ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— А я-то думал, что это сексуальное домогательство. — Он внимательно смотрел, как она жадно поглощает остатки рыбы, и почему-то подумал, что она, наверное, питается чистым воздухом да еще, может быть, розовыми яблоками. — Мэлоун, вы так жадно едите, словно несколько лет не видели и не ели нормальной пищи.

— Вы правы, — неожиданно подтвердила она. — В последние две недели я сижу на диете и потребляю не больше тысячи двухсот калорий в день. А в детстве вообще питалась плохо. Иногда у нас и еды-то никакой не было. Поэтому нет ничего удивительного в том, что сейчас я с такой жадностью набросилась на семгу и жареный картофель.

Гарри долго смотрел на нее, не зная, как продолжить разговор. Наконец-то она хоть что-то сказала о своем детстве.

— Откровенно признаться, вы удивляете меня, Мэлоун, — сказал он через некоторое время. — Мне почему-то казалось, что вы выросли в большом уютном доме, где много света, тепла и людей, не говоря уже о еде. В таком доме сердобольная мама всегда торчит на кухне — готовит всякие вкусности, а папа подстригает травку на газоне или играет в баскетбол с детишками. А вы — королева дома, за один только взгляд которой дерутся местные мальчишки.

— Вы нарисовали прекрасную картину, но, к сожалению, далекую от истины. — Она откинулась на спинку стула и скрестила на груди руки. — К сожалению, далеко не все люди появляются на этот свет с серебряной ложкой во рту, как вы, например, Гарри Джордан.

— Да, но это еще не повод, чтобы стыдиться своего прошлого, — резонно заметил Гарри.

Скептически хмыкнув, Мел покачала головой:

— Откуда вам знать, что думают люди из бедных семей? Вы, вероятно, даже не подозревали, как живут люди в неблагополучных семьях и в неблагополучных районах города, пока не стали полицейским.

— А вы что, живете сейчас в одном из таких районов?

— Нет, мы сейчас говорим не обо мне, а вообще о существовании таких районов. Тем более что мне по долгу службы положено знать, как живут люди в трущобах.

— Мне тоже.

Она настороженно посмотрела на него:

— Интересно, чем занимаются такие люди, как вы, после окончания рабочего дня?

— Мэлоун, вы знаете обо мне почти все, изучили меня вдоль и поперек. Если вы не хотите рассказывать о себе, то расскажите обо мне.

Мэллори заметно оживилась:

— Ну, мне кажется, вы ведете активный образ жизни, причем не только днем, но и ночью. Просиживаете часами в своем клубе, занимаетесь на тренажерах, встречаетесь с друзьями, любите потанцевать с красивыми женщинами, не отказываете себе в удовольствии выпить хорошего вина, неравнодушны к вкусной еде, женщины находят вас достаточно привлекательным, и вы не отказываете себе в маленьких слабостях.

— Ну вот, опять мы вернулись к прежней теме. — Мэл доброжелательно улыбнулась:

— Забавно, как вы пытаетесь пролезть ко мне в душу. Послушайте, детектив Джордан, мне очень приятно беседовать с вами, но завтра мне предстоит трудный день и надо хорошенько выспаться. Утром мы записываем очередную передачу, а для этого требуется войти в образ Золушки.

— Очень жаль, — искренне сказал Гарри. — У меня уже появилось ощущение, что я начинаю узнавать вас все лучше и лучше.

— Правда? — удивилась она. — А зачем вам это нужно? Может, для этого вы меня и пригласили? — Она бросила на него насмешливый взгляд, а потом встала и направилась в дамскую комнату.

Он покачал головой, наблюдая за тем, как она весело помахала ему рукой из дальнего конца зала. Он, конечно, не рассчитывал на такой финал. Сейчас он знал о ней ничуть не больше, чем во время первой встречи.

— Вам не стоит провожать меня, — твердо сказала она, когда они вышли на улицу. — Я доберусь на такси.

— Нет, мадам, — столь же твердо заявил Гарри, — я привык провожать женщину до двери ее дома.

— Ну, это чересчур старомодно, детектив, — попыталась отшутиться Мэл. — Так было во времена молодости вашей мамы, а сейчас женщины стали очень самостоятельными и независимыми. И к тому же сами научились ловить такси.

Он посмотрел на нее с нескрываемым раздражением:

— Вы можете говорить что угодно, мадам, но я с детства приучен к хорошим манерам.

— Ах да, я и забыла. Ведь вы же маменькин сынок, не так ли?

— Именно так, — буркнул Гарри. — Как тот серийный убийца, которого я безуспешно пытаюсь поймать.

— Вы же обещали не говорить о делах, — внезапно помрачнела Мэл.

— Да, и всегда выполняю свои обещания. Скрипнув тормозами, перед ними остановилось желтое такси. Гарри открыл дверцу, пропустил Мэл вперед, а потом сел сам. К его удивлению, Мэллори не стала протестовать. Сообщив водителю адрес, она притихла и напряженно вглядывалась в темноту ночи. В этот момент ей пришла в голову неожиданная мысль, что было бы неплохо, если бы ее любил такой человек, как Гарри Джордан. То есть красивый мужчина со старомодными манерами и редкой по нынешним временам способностью выполнять свои обещания. К тому же надежный и крепкий, как стена, за которой приятно было бы укрыться от жизненных невзгод.

А Гарри в этот момент физически ощущал близость Мэллори и жадно вдыхал тонкий запах ее духов. Он повернул голову, уловил взглядом блестящую золотую цепочку, а потом проследил, как она спускается и исчезает в ложбинке между ее грудей. Не выдержав напряжения, он прокашлялся и первым нарушил тишину:

— Благодарю вас за приятный вечер, миссис Мэлоун. — Она повернулась и долго смотрела на него.

— Мне тоже было приятно, детектив Джордан.

— Значит, мы снова вернулись к официальному тону? — грустно заметил Гарри и покачал головой. — Впрочем, я так и не дождался разрешения называть вас просто Мэллори.

— Значит, в этом нет необходимости, — так же грустно сказала она, и ее голубые глаза потемнели.

Такси остановилось возле небольшого дома, и Гарри вышел из машины открыть ей дверцу.

— Вам придется привыкнуть к моим старомодным манерам, если нам случится еще когда-нибудь встретиться.

Мэл смерила его скептическим взглядом, но ничего не ответила. Они пошли по направлению к дому.

— Полагаю, что на чашку кофе мне рассчитывать не приходится, — грустно подытожил Гарри. — Вы будете вживаться в многотрудный образ прекрасной Золушки, не так ли?

— Именно так, детектив, вы не ошиблись.

— В таком случае мне остается пожелать вам спокойной ночи.

— Спокойной ночи, детектив Джордан.

Какое-то время Гарри стоял перед дверью, сложив на груди руки, и наблюдал, как она вошла внутрь, но неожиданно остановилась. Затем, немного подумав, она вернулась к нему.

— Скажите мне одну вещь, Гарри, — осторожно начала она. — Когда я звонила вам по телефону, вы ответили мне запыхавшись. Что это было? Чем вы там занимались?

Гарри улыбнулся и провел рукой по волосам.

— Вам сказать правду или соврать?

— Правду, разумеется.

— Жаль. Я бы предпочел соврать. Так вот, правда заключается в том, что за секунду до этого я с собакой вернулся с велосипедной прогулки. Мы часто это проделываем, так как нам обоим нужно быть в хорошей форме. А вы что подумали?

Мэл, откинув голову, весело рассмеялась:

— Да нет, ничего особенного. Просто интересно, почему человек так учащенно дышит в трубку. Ну ладно, еще раз спокойной ночи, Гарри. — Она зашагала к двери.

— Знаете что, миссис Мэлоун? — крикнул ей вдогонку Гарри. Она остановилась и обернулась.

— Что еще?

— Если бы вам вдруг пришлось описать меня одним-единственным словом, какое вы выбрали бы?

Мэл нахмурилась:

— Это что, тест или что-то в этом роде?

— Нет, просто настал мой черед задать вопрос. Вы же сами начали эту игру, не так ли? Причем вы можете соврать или сказать правду. Я бы предпочел правду.

Она задумалась на какое-то мгновение.

— Петушистый! — неожиданно выпалила она. — Да, именно петушистый. Вот этим словом я могла бы вас охарактеризовать.

— Хорошо, а теперь вы можете задать мне свой вопрос. Она изумленно посмотрела на Гарри:

19
{"b":"905","o":1}