ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В эту минуту тишину разорвали громкие сирены полицейских машин. А еще через мгновение комната наполнилась людьми в полицейской форме. Они долго осматривали дом, потом направились к разбитой машине, а когда все в конце концов закончилось, отвезли Гарри и Мэл в местную поликлинику, где ему тут же наложили швы, предварительно обрив почти половину головы, а Мэл угостили крепким кофе.

На обратном пути Гарри положил голову на спинку сиденья и сидел тихо с закрытыми глазами. Мэл видела, что его донимает ужасная боль, и ей хотелось хоть как-то облегчить его страдания, но она не знала как. Когда они подъехали к дому, два полицейских остались охранять его, а Гарри и Мэл пожелали им спокойной ночи и отправились отдыхать.

Прежде чем улечься спать, Гарри налил себе полстакана виски и выпил его одним глотком, решив, что это намного лучше, чем то болеутоляющее, которым его напичкали в поликлинике. День выдался не из легких, и вскоре он почувствовал, что едва держится на ногах. А самое ужасное заключалось в том, что он никак не мог понять, почему оставил Мэл одну в пустом доме и отправился черт знает куда, даже не позаботившись как следует о ее безопасности. Он не мог простить себе такой оплошности и решил, что впредь ничего подобного не допустит.

Эти мысли вертелись у него в голове вплоть до самого утра. Мэл лежала рядом и крепко спала, прижавшись к нему всем телом. Он даже спиной ощущал приятную округлость ее груди и размеренное тихое дыхание. При этом одну ногу она забросила на него, а рукой вцепилась в его плечо, словно опасаясь, что он может в любой момент ускользнуть от нее. Гарри улыбнулся и подумал, что, возможно, ради этого стоило пожертвовать своей машиной и получить рану на голове. Гарри осторожно повернулся к ней лицом и просунул под нее руку. Мэл мгновенно открыла глаза и удивленно уставилась на него, будто спрашивая, почему он проснулся так рано. — Похоже, мы поменялись с тобой ролями, — пошутил Гарри, крепко прижимая ее к себе. — Сейчас не я охраняю твой покой, а ты — мой. Представляешь картину: маленькая хрупкая женщина охраняет сон здорового и крепкого мужика? Ты не шути с этим, Мэл. Я же могу привыкнуть к этому, и тогда тебе придется расплачиваться за опрометчивый поступок.

— Значит, ты уже знаешь, что только женщины могут с таким вниманием и усердием заботиться о мужчинах? — не без ехидства спросила она, сладко потягиваясь. — И только заскорузлое мужское самолюбие заставляет вас думать иначе. Так что советую не расслабляться и не привыкать к подобной роскоши, мистер детектив. В противном случае тебе придется расстаться с имиджем сильного и непобедимого мачо, который только тем и занимается, что покоряет слабые женские сердца.

Гарри понравился этот эмоциональный и довольно остроумный диалог, и он весело рассмеялся, не обращая внимания на едкий тон Мэллори.

— Как мне нравится этот изумительный шелк, — сказал он, поглаживая рукой ее живот, — в отличие от твоих весьма язвительных упреков в адрес мужчин.

Мэл выскользнула из его рук, встала перед кроватью совершенно голая и с огромным удовольствием потянулась.

— Всем раненым и больным категорически противопоказано заниматься любовью, — еще более ехидно заметила она и грациозно направилась на кухню. — Вместо этого им положено хорошенько позавтракать.

Гарри вытаращил на нее глаза и готов был броситься вслед, но потом передумал. В каком-то смысле она права.

— И все же это не совсем справедливый обмен, — только и успел бросить он ей вдогонку. — Кто сказал тебе такую чушь?

Именно в этот момент зазвонил телефон. Мэл выскочила из ванной и с ужасом посмотрела на Гарри. Тот тоже напрягся и снял трубку.

— Доброе утро, Проф, — послышался в трубке бодрый голос напарника. — Как твоя голова?

— Это Россетти, — успокоил он Мэл. Та удовлетворенно кивнула и снова скрылась в ванной. — Не очень хорошо, — откровенно признался Гарри.

— Правда? Очень сожалею, — быстро отреагировал Россетти. — Тем более что у меня есть новости, которые тебя не обрадуют. Ты видел сегодняшние газеты?

— Нет, а что? — удивился Гарри, уже начиная понимать, что тот имеет в виду.

— Все таблоиды как сговорились, напечатав парочку фотографий, где вы с Мэллори обнимаетесь на берегу реки. Причем все они практически одинаковые, да и заголовки примерно одни и те же: «Мэллори Мэлоун в страстных объятиях детектива, расследующего дело о бостонском серийном убийце». При этом почти во всю полосу фотография твоего загородного дома и снимок на реке, где ты ее обнимаешь. Надеюсь, ты догадываешься, как они обозвали твой сельский дом? «Любовное гнездышко».

Гарри застонал и сжал от ярости кулаки.

— Только этого сейчас недоставало. Мэл и так вся изнервничалась.

— Да, но не только она, — заметил Россетти. — Сейчас уже нетрудно предположить, что в той черной машине ехал не убийца, как ты предположил вначале, а эти гнусные папарацци. Я тут выкрутил кое-кому руки, образно выражаясь, и получил все необходимые телефоны и адреса. Могу с глубоким удовлетворением доложить, что эти ребята из черной «инфинити» уже сидят в камере предварительного заключения и знакомятся с обвинением в слишком опасной езде, в дорожно-транспортном происшествии и уклонении от оказания помощи во время аварии. Кроме того, им инкриминируется нарушение прав частной собственности и еще кое-что вроде этого. Надо подумать, что еще мы можем на них повесить.

— Значит, я был прав, — обрадовался Гарри. — Эти люди не имеют ничего общего с нашим маньяком.

— Ну, если это тебя утешает в какой-то степени, то могу с уверенностью сказать, что это обыкновенные папарацци. Ничего страшного, — попытался он успокоить друга. — Такое случается всегда, когда ты устраиваешь свидание с какой-нибудь звездой, богатой и знаменитой. Думаю, тебе крупно повезло, что они не проникли в твою спальню. Но все еще впереди, дружище, так что подумай о будущем.

Гарри невольно посмотрел на окна и подумал, что вчера вечером оставил их полностью открытыми и даже шторы не задернул.

— Да, ты прав, нужно быть более осторожным, — согласился он.

— Рад, что ты правильно понял меня, Проф. И еще одно: береги свою голову. Она стоит того. А заодно и миссис Мэлоун. Она сделала великолепную работу. Мы до сих пор записываем все телефонные звонки и тщательно анализируем их. К сожалению, пока ничего интересного, но чем черт не шутит.

Гарри тотчас же забыл о папарацци, которых задержали и допрашивают в камере предварительного заключения. Он уже давно догадался, что они не имеют к расследуемым убийствам абсолютно никакого отношения. А когда услышал подробный отчет Россетти, то исчезли даже последние сомнения. Один из них просто искал счастливый случай прославиться и заработать немного денег, а второй был просто-напросто сексуальным извращенцем, который искал лишь случая заглянуть в чужую спальню. А настоящий убийца Сьюзи Уокер все еще разгуливает на свободе и замышляет очередное преступление.

Увидев Гарри на кухне, Мэл всплеснула руками и заявила, что он должен немедленно вернуться в постель и ни в коем случае не нарушать постельный режим.

— У меня есть новости для тебя, — попытался отвлечь ее Гарри.

Мэллори положила на плиту деревянную ложку и посмотрела на него со смешанным чувством страха и любопытства.

— Нет, нет, мы еще не поймали маньяка, но уже выяснили, что вчера здесь был не он, а эти гнусные папарацци.

— Из таблоидов? — высказала предположение Мэл.

— Да, именно так, — кивнул Гарри. — Россетти уже видел сегодняшние газеты. Нет, ты не подумай чего-то такого, все нормально, — поспешил добавить он. — Нас засняли на берегу реки в обнимку, а в заголовках промелькнули слова «любовное гнездышко». Вот и все.

Мэл вытаращила на него глаза и только сейчас поняла, о чем идет речь.

— Ты хочешь сказать, что вчера вечером здесь были папарацци? — чуть не задохнулась она от возмущения. — И что они фотографировали нас?

— Ты все схватываешь на лету, — шутливым тоном произнес Гарри.

69
{"b":"905","o":1}