ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Она рассмеялась и игриво захлопала длинными ресницами.

— Ну и зря. Он похож на старого аристократа, который решил вспомнить молодость. Было бы жестоко отказать ему в такой малости.

В этот момент официанты подали черную икру, и дворецкий торжественно объявил о начале ужина.

Мэл хорошо себя чувствовала среди этих людей. Обычно на подобных вечеринках она спрашивала себя, что она тут делает и какое во всем этом веселье. Но сейчас все было по-другому, как-то естественно и по-настоящему приятно. Правда, ей никогда прежде не приходилось бывать на таких аристократических приемах, где все знали друг друга чуть ли не с детства, вместе проводили свободное время, отмечали дни рождения и свадьбы, вместе хоронили близких. И именно поэтому они были такими близкими, доброжелательными и в высшей степени деликатными по отношению друг к другу.

Она повернулась к Гарри. Он, почувствовав на себе ее взгляд, вопросительно посмотрел на нее.

— Что-нибудь не так?

— Нет, все прекрасно, — прошептала она ему на ухо.

— Скоро начнутся танцы. Если у тебя есть танцевальная карта, как это было в старые добрые времена, то я готов написать напротив каждого танца свое имя.

— Ты готов пригласить меня даже на вальс?

— Прежде всего на вальс. Ты что же, думаешь, что я не умею танцевать вальс?

Первой на поляну вышла Миффи Джордан в сопровождении брата. Они весело закружились под звуки знаменитой мелодии «Дым застилает твои глаза». Все гости дружно зааплодировали грациозной паре, а потом стали присоединяться к ним.

— Это их любимая мелодия, — пояснил Гарри, уводя Мэллори за собой на поляну. — Мои родители всегда начинали торжественные вечеринки с этой песни и первыми выходили на танец.

Мэл понимающе кивнула и с легкой завистью подумала, что это прекрасная традиция, которой и она хотела бы следовать в своей жизни. Гарри крепко прижал ее к себе, и они закружились в вихре веселого танца. Они танцевали легко, непринужденно, и вскоре она убедилась, что он не зря ходил на уроки танцев. Никогда еще ей не встречался такой понятливый, вежливый и вместе с тем напористый партнер.

— Ты неплохо танцуешь, — прошептал он ей на ухо. — И где же ты научилась этому?

— Брала уроки, но уже после окончания школы. Откровенно говоря, я старалась посещать почти все курсы, которые только возможно.

Он понимающе кивнул и улыбнулся.

— А уроки жизни ты, случайно; не брала? — К его удивлению, она согласно кивнула:

— Да. Как это ни странно, но я училась даже этому. Понимаешь, когда я была школьницей, меня никто никогда и ничему не учил. И вообще я росла как волчонок в лесу. А потом вдруг поняла, что слишком многое упустила и надо наверстывать упущенное.

Гарри еще крепче прижал ее к себе и уткнулся носом в ее волосы, пахнущие цветами и лесными травами. У него даже голова закружилась от этого запаха.

— Послушай, Мэл, как насчет того, чтобы прогуляться по нашему саду?

Она кивнула, и они медленно пошли по тропинке в сад. А Миффи и дядя Джек внимательно смотрели вслед удаляющейся парочке.

— Джек, что ты думаешь о ней? — спросила Миффи, поворачиваясь к брату.

— Прекрасная женщина, — без колебаний ответил тот. — Высший класс. Ты же знаешь, я большой знаток женщин и никогда не ошибаюсь.

— Да уж, знаю, — погрозила она ему пальцем. — Держись от нее подальше, старый развратник, — пошутила она. — У меня с ней связаны большие надежды. Если Гарри сумел оторваться от своей работы, то это уже хороший признак.

— Он был бы безнадежным глупцом, если бы не сделал этого. Самым настоящим идиотом, — добавил он, с завистью глядя им вслед.

Вдоль тропинки висели лампочки, освещавшие ее, и придавали деревьям загадочный и даже романтический вид. А когда они вышли на полянку, засаженную розами, Мэл ахнула от восторга. Она внимательно вчитывалась в каждую табличку с названием сорта и жадно вдыхала в себя терпковатый аромат цветов.

— Знаешь, эти цветы напоминают мне о далеком детстве. Я очень люблю их. В детстве я сама выращивала розы на террасе, но их было очень мало. К тому же их постоянно терзал сильный ветер.

— Расскажи об этом моей матери, — посоветовал Гарри. — Она всегда радуется как ребенок, когда встречает человека, который тоже когда-то выращивал цветы. Тем более что это еще один козырь в копилку твоих талантов.

Издалека донесся слабый звук замечательной мелодии «Лунная река». Гарри остановился и пристально посмотрел на Мэл, которая не могла оторвать глаз от больших кустов роз.

— Мэл, я не знаю, что на меня подействовало — эта замечательная музыка или запах роз, но мне вдруг очень захотелось поцеловать тебя. Надеюсь, ты не расценишь это как посягательство на твою свободу? В конце концов старые друзья могут поцеловаться без каких бы то ни было предрассудков.

Она подняла голову и сделала шаг к нему.

— Если быть точными, то нас с тобой вряд ли можно назвать старыми друзьями.

Он обнял ее за талию и притянул к себе.

— Хорошо, скажи мне откровенно, я целовал тебя раньше? — Она посмотрела ему в глаза и вдруг ощутила нарастание щемящего чувства радости.

— Да, мне кажется, что-то такое между нами уже было. Конечно, это был дружеский поцелуй, не более того, но все же он был. Кстати сказать, это произошло через минуту после того, как ты пообещал, что не будешь приставать ко мне.

— Думаю, я поступил опрометчиво, — тихо прошептал он.

Мэл не стала дожидаться особого приглашения и, обхватив его за шею, прижалась к нему всем телом. В этот момент послышались чьи-то голоса.

— Черт возьми, в сельской местности совершенно невозможно уединиться, — прошептал Гарри. — Кстати сказать, наш контракт не будет иметь реальной силы ни в одном из наших судов.

— Это почему же?

— Потому что я сын своего отца и смогу добиться судебной сделки.

— Какой еще сделки? — не поняла Мэл.

— О дополнительных поцелуях по настоянию ответчика. — Мэл запрокинула голову и засмеялась, но ее смех был прерван крепким поцелуем, от которого у нее побежали мурашки по телу. Хорошо, что она была защищена его обещанием не приставать во время вечеринки, а то пришлось бы худо. Впрочем, ей очень нравилось, как Гарри ее целует, и именно поэтому она не пыталась остановить его. Снова послышались голоса. Он оторвался от нее, взял за руку, и они медленно пошли к дому.

— Я вырос в этом доме, — с нескрываемой грустью сообщил Гарри, направляясь с Мэл в библиотеку через большую гостиную. Мэл с интересом оглядывалась по сторонам, словно запоминала расположение комнат и вещей в этом небольшом, но очень уютном доме, который действительно был похож на жилище преуспевающего фермера. Причем наибольший интерес вызывали у нее старинные, почти антикварные вещи, в огромном количестве расставленные на столах и полках. А библиотека поражала не только своим интерьером, но прежде всего большим количеством книг, среди которых выделялась классическая литература. Старомодная лампа отбрасывала свет на все внутреннее пространство библиотеки, что делало ее еще более таинственной и загадочной.

Мэл вдруг подумала, что именно о таком доме она мечтала в детские годы. К сожалению, эта мечта так и осталась для нее несбыточной. Ее пентхаус даже при самом сильном воображении трудно было назвать домом.

На пороге библиотеки неожиданно появилась Миффи.

— О, Гарри, ты решил показать Мэллори наш дом? Очень мило с твоей стороны. — Она улыбнулась и подошла к ним. — Знаете, дорогуша, именно здесь Гарри провел почти все свои детские годы. А я — свой медовый месяц, о чем нисколько не жалею. Помню, тогда я даже мысли не допускала, что могу оставить этот дом и уехать куда-то. А теперь меня тянет в дальние путешествия. Думаю, что мне просто хочется наверстать упущенное и попутешествовать.

Она умолкла и взглянула на фотографию мужа.

— Да, это наш Гарольд. Моя единственная и истинная любовь. Мне очень недостает его сейчас, — добавила она с грустью.

Мэл посмотрела на Гарри и улыбнулась. Теперь она понимала, откуда у Гарри те черты характера, которые вызывали у нее удивление.

36
{"b":"905","o":1}