ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Она посмотрела на Мэл, пытаясь угадать произведенное ею впечатление.

— А рядом с ней портрет работы Джона Варда, где он очень удачно изобразил мою любимую мамочку, которая чем-то похожа на герцогиню Виндзорскую, только намного красивее ее. Во всяком случае, истинного шарма в ней гораздо больше, чем у Виндзоров. Говорили, что Марриетта Пискотт была самой очаровательной женщиной в наших краях.

Миффи грустно вздохнула и окинула взглядом все портреты.

— Она умерла очень молодой, к сожалению. Я тогда была маленькой девочкой и очень смутно помню ее. Точнее сказать, она не умерла, а погибла во время несчастного случая на охоте.

Она на мгновение умолкла, мягко улыбнулась и посмотрела на Мэл.

— Ну вот, я вам вкратце рассказала почти всю историю рода Пискоттов. То есть не всю, конечно, а только его последних представителей. Кроме себя самой, разумеется.

— Как же все-таки замечательно знать свою родословную! — восхищенно заметила Мэл. — А вот я ничего не знаю о своих предках и даже не помню дедушку и бабушку. Я даже отца почти не помню, а то, что осталось в памяти, как правило, не доставляет мне особого удовольствия. Думаю, что моим родителям нечем было гордиться и именно поэтому они не вспоминали о своем прошлом.

— Да, это очень печально, — поддержала ее Миффи. — В наше время люди совсем перестали ценить свое прошлое, не знают своих предков и совершенно не ценят родословную своей семьи. Сейчас ценят только то, чем человек обладает, то есть материальные ценности, а не духовные. Все только и говорят, что о предприятиях, фирмах, акциях, ценных бумагах.

Она остановилась и пристально посмотрела на Мэл, словно раздумывая, стоит ли продолжать разговор на эту тему.

— Знаете, Мэллори, Гарри запретил мне говорить об этом, но я не могу отказать себе в удовольствии выразить свое восхищение вашей вчерашней передачей. — Она дружески похлопала Мэл по руке. — Как бы там ни было, вы сделали огромное дело для этих несчастных людей. Благодаря вам и вашей передаче их невинно убиенные дети никогда не будут забыты. А когда преступника все-таки поймают, никто не позволит сделать из него очередную телезвезду, как это, к сожалению, часто бывает в наше время. А в том, что он будет пойман, я нисколько не сомневаюсь. И во многом это произойдет благодаря вашей помощи.

— Не совсем так, — скромно поправила ее Мэл. — Моя передача была всего лишь средством, а конечная цель будет достигнута другими людьми, включая, естественно, и самого Гарри. Вот они-то как раз и делают самую настоящую работу по поиску преступника. А я оказалась всего лишь частью этой операции, и задача моя заключалась в том, чтобы представить это публике соответствующим образом.

Миффи восхищенно смотрела на свою гостью и хотела было возразить, но потом вспомнила предостережение Гарри и решила не настаивать на своем.

— Еще чаю, дорогая? — спросила она. — А теперь скажите мне, пожалуйста, как вы с Гарри планируете провести предстоящий уик-энд? Разумеется, вы можете в любое время приехать на ферму Джорданов. Тем более что дом будет совершенно пуст. Да, я забыла сказать, что завтра утром уезжаю со своей подругой Джулией Харрод в Прагу. Но только на выходные. Мне сказали, что это совершенно изумительный город. — Она весело рассмеялась и продолжила: — Я просто умираю от нетерпения поскорее увидеть его. Знаете, дорогая, во мне снова проснулась тяга к путешествиям. А вы можете спокойно отдохнуть в старом доме и насладиться его прелестными окрестностями. Заодно сделаете одно полезное дело — вырвете сорняки в моем розарии. Диву даешься, как быстро они вырастают, буквально за одну ночь.

Через час, когда Мэл вышла из дома Миффи, ее голова гудела от длинной череды имен, знаменитых сражений, успешных коммерческих предприятий, преуспевающих банков и так далее, где прославили свое имя представители огромного клана Пискоттов. Миффи даже рассказала о своем дяде, который уехал в Париж, чтобы стать знаменитым актером, и прожил там несколько лет.

— Разумеется, у него не было искрометного таланта, — пояснила она, — но зато бездна шарма. Как оказалось, он женился там на какой-то корсиканке, и они прожили долгую и счастливую жизнь.

В дом Гарри Мэллори вернулась в приподнятом настроении и долго еще вспоминала словоохотливую и необыкновенно приятную Миффи. Она, можно сказать, преподала Мэл своеобразный урок истории страны за последние двести лет.

Мэллори тут же покормила Сквиза, порылась в богатейшей коллекции компакт-дисков, поставила один из них, а потом, разведя огонь в камине, стала наводить порядок. Вдруг зазвонил телефон.

— Привет, Гарри! — весело произнесла она в трубку, ни минуты не сомневаясь, что это именно он.

Однако ответа не последовало.

— Алло? — сказала она, охваченная дурным предчувствием. — Алло, я слушаю вас. — Тишина. Она чувствовала, что на другом конце линии кто-то есть, и никак не могла понять, кто и зачем звонит.

Положив трубку, Мэллори с опаской огляделась вокруг и вдруг с ужасом осознала, что находится в доме совершенно одна. Только Сквиз стоял на пороге, удивленно глядя на нее своими огромными добрыми глазами. Правда, он выглядел огромным, сильным, похожим на волкодава, но поможет ли он ей в случае чего? Остается надеяться, что кто-то ошибся номером, хотя это слабая надежда.

Когда раздался еще один звонок, Мэл уже не спешила произносить имя Гарри, а осторожно сняла трубку и спросила грубым голосом:

— Кто это?

— Это я, кто же еще? — удивился Гарри. — Или ты кого-то ждешь в моем доме?

— О Гарри! — облегченно вздохнула она. — Слава Богу, что ты позвонил. Скажи, ты не набирал свой номер несколько минут назад?

— Нет, а что?

— Понимаешь, кто-то позвонил и долго молчал в трубку, когда я ответила. Причем я абсолютно уверена, что там кто-то был, но не могу объяснить это молчание. Тем более сегодня утром случилось то же самое. Я была тогда дома и очень удивилась, что кто-то звонит и молчит.

— Думаю, что это какое-то недоразумение или случайность, — попытался успокоить ее Гарри, хотя в душе у него возникло неприятное чувство опасности. — Мой номер телефона не значится в справочниках.

— Мой тоже.

— Вот видишь, значит, произошла ошибка, не более того. Поверь, никто не может разузнать номер телефона, который не внесен в справочники.

— Ну ладно, ты меня убедил, — ответила она тихим голосом, в котором Гарри без труда обнаружил тревожные нотки.

— Послушай, Мэл, — поспешил добавить он, — я сейчас еду и буду дома примерно через полчаса, так что успокойся и не нервничай. Договорились?

— Договорились, — с облегчением вздохнула она. Гарри посмотрел на напарника.

— Послушай, Россетти, меня все считают крутым детективом, но я никак не могу понять, каким образом посторонние люди могут получить доступ к закрытому телефонному номеру, которого нет ни в одном справочнике.

— Очень просто, — охотно пояснил тот, дожевывая засохший бутерброд, — через своих друзей.

— А какие, интересно, друзья могут располагать такой информацией? — допытывался Гарри.

Россетти подался вперед, и с удивлением посмотрел на друга.

— Проф, ты что, с Луны свалился? — спросил он, не понимая, что происходит. — Вот ты как узнаешь такие номера? Просто показываешь свой значок полицейского, и номер в твоих руках. Что может быть проще? А зачем тебе это нужно?

— Не мне, Россетти, а убийце.

Россетти вскочил как ошпаренный и вытаращил глаза. Он слышал часть разговора, но только сейчас сообразил, о чем шла речь.

— Ты хочешь сказать, что кто-то узнал телефон Мэл?

— Именно так. И не только ее, но и мой в придачу. — Гарри замолчал и пожал плечами. — Конечно, это может быть результатом простого совпадения, но на душе у меня все равно неспокойно. Ей звонили еще в Нью-Йорке, а второй раз у меня дома.

Снедаемый дурными предчувствиями, Гарри позвонил на телефонную станцию и спросил, кому они дают номера телефонов, не внесенных в справочники. Там ему ответили, что это возможно только по требованию скорой медицинской службы, да и то исключительно по просьбе лечащего врача. Кроме того они добавили, что никто не интересовался его домашним номером телефона или телефоном миссис Мэлоун.

64
{"b":"905","o":1}