ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Возможно, — согласилась с ней Мэл, все еще смеясь, — но мы-то с вами знаем, что это не так, не правда ли?

— Да, разумеется, и это самое главное, — обрадовалась Дорис. — Большое спасибо, мадам. Вы очень добры. И не позволяйте этому бабнику дурачить вам голову. Я всегда говорила, что у него крепкие мышцы, но при этом никакого уважения к женщинам.

Мэллори снова рассмеялась и с удовольствием сделала несколько глотков пива. Потом она сняла свой красный пиджак, повесила его на спинку стула и выжидательно посмотрела на Гарри. Ее лицо стало строго деловым, а от веселья не осталось и следа.

— Ну что ж, детектив Джордан, давайте перейдем к делу.

— Знаете, — неловко поежился Гарри, — у меня такое ощущение, что я нахожусь на вашем знаменитом шоу.

— Я не исключаю такой возможности, — быстро отреагировала та, — но это будет зависеть только от вас. Итак, что вы хотели мне поведать?

Он рассказал ей о преступлениях серийного убийцы и закончил тем, что все жертвы вряд ли связаны друг с другом, так как они не только из разных городов, но и из разных штатов. Девушки учились в разных университетах, жили далеко друг от друга и вряд ли знали друг друга.

— И вместе с тем, — заключил Гарри, — это далеко не случайные убийства. — Этот парень хорошо знает, кого хочет убить. Он действительно серийный убийца, который выбирает девушек исходя из каких-то строго определенных принципов, разгадать которые мы пока никак не можем. Думаю, что каждое свое преступление он готовит самым тщательным образом, прекрасно знает место жительства своей очередной жертвы, ее привычки, наклонности, расписание рабочего дня и так далее.

Глаза Мэллори заметно расширились, а по спине пробежала дрожь.

— Вы хотите сказать, что он выслеживает их?

— Да, несомненно.

— Это усложняет дело, — задумчиво сказала Мэллори. — Любой маньяк чрезвычайно опасен, но особенно опасен тот, кто следует определенной логике, трудно понимаемой обычными людьми. В таких условиях он может свободно выбирать себе очередную жертву и настигать ее. И у вас нет абсолютно никаких наметок, кто это может быть?

— Нет, кое-что, конечно же, есть, но этого явно недостаточно для поиска преступника. Судебно-медицинские эксперты сейчас пытаются определить характерные данные преступника — волосы, ткань его одежды, сперму, но анализы ДНК будут готовы только через пару недель, не раньше, а я очень боюсь, что за это время может произойти очередная трагедия. Что до меня лично, то я нисколько не сомневаюсь, что все три преступления совершил один и тот же человек. Самое ужасное, что это взбудоражило общественность. Студентки боятся ходить по улице без сопровождения, стараются нигде не задерживаться допоздна, а уж если это случается, то неизменно прибегают к услугам студенческих отрядов охраны. Разумеется, это далеко не лишние меры предосторожности, но преступник пока на свободе и рано или поздно отыщет себе очередную жертву. Именно поэтому мы должны остановить его любой ценой.

— А вы уверены, что он снова заявит о себе? А если он затаится на время?

— Уверен, — твердо заявил Гарри. — Специальное подразделение ФБР по исследованию психологии преступников уже давно определило основные психологические типы серийных убийц. Так вот, они говорят, что мы ищем преступника с глубокими нарушениями психики в отношении женщин вообще и в особенности женщин определенного физиологического склада. Так, например, он постоянно обрезает своим жертвам волосы, а это уже определенный устойчивый стереотип поведения, который надо во что бы то ни стало разгадать. Более того, он лишает их почти всех признаков женственности, что тоже весьма показательно. Насилие означает для него реализацию символа власти и одновременно компенсацию каких-то унижений со стороны женщины в прошлом. Именно поэтому он делает глубокие надрезы на запястьях. Похоже, что без этого он просто не может достичь желанного оргазма. А самое главное — беспомощность его жертв. Они мучаются, страдают от боли, умирают от потери крови, и именно таким образом этот подонок утверждает себя. Другими словами, его собственная жизнь так или иначе связана со смертью молодых женщин. Если он вдруг перестанет их насиловать и убивать, то его собственных жизненных сил не хватит даже на то, чтобы сходить в магазин.

— Боже мой! — тихо воскликнула она. Гарри угрюмо кивнул:

— Теперь, надеюсь, вы понимаете, почему мы спешим? Нам нужно поймать этого мерзавца до того, как он найдет себе очередную жертву.

— Почему люди ведут себя так? Гарри пожал плечами:

— Исследования показывают, что подобные преступники происходят из семей, где нарушены традиционные связи. Обычно сопутствующими и усугубляющими факторами становятся наркотики, алкоголь, склонность к преступлениям и еще бог знает что. Кроме того, в таких семьях в большинстве случаев наблюдаются тяжелые психические расстройства, а сами преступники часто испытывают в детские годы эмоциональное и физическое насилие над собой. Обычно это сопровождается грубым доминированием материнского начала в семье, где мальчик воспитывается слабым, изнеженным. Именно из таких мальчиков вырастают грубые, бесчувственные люди, не способные к нормальному общению и нормальным сексуальным контактам с другим взрослым человеком.

— Вы думаете, что все это случилось с данным преступником? — с недоверием переспросила Мэллори.

— Хотелось бы ошибаться, но боюсь, что это так. Обычно люди думают, что убийцы должны быть похожи на какого-то жуткого монстра, — продолжал Гарри. — А на самом деле они практически ничем не отличаются от большинства нормальных людей. Исследования ФБР показывают, что наш убийца, вероятно, живет нормальной жизнью или, во всяком случае, искусно притворяется, что является нормальным человеком. Подавленный психозом, он живет один, скорее всего в своем доме, а не в квартире, так как не может долго находиться с другими людьми. Он замкнут, скрытен, неразговорчив, чрезмерно аккуратен и до болезненности чистоплотен. Работает скорее служащим, чем рабочим, и может быть выходцем из высоких социальных слоев общества. На работе исполнителен и безупречен, не имеет друзей и вообще предпочитает не вступать в близкий контакт с другими людьми.

— Значит, мы ищем преступника, который ничем фактически не выдает себя, — высказала догадку Мэллори. — Наш преступник — это ничем не отличающийся от окружающих человек, которого все знакомые и соседи считают вполне нормальным, то есть таким же, как вы и я.

— Совершенно верно, — согласился с ней Гарри.

— Хорошо еще, что вам удалось составить его фоторобот. — Гарри достал из коричневого конверта фото и протянул ей.

— Есть еще одна вещь. Саммер Янг, его последняя жертва, успела сообщить нам незадолго до смерти две маленькие детали: у него черные пронзительные глаза и мягкие руки.

— Значит, он уж точно не рабочий.

— Да, это маловероятно.

— И больше она ничего не сказала?

— Ничего, к сожалению. Она назвала его подонком, но это вряд ли нам поможет. Мы и сами знаем, что он подонок. Это были ее последние слова.

Потрясенная услышанным, Мэл долго смотрела на фоторобот, а потом, отпив немного пива, отвернулась в сторону. А Гарри тем временем внимательно изучал ее. Ему нравилось наблюдать за ее не очень длинными, но красиво загнутыми ресницами.

— Этот фоторобот сделали на основании описания рыбаков? — спросила она после продолжительного молчания.

— Да, но они видели его мельком, в тусклом свете фонаря, так что они с большим трудом вспомнили мелкие детали. А вот наш фотограф и художник сделал настоящее чудо.

— Думаю, что этой информации явно недостаточно для эффективного поиска, детектив Джордан. Данные слишком расплывчаты, слишком неточны и скудны, чтобы показать этот фоторобот по общенациональному телевидению. Мне очень жаль, но я вряд ли смогу вам помочь. — Быстро подхватив пиджак, она вскочила и повернулась к выходу из кабины.

Гарри оторопело уставился на нее немигающими глазами и какое-то время вообще ничего не мог понять. Ему казалось, что они нашли общий язык и она была готова тотчас же выступить по общенациональному телевидению и тем самым спасти жизнь очередной жертвы, и вдруг такой неожиданный поворот. Она как будто захлопнула дверь у него перед носом.

11
{"b":"905","o":1}