь, потеря. Не горюй. – Жеребец захрустел пучком фиолетовых ормодов с лепестками, отливающими аметистовой эмалью. Перетираемые зубами единорога цветы гудели. – Я знаю дорогу.

– Нам говорили, будто Кранкуларн передвигается.

– Только в чьем-то воображении. Это слухи, а распускает их тот, кто пересекал город, но даже не подозревал об этом или ходил вокруг него, как слепой. Вот и сочинил, будто Кранкуларн перемещается. Вовсе он не перемещается, просто разыскать его бывает нелегко – надо очень захотеть. Можешь мне поверить, я об этом от знающих парней слышал. И берусь вас туда довести.

– Чертовски нехилая идея, – признал Мадж. Он злился на себя: «Чем тебе так досадил этот единорог, и почему ты его боишься? Дром – парняга славный, что, разве не так? И ты ничем не смахиваешь на английского скакуна. Или ты ни разу не слыхал пословицы „Дареному единорогу в зубы не смотрят“? Хватит дергаться, чувак, расслабься… Смотри, четвероногий тащил тебя и Джон-Тома всю дорогу от Хаткаровых угодий и даже ни разу не закапризничал. Да ежели скакать на нем поочередно, можно запросто обогнать старого мудака и его шлюшку-пособницу».

Они быстро продвигались на запад, но бывшие друзья как в воду канули.

И когда наконец четверо скитальцев достигли окраины самого Кранкуларна, Джон-Тому едва поверилось в это. В пути у него наполовину созрела убежденность, что город существует только в воображении Клотагорба. Однако он ошибался.

Нет, город существовал в действительности, и вот, столько раз побывав на волоске от смерти, оставив позади Нижесредние болота, Глиттергейст и бесчисленные холмы и овраги, Джон-Том узрел свою цель… И был более чем разочарован.

Фон выглядел весьма впечатляюще: покрытый густым лесом и слегка дымящийся вулкан. Зато сам город навевал не меньшее уныние, чем грязный мещанский Линчбени. Полуразрушенные лачуги, обветшалые двух– и трехэтажные дома из дерева и глины прятались друг за дружку, словно страшились прямых солнечных лучей. К улицам и уродливым, крытым шифером строениям цеплялся сажистый туман. На подступах к городу в ноздри путешественников полезла знакомая вонь: запахи немытых представителей самых разных зоологических видов в сочетании с «ароматом» открытой канализационной системы. Из Джон-Тома быстро выветрилось появившееся поначалу воодушевление.

Массивные дубы и клены, растущие в самом городе, давали куда больше тени, чем требовалось его обитателям, и кое-где даже ухитрялись потеснить здания. Джон-Том хотел было спросить Дрома, туда ли они пришли, но тут единорог встал на дыбы и едва не скинул его и Маджа. Тигрица, зарычав, приняла защитную стойку.

Прямо на них, изрыгая дым и яростный рев, несся демон о трех ногах. На его спине ехал кролик в широкополой фетровой шляпе, муслиновой рубашке с длинными рукавами, расстегнутой на груди, и короткой розовато-лиловой юбке наподобие килта – излюбленной одежде разумных форм жизни этого мира. Огромные задние лапы кролика были босы.

Возле путников демон затормозил. Сделав глубокий вдох, Джон-Том поспешил успокоить товарищей:

– Все в порядке. Он нам не опасен.

– С чего ты взял, Джон-Том? – Розарык не убрала лап с эфесов мечей.

– Я знаю, что это такое. Трехколесный вездеход «Хонда Эй-Ти-Си», – объяснил он, любуясь красным демоном. – Ишь ты, даже с автоматикой. А я и не знал, что «Хонда» выпускает «Эй-Ти-Си» с автоматикой.

– Подходящее имечко для демона, – пробормотал Мадж.

– Хой-хо! – довольно воскликнул кролик и завел мотор. – Ребятки, могу я вам помочь?

– Конечно, можете. – Джон-Том показал на вездеход. – Где вы его раздобыли?

Мотор взревел, и Дром в страхе отпрянул.

– В лавке «То, не знаю что». А то где же?

Вот тут-то Джон-Тома и охватил восторг. Стало быть, Клотагорб ничего не выдумал. Здесь действует очень мощное колдовство, иначе как объяснить сверхъестественное появление «Эй-Ти-Си» в этом мире?

– Туда-то нам и надо.

– Понятно, – кивнул кролик. – Славно, что вы решили сюда заглянуть. А то, знаете, туристы к нам в Кранкуларн нечасто забредают. Почему-то стараются обойти нас стороной.

– Может, из-за вашей расчудесной репутации? – предположил Мадж.

Кролик оценивающе посмотрел на них.

– Иноземцы. Не знаю, захочет ли Снут вас обслуживать. Не очень-то она жалует чужаков. – Он повел плечами. – Хотя не мое это дело. Попробуйте. Может, что и выйдет.

– Снут? А кто это? – спросил Джон-Том.

– Хозяйка «Того, не знаю чего». – Кролик оглянулся и показал себе за плечо: – Пройдете через город, а там – по северной тропе, что огибает гору по подошве. Лавчонка Снут маленько на отшибе. – Он повернул голову и окинул незнакомцев последним пристальным взглядом. – Жалко вы смотритесь, ребятки. Не знаю, за чем вы идете в лавку, только вам понадобится все ваше везение, чтобы выйти оттуда не с пустыми руками. Эх, нет у вас моей лапки – на счастье.

Кролик газанул, и вездеход, взревывая и подскакивая, умчался в лес.

– И все-таки это был демон, – прошептал Мадж.

– Не демон, а всего-навсего машина. Из моего мира.

– Не хотела бы я жить в твоем михе, Джон-Том. – Розарык состроила гримасу. – Какой шум! А вони-то, вони!

Джон-Том понимал: машина перенесена с помощью волшебства, превосходящего Клотагорбово. У него быстрее забилось сердце. Если Снут умеет перетаскивать в этот мир такие громоздкие предметы, как вездеход со склада в Киото, Лос-Анджелесе или Торонто, ей, наверное, под силу и отослать кое-что в один из этих городов.

Или кое-кого.

Но по пути через Кранкуларн он не разрешил себе привыкать к этой мысли.

Большинство жителей, занятых своими делами или скучающих, не обращали внимания на пришельцев. Многие пользовались или играли вещами явно нездешнего происхождения. Все настырнее в голову Джон-Тома лезли мысли о шансах на возвращение. Может, эта Снут вовсе не волшебница, а простая местная купчиха, которой посчастливилось наткнуться на анизотропные ворота между измерениями или нечто в этом роде?

53
{"b":"9049","o":1}