A
A
1
2
3
...
41
42
43
...
88

Глава 25

У Гарри было прекрасное настроение, он постоянно ловил себя на мысли, что жизнь прекрасна и может быть еще прекраснее. Он проснулся рано, забрал Сквиза и поехал на джипе к гостинице, где его ждала полусонная Мэл. Они выехали за город. Сквиз, как всегда, уселся на свое любимое место на заднем сиденье, а Мэл дремала рядом с Гарри. Точнее сказать, не дремала, а крепко спала, так как за оставшееся после бурной ночи время так и не сомкнула глаз.

Гарри часто посматривал на нее, и на его лице появлялась улыбка от предвкушения чудесного дня в горах. Мэл была прекрасной в эту минуту — сонной, расслабленной и совершенно беззащитной. Правда, она иногда просыпалась, смотрела на него своими огромными глазищами и даже порывалась что-то сказать, но сил явно не хватало, и она вновь погружалась в сладкий сон.

А Сквиз то и дело высовывал голову из окна, принюхивался и тоже, судя по всему, предвкушал несказанное удовольствие от этой прогулки. Они миновали небольшой поселок, затем долго ехали по лесной дороге, и вскоре перед глазами появилось чудное лесное озеро, на берегах которого ютились скромные и уютные отели. Именно сюда приезжали истосковавшиеся по природе городские жители посидеть на берегу и насладиться рыбной ловлей. А рыбы здесь было немереное количество.

А когда на дорогу выскочила свора собак, Сквиз грозно зарычал и даже попытался выбраться наружу, на что Гарри отреагировал строгим окриком.

— Где мы сейчас? — удивленно спросила проснувшаяся Мэл, протирая глаза.

— Мы сейчас там, где и должны быть, — шутливо ответил Гарри, сворачивая с основной дороги на грунтовую. Мотор натужно рычал, преодолевая покрытую гравием горную дорогу, а Гарри отчаянно крутил руль, объезжая ямы и огромные валуны. — К сожалению, это единственный путь к моей хижине, — пояснил он.

Мэл вжалась в сиденье и с ужасом наблюдала за его маневрами на извилистой дороге.

— По такой дороге без особой практики вообще нельзя проехать, — заключила она, с тревогой поглядывая на него. — У меня такое ощущение, что мы никогда не выберемся отсюда.

Он снисходительно улыбнулся и остановил машину.

— Если хотите знать, мадам, это только начало, — шутливо сказал он, открывая перед ней дверцу. — Прошу вас покинуть это опасное средство передвижения.

Мэллори выскочила из машины без его помощи и сладко потянулась.

— О Боже мой, какая прелесть! Как здесь красиво!

И тут она заметила небольшой бревенчатый домик, приютившийся на склоне горы. Он был аккуратным, с узкими окнами и островерхой крышей, покрытой в некоторых местах снегом. Входная дверь была такой мощной, что казалось, ее не могла бы взять приступом даже целая армия. По обеим сторонам небольшой веранды громоздились огромные гранитные скалы. Мэл завистливо вздохнула.

— Интересно, какие еще сюрпризы вы, Джорданы, приготовили для меня? Есть ли еще нечто такое, что могло бы вызвать у меня такой прилив зависти? Может быть, какой-нибудь древний рыцарский замок в Испании? Или, на худой конец, вилла в Тоскане?

— Боюсь, больше у нас ничего нет. Кроме того, чтобы владеть замками, надо быть по крайней мере маркизом, а мы, Джорданы, всегда были простыми крестьянами.

— И детективами, — напомнила она ему.

— Мэл, давай забудем про детективов, хорошо? Хотя бы на эти выходные.

Сквиз жалобно заскулил, вероятно, обиженный тем, что на него никто не обращает внимания.

— О, бедняжка, — всплеснула руками Мэл, — мы совсем забыли про тебя!

Гарри открыл машину, и пес, радостно махая хвостом, завертелся у них под ногами.

— Вижу, ты не единственный, кому здесь очень нравится, — заметила Мэл, потрепав собаку по холке.

— Да, это его любимое место, — подтвердил Гарри, наблюдая за тем, как Сквиз бросился в чащу леса. — Думаю, что в такой глуши он ощущает свое далекое родство с волками. Ему, видимо, кажется, что он снова стал диким животным. — Он вытащил из багажника огромную дорожную сумку и пошел по направлению к хижине, а Мэл последовала за ним, прижав к груди небольшую корзину с заготовленными шеф-поваром продуктами. Гарри достал ключ, отпер дверь и вежливо пропустил вперед спутницу.

Предчувствие не обмануло ее. Этот домик действительно был необыкновенно уютным, хотя и не очень большим. Деревянные стены потемнели от времени, а висящие на них украшения индейцев навахо придавали ему вид какого-то романтического жилища конца прошлого века. На массивном дубовом столе она заметила бронзовые статуэтки всадников на лошадях, а под ногами приятно пружинил старый ковер ручной работы. Во всем чувствовался безупречный аристократический вкус жителей Новой Англии, бережно относящихся к своему прошлому. Даже камин у противоположной стены был настолько огромным и монументальным, что в нем, казалось, можно было бы быка зажарить.

— О, Гарри, какая прелесть! — не удержалась от восхищения Мэл, внимательно разглядывая диковинные предметы.

Тот улыбнулся и задумчиво провел рукой по свежевыбритому подбородку.

— Что-то ты слишком немногословна для сотрудника телевидения.

— Я просто не нахожу слов, чтобы выразить свой восторг, — откровенно призналась она. — Если же ты хочешь получить отчет в письменном виде, то я бы написала только одно слово — блаженство. — Она замолчала и хитро посмотрела на него. — Гарри, а тебе не приходило в голову, что есть немало женщин, которые согласились бы выйти за тебя замуж только из-за твоей недвижимости? Мне очень понравилось везде, где мы были. — С этими словами она плюхнулась на мягкий диван в дальнем конце холла.

— Хватит рассиживаться, — шутливо ответил он. — Пойдем, я покажу тебе все остальное.

Он повел ее в комнату с огромными окнами, откуда открывался прекрасный вид на покрытые лесом горные вершины. Мэл всплеснула руками и застыла, завороженная необыкновенной красотой природы вокруг дома, не в силах выразить словами свое восхищение. Ветерок теребил листья на деревьях, и укрывшиеся на их ветках птицы так весело щебетали, что у нее дух захватывало. Даже солнце здесь казалось намного теплее и ласковее.

— У меня нет слов выразить свое восхищение этой красотой, — тихо произнесла она, не отрывая взгляда от горных вершин.

— Еще бы, — гордо поддержал ее Гарри. — Каждый раз, когда я приезжаю сюда, у меня возникает мысль о том, какого черта я торчу в этом душном городе и трачу время на поиски всяких мерзавцев и преступников. А здесь такая красота, что хочется поселиться в этом домике и никогда больше не покидать его. К сожалению, пока это из области мечтаний. Остается довольствоваться тем, что после каждой поездки сюда происходит какое-то странное обновление моей души, после чего я возвращаюсь в Бостон совершенно другим человеком. Правда, такие поездки в последнее время стали большой редкостью.

— «Это возрождает мою душу», — процитировала Мэл известную сентенцию из Библии и многозначительно посмотрела на Гарри.

— Да, кто бы ни написал эти мудрые слова, — согласился с ней Гарри, — он правильно понял суть. Хотя некоторые из тех, кто приезжал сюда, могли бы не согласиться с подобной оценкой.

Мэл сразу же догадалась, кого именно он имел в виду.

— Твоя жена? — Он кивнул:

— Джилли ненавидела эту хижину и все, что ее окружает. Она была здесь один раз и после этого наотрез отказалась приезжать сюда. — Он грустно улыбнулся и посмотрел вдаль. — В то время ей был двадцать один год.

— И это была та самая красивая девушка в откровенно открытом платье, которой ты так восторгался и которая позволила тебе залезть ей под платье, когда вы возвращались домой в лимузине? — высказала догадку Мэл.

— Почему ты решила, что это была именно она? — спросил Гарри.

Мэл пожала плечами:

— А на ком еще ты мог жениться?

Джордан стоял прислонившись плечом к балкону и смотрел на вершину горы, но у нее возникло впечатление, что на самом деле он ничего не видит.

— Когда мы познакомились, — сказал он после долгой паузы, — ей было девятнадцать. Тогда она работала официанткой в маленьком придорожном кафе в пригороде. Она родилась и выросла в небольшом городке в штате Алабама, и у нее был такой чудный южный акцент, что я мог слушать ее часами. А еще у нее были длинные золотистые волосы и необыкновенные глаза цвета выдержанного виски. Джилли действительно была очень красивой, и, когда шла по городу, все парни оборачивались вслед и не скрывали своего восхищения. При этом она была своенравной, как дикая кошка, и часто разъезжала по городу на своем старом мотоцикле «харлей». Помню, я часто ждал, когда она закончит работу и помчится на мотоцикле с развевающимися волосами.

42
{"b":"905","o":1}