ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Мэл нисколько не сомневалась, что ей удастся вытянуть из этого миллиардера все интересующие ее сведения, так как она была настырной, умной, изобретательной и чрезвычайно искушенной в подобных делах. И ему придется выложить все начистоту, поскольку он старый человек, который всегда заботился только о самом себе и о своем состоянии. А потом, когда он будет готов к откровениям и попадется в расставленные ею сети, она задаст ему самый болезненный вопрос — о его первой жене. Это была простая девушка из бедного лондонского предместья, которая провела с ним многие годы и долго работала рядом с ним в том самом кафе в восточной части города, с которого началось строительство его огромной империи ресторанов и отелей.

— Что же стало с той молодой женщиной? — спросит она его, хотя, откровенно говоря, прекрасно осведомлена о ее судьбе. А когда он начнет врать и доказывать, что ничего не знает о ней, она выложит ему все и заставит сдаться на милость победителя. Она развенчает его перед миллионной аудиторией!

— Так вот, что касается этого «несчастного случая», — скажет ему Мэллори Мэлоун, хитро ухмыляясь. — Насколько мне известно, были два свидетеля того, как ваша жена «упала» с той злосчастной лестницы. Как могло случиться, что все свидетели исчезли?

Мэл рассеянно посмотрела в окно лимузина, за которым мелькали огни проезжавших мимо машин. Движение было оживленным, и они продвигались не так быстро, как того хотелось. Она вдруг вспомнила про недавнее сообщение об изнасиловании и убийстве студентки Саммер Янг. Саммер была примерно того же возраста, что и юная актриса, и у нее тоже была впереди целая жизнь, наполненная радостями и горестями, счастьем и разочарованиями, пока какой-то подонок не прервал ее самым чудовищным образом.

А какое замечательное имя — Саммер Янг. Интересно, она действительно была похожа на молодое лето? Наверняка у нее были какие-то свои цели в жизни, свои амбиции, родные и друзья. Впрочем, вполне возможно, что она была трудолюбивой скромной студенткой, просиживавшей днями на лекциях, а вечерами и ночами корпевшей над своими учебниками. Такие люди обычно ставят перед собой реальные цели и добиваются их осуществления. Мэл даже вздрогнула, представив себе, каким страшным пыткам подверг ее этот мерзавец.

Сняв телефонную трубку, она быстро набрала номер своего офиса.

— Бет Харди слушает, — прозвучал в трубке бодрый голос ее ассистентки.

— Бет, это я, — быстро отозвалась Мэл. — Я сейчас направляюсь в аэропорт Кеннеди и хочу, чтобы ты сделала одну вещь. Надеюсь, ты уже прочитала сообщение об изнасиловании и убийстве юной студентки из Бостонского университета?

— Разумеется, Мэл, ведь это же мой родной университет. Боже мой, что творится на белом свете! Не понимаю, почему она не позвонила в студенческий отряд по защите студентов. Правда, от библиотеки до стоянки всего пять минут ходу. Я хорошо знаю это место — сама много раз проделывала этот путь. Бедняжка, она, вероятно, подумала, что за это время с ней ничего не может случиться. Какой кошмар!

— Да, но дело в том, что полиция связывает это убийство с двумя предыдущими, а это уже совсем другое дело. Это похоже на серийное убийство, и мне очень нужна информация о ходе расследования. Короче говоря, Бет, мне нужны точные и хорошо проверенные факты. Покопайся в этом деле и посмотри, что мы можем из этого вытянуть, хорошо?

— Значит, ты собираешься сделать из этого очередной материал для передачи?

Мэл задумчиво посмотрела на приближающиеся огни аэропорта.

— Вполне возможно, но пока это только сырая идея, не более того. Надо покопаться и посмотреть, нет ли за всем этим каких-нибудь интересных сведений, которые полиция предпочитает скрыть. Идея неплохая — серийный убийца разгуливает на свободе! Или что-нибудь в этом роде. — Услышав в трубке треск от помех, она поморщилась и снова посмотрела в окно. — Ну ладно, Бет, мы уже подъезжаем. Позвоню тебе из Лондона.

— Доброго пути, — успела произнести помощница. — И удачного интервью.

Десять минут спустя Мэллори вышла из машины, проследовала по VIP-коридору и очутилась в огромном салоне самолета «конкорд». А еще через пятнадцать минут огромная серебристая машина взмыла в воздух, и Мэл, устало откинувшись на спинку кресла, потягивала крепкий кофе. Она пила в самолетах только этот напиток и никогда не заказывала шампанское или фруктовый сок. Сидевший рядом с ней молодой человек попытался было завести разговор, но она была отнюдь не намерена тратить время на пустую болтовню.

Полет прошел так быстро, что она даже не успела как следует осознать его. Перед посадкой она вошла в туалет, привела себя в порядок, слегка подкрасила глаза и губы, причесала белокурые волосы и хотела было воспользоваться дезодорантом, но передумала. Она ощутила натужное подрагивание огромного тела самолета и почему-то вспомнила свое детство. Кто бы мог подумать тогда, что простая загорелая девочка Мэри Мэллори Мэлоун из захолустного штата Орегон будет когда-то лететь быстрее звука на интервью с одним из самых богатых и могущественных людей планеты.

Через некоторое время Мэл прошла через таможенный и паспортный контроль аэропорта Хитроу, села в поджидавший ее «роллс-ройс» и помчалась в фешенебельный отель «Лансборо», где ей был заказан номер-люкс.

— Боже мой, Мэри Мэллори, — произнесла она тихо, — как далеко ты ушла от городских переполненных автобусов и грязных комнатушек со старыми кроватями и скрипящими пружинами!

Глава 5

— Ну что ж, по-моему, тебе можно поставить «пятерку» за отличную работу, — сказал Россетти, когда они остановились перекусить в небольшом дорожном кафе на обратном пути в Бостон после утомительной беседы с рыбаками. Они оба уже потеряли счет времени и не могли сказать, что это у них сейчас, поздний завтрак или ранний обед.

— Благодарю за столь высокую оценку моего скромного труда, — отшутился Гарри. — Откровенно говоря, это не бог весть что, но все же мы получили хоть какое-то представление об убийце. — Гарри снова посмотрел на составленный Летчуэллом фоторобот предполагаемого преступника. Узкое восточное лицо, большой рот с тонкими губами, широкий лоб, над которым нависали черные волосы. — И глаза — черные и пронзительные, точно такие, какими их запомнила несчастная девушка.

Им понадобилось целых четыре часа, чтобы расшевелить рыбаков и вынудить их вспомнить хоть какие-то приметы преступника, которого они видели всего лишь пару секунд. Слава Богу, те оказались порядочными людьми и сделали все возможное, чтобы помочь сыщикам. Сначала они только и говорили что об окровавленном теле на берегу, а потом все-таки припомнили, что на миг увидели мелькнувшее в свете фонаря лицо. В темноте они все же успели различить черты маньяка, прежде чем он бросился к машине и уехал с места преступления.

К счастью, очень помогло им описание глаз, которое дала Саммер Янг незадолго до своей смерти. Как только Гарри сообщил, что у насильника были пронзительные глаза, они постепенно восстановили в памяти обстоятельства той ночи. А все остальное сделал весьма опытный в подобных делах Летчуэлл.

— Среднего роста, обычного телосложения, — задумчиво прочитал Гарри, — узкое, чисто выбритое продолговатое лицо. Проницательные глаза, кустистые брови, густые черные волосы, слегка взлохмаченные на затылке. Одет во все черное. Водит небольшой фургон темного цвета.

Гарри снова задумался и посмотрел в окно.

— Завтра эти приметы будут помещены на первых страницах центральных газет «Геральд» и «Глоуб», а также во всех таблоидах. Возможно, даже в местных газетах.

Россетти молча выслушал друга и равнодушно пожал плечами. Он не считал, что подобные меры могут хоть как-то помочь в поиске преступника. Скорее наоборот, он может затаиться и ждать удобного момента для нанесения очередного удара.

Он с шумом отхлебнул кофе, и Гарри пристально посмотрел на приятеля.

— Слушай, хватит глотать эту гадость. Твои внутренности и так уже покрыты толстым слоем кофеина.

6
{"b":"905","o":1}