ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Мэл кивнула и подумала, что с воскресенья он заметно изменился. Подойдя к бару, она налила полстакана виски, положила несколько кубиков льда и принесла ему на подносе.

— Спасибо, — тихо произнес он.

Мэл села напротив и внимательно посмотрела на него.

— Я где-то читала, по-моему, в журнале «Космо», потому что только там знают все на свете, что если мужчина пришел домой усталый, то наилучшее средство успокоить его — поскорее приготовить ему ужин. Словом, кратчайший путь к сердцу мужчины лежит через его желудок. Ты тут посиди, а я приготовлю чего-нибудь поесть.

Гарри посмотрел ей вслед и подумал, что, несмотря на усталость и трудный день, голода он совершенно не чувствует. Ему было приятно находиться здесь, в ее квартире, и видеть Мэллори рядом с собой. Виски и тихая музыка подействовали на него умиротворяюще, и через некоторое время он почувствовал, что засыпает. И уснул бы, но в этот момент в гостиной появилась Мэл.

— Извини, Мэл, — тихо пробормотал он, потирая глаза. — Мне не следовало приезжать сегодня к тебе, но я так соскучился, что не было никаких сил оставаться в Бостоне в пустой квартире.

Она уселась на ковер у его ног и положила голову ему на колени.

— Не стоит извиняться, Гарри. Ты же знаешь, что я рада видеть тебя в любое время. Пойдем, — тихо сказала она и, схватив его за руку, потащила на кухню, где уже был накрыт стол.

Гарри остановился на пороге и удивленно вытаращил глаза на салаты, французское масло, шпинат и какие-то овощи под томатным соусом. А посреди всего этого возвышалась запотевшая бутылка белого французского вина.

— Ты сама все это приготовила? — недоверчиво спросил он. — Невероятно!

— Ты сначала попробуй, а уж потом будешь расхваливать, — улыбнулась Мэл.

Гарри налил в оба бокала вина и, потирая руки, уселся за стол. Она последовала за ним, а он ухитрился ее поцеловать.

Мэллори положила ему макароны, салат, намазала хлеб маслом и стала смотреть, с какой жадностью он набросился на еду.

— Очень вкусно, — сказал он с набитым ртом. — И не просто вкусно, а бесподобно! Давно я не пробовал такой вкуснятины.

Вдруг лицо Гарри перекосилось от боли, и он перестал есть, положив вилку на стол. Мэл удивленно уставилась на него, не зная, что и думать. Неужели он привез ей дурную весть?

— Знаешь, Мэл, — тихо сказал он, искоса поглядывая на нее. — Не могу больше притворяться и делать вид, что приехал к тебе только потому, что соскучился. То есть я, конечно, соскучился, это правда, но дело, к сожалению, не только в этом.

Мэл втянула голову в плечи и сникла. Она давно уже подозревала, что, помимо всего прочего, у Гарри есть еще какой-то особый интерес. И вот сейчас она услышит от него всю правду. Собственно говоря, она уже догадывалась, что он хочет ей сказать.

— Мэл, — тихо произнес Гарри, словно прочитав ее мысли, — это совсем не то, о чем ты только что подумала. Наши взаимоотношения уже окончательно определились. Надеюсь, ты не станешь спорить со мной на этот счет. Наши чувства крепки и не подвержены резким переменам.

Она пожала плечами:

— Может быть, ты и прав, но мы все время начинаем с самого начала.

— Нет, Мэл, — решительно запротестовал Гарри. — Но у меня одно важное дело к тебе.

Мэл вскочила на ноги и стала нервно расхаживать по кухне. Теперь она уже точно знала, о чем сейчас пойдет речь.

— Ты занимался со мной любовью только потому, что хотел использовать меня, разве не так?! — гневно выпалила она. — В этом все дело, детектив Джордан? Ну что ж, полагаю, я не первая, с кем происходят подобные вещи.

Гарри возмущенно покачал головой:

— Мэл, это не так, клянусь тебе. Мои чувства к тебе чистые и совершенно искренние.

— Ты хочешь сказать, что тебе это нравится? Мне тоже, если быть откровенной до конца. Послушай, Гарри, почему бы нам не остановиться, пока не поздно? Ты пойдешь своей дорожкой, а я — своей. — Она сделала еще один круг, а потом остановилась перед ним и гневно блеснула глазами. — Ты мне не нужен!

Гарри вскочил со стула и схватил ее за руку:

— А ты мне нужна, черт побери! Что с тобой происходит, Мэл? Ты еще не выслушала меня, а уже набросилась с идиотскими упреками и домыслами. Почему ты всегда предполагаешь самое худшее?

Она вырвала руку и отвернулась к окну. Он не стал ее задерживать.

— Впрочем, думаю, что ответы на эти вопросы мне уже известны. Ты так закрылась в своей скорлупе мнимой незащищенности, что никак не можешь разрушить ее и посмотреть на мир ясными глазами.

— Что ты хочешь этим сказать? — выкрикнула она и сверкнула на него потемневшими от злости глазами.

— Скажи откровенно, ты помнишь, как мы познакомились? Так вот, — продолжил он, не дожидаясь ответа, — все началось с того самого фоторобота, который произвел на тебя гнетущее впечатление. И я благодарен судьбе, что все так случилось.

— Еще бы! — засмеялась она и откинулась на спинку дивана. — Теперь уже нет никаких сомнений почему.

Гарри крепко стиснул зубы, глубоко вдохнул и холодно продолжил:

— Ну ладно, будем считать, что между нами все кончено. Но раз уж я приехал сюда, то позволь мне высказать и вторую причину, которая привела меня к тебе. Только не перебивай и не смотри на меня как афганская борзая перед поиском подстреленной дичи.

— О Господи! — яростно вскрикнула Мэл и стала что есть мочи колотить кулаками по подушке. — Почему бы тебе не оставить меня в покое? Ведь ты можешь просто уйти и не морочить мне голову!

— О нет, моя дорогая, теперь ты так быстро от меня не отделаешься, — захихикал он. — Тебе все равно придется выслушать меня до конца. И не вздумай прерывать меня. А когда я закончу, внимательно обдумай свой ответ. И спроси себя, сможешь ли ты спокойно жить после всего случившегося. Думаю, что это будет нелегко.

Она убрала подушку и пристально уставилась на него.

— Интересно, что же такое важное ты мне можешь сообщить?

— Ты сегодня смотрела последние новости? — с тревогой в голосе спросил Гарри. Мэл вытаращила на него глаза и часто заморгала ресницами. — Значит, нет. В таком случае я начну издалека. Так вот, миссис Мэлоун, после того как я посадил тебя в самолет в воскресенье вечером, я сразу же поехал на работу.

— Да, помню, у тебя была ночная смена, — испуганно пробормотала она.

— Да, именно так, — нарочито спокойно сказал Гарри. — Ночная смена, которая для одного хорошего человека стала последней. Причем для человека, которого я неплохо знал.

— Что ты имеешь в виду? — оторопела Мэл. — Ты хочешь сказать, что кто-то умер?

— Да, незадолго до нашего расставания была убита замечательная девушка, медсестра нашей центральной больницы. Правда, не могу сказать, что знал ее очень хорошо, но мы много раз виделись, а мой напарник Россетти даже пытался пригласить ее на свидание, но получил от нее от ворот поворот. Так вот, в воскресенье вечером нас вызвали в коттедж, где она снимала квартиру, и мы увидели страшную картину. Она лежала в луже крови, а рядом с ней сидела кошка и жалобно мяукала.

Мэл уткнулась лицом в подушку и задрожала всем телом. Она ожидала чего угодно, но только не этого.

— Не надо, Гарри! — закричала она надтреснувшим от ужаса голосом. — Пожалуйста, не надо! Я не хочу слышать этого!

Гарри встал, подошел к ней и пристально посмотрел в глаза.

— Мэл, ее убил тот же самый убийца, которого ты видела на фотороботе. Тот же самый, понимаешь?

Мэл вжалась в спинку дивана и смотрела на него немигающими глазами, в которых блестели слезы.

— Что ты хочешь от меня? — тихо спросила она через некоторое время.

— Я хочу, чтобы ты сказала мне всю правду о том человеке, которого видела на фотороботе.

Она отвернулась в сторону.

— Я не могу сказать тебе этого.

Гарри зарычал, как раненый зверь, поднял вверх глаза, а потом схватил ее за плечи и повернул к себе.

— Черт возьми, Мэл, почему ты не можешь сказать? Неужели смерть Сьюзи Уокер для тебя ничего не значит? Ведь ее уже нет, а ты еще жива!

57
{"b":"905","o":1}