ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Развернув газету, он с едкой ухмылкой взглянул на огромную фотографию детектива Джордана и Мэллори Мэлоун. Они были сняты в обнимку на берегу той самой реки, у которой он сам проторчал несколько часов. Ничего, скоро он разрушит это любовное гнездышко, как окрестили дом Джорданов досужие журналисты.

Что же до Мэри Мэллори, то он сначала потешит себя хитроумной игрой, изрядно пощекочет ей нервы, доведет до крайней степени исступления, а уж потом на всю катушку насладится ее мерзким телом. Самое главное сейчас — это чтобы не помешали какие-нибудь идиоты вроде тех папарацци, которые заглядывали в окна дома, а потом столкнулись с машиной сыщика.

Он сделал несколько глотков терпковатого вина и закрыл от удовольствия глаза. Сегодня оно показалось ему намного лучше обычного. Насладившись приятным привкусом во рту, он встал и направился к телефону-автомату, где быстро набрал номер телефона Мэри Мэллори. Она ответила мгновенно, словно ожидала его звонка. Ее голос был тихий, вкрадчивый, но он без труда распознал в нем явные нотки страха. Еще бы, сколько раз он слышал эти приятные нотки у других женщин.

Он повесил трубку и вернулся к своему столику, где пару минут болтал с официанткой, которая принесла ему жареного цыпленка с картофельным пюре. Он ел медленно, лениво, как человек, который принял важное решение и знает, как добиться своей цели. После этого он заказал яблочный пирог с ванильным мороженым, также неспешно съел все это, а потом расплатился и покинул бистро. Но поехал он не домой, а на небольшую конспиративную квартиру в районе Кембриджа. Он снял ее некоторое время назад и нисколько не жалел об этом. Во-первых, здесь всегда можно было отдохнуть после трудного дня. Во-вторых, он приезжал сюда в тех случаях, когда ему предстоял трудный рабочий день и вставать нужно было очень рано. Кроме того, она могла пригодиться ему в любой момент. Кто знает, какие неожиданности могут подстерегать его в ближайшем будущем? Надо быть готовым ко всему.

А Гарри в это время сидел в офисе и уже в который раз прослушивал запись последнего телефонного разговора Сьюзи Уокер. В особенности настораживали его ее последние слова «Что вы здесь делаете?» Он прослушал их десятки раз и все время задавал себе один и тот же вопрос: почему она сказала именно так? Что-то в этих словах было не так. Она произнесла их с удивлением, словно узнала человека и очень удивилась, что он находится в ее квартире. Причем больше всего его настораживало произнесенное ею слово «вы». Она почему-то не сделала на нем абсолютно никакого акцента, что было бы вполне естественно, если перед ней стоял совершенно незнакомый человек. Однако полной уверенности в этом у него, разумеется, не было. Был лишь один малюсенький шанс Что она действительна узнала непрошеного гостя.

Но если это так, то кто из знакомых мог проникнуть в квартиру и убить Сьюзи? Он вспомнил показания Терри, сестры убитой, в которых она высказала догадку, что это мог быть молодой врач из соседней больницы. Внешне он действительно был похож на фоторобот — низкорослый, коренастый, темноволосый. Однако на этом сходство заканчивалось. Во-первых, он оказался молодым и без признаков седины. А во-вторых, что еще более важно, у него было железное алиби. В ту ночь он дежурил в больнице «Бет Израэл», и оба его коллеги подтвердили, что он находился в больнице до раннего утра. Так что его можно смело вычеркнуть из списка подозреваемых.

Кроме того, в этом деле было столько совпадений, что Гарри не мог отнести их на счет случайности. Он нутром чувствовал, что это дело рук бостонского маньяка-убийцы, а не какого-то другого преступника. И если это чувство его не обманывает, то, стало быть, круг подозреваемых заметно сужался — до пределов ее ближайших знакомых.

Гарри грустно вздохнул, представив, какой объем работы ему предстоит выполнить. Посоветовавшись с Россетти, он тут же позвонил шефу домой и получил разрешение привлечь дополнительные силы для опроса всех знакомых Сьюзи Уокер.

После этого Джордан снова взглянул на фоторобот. Что-то не ладится в этом деле. Если до сих пор никто не узнал этого мерзавца, значит, сейчас он выглядит по-другому. Гарри взял два листа бумаги и прикрыл ими верхнюю и нижнюю части фоторобота, оставив лишь глаза. Полицейский художник проделал большую работу, уловив и отобразив на рисунке специфическое выражение его глаз. Можно было без труда представить себе весь тот ужас, который испытывали юные девушки под пронзительным взглядом этого маньяка.

Посмотрев на часы, Гарри подумал, стоит ли звонить Мэл в столь поздний час. Хотя сейчас только половина двенадцатого, и она могла еще не спать. Решив все-таки не беспокоить ее по пустякам, он отыскал в компьютере файл с ее данными. Он внимательно прочитал ее резюме с указанием места и года рождения, а также школы, университета, продвижений по службе и так далее, и тому подобное. К сожалению, не было ничего серьезного, за что можно было бы зацепиться.

Гарри долго смотрел на экран монитора, не зная, что делать с этой информацией. Все было гладко, за исключением, может быть, того факта, что она проучилась в университете штата Вашингтон не четыре года, как это положено, а пять. И при этом нет абсолютно никаких объяснений столь непонятной задержки. Стало быть, надо завтра связаться с полицией Сиэтла и выяснить, где могла пропадать Мэри Мэллори Мэлоун целый год. Это единственное, на что сейчас можно рассчитывать.

Мэл никак не могла уснуть. Она нервно ходила по спальне взад и вперед, ломая голову над тем, что происходит. Она много раз убеждала себя, что все это ерунда, пустяки, какие-то невероятные совпадения, но чутье подсказывало ей, что это не так, что ее действительно кто-то дурачит, запугивает анонимными звонками.

Она так и не уснула в ту ночь, а утром была настолько измучена бессонницей, что решила отменить занятия в гимнастическом зале и отправиться прямо на работу. День в Нью-Йорке выдался жарким и необыкновенно влажным, что усиливало ощущение духоты. То и дело застревая в автомобильных пробках, Мэллори исходила потом, проклиная все на свете и мечтая поскорее добраться до офиса и скрыться от жары под прохладной струей кондиционера.

Однажды ей показалось, что из соседней машины за ней кто-то следит, но она тут же отогнала эту глупую мысль. В конце концов она в Нью-Йорке, а не на пустынной ферме Джорданов, где была одна и не могла рассчитывать на чью-либо помощь. И тем не менее Мэл постоянно оглядывалась, пока наконец-то не добралась до места работы.

— Ты видела сегодняшние газеты? — вместо приветствия воскликнула Бет, глядя на нее с хитрецой. — Все они поместили огромные статьи о красивом детективе и не менее красивой телеведущей, которые обнимаются и целуются на берегу какой-то речушки. Похоже, что папарацци наткнулись на золотую жилу. Хорошо еще, что твой детектив сейчас в Бостоне и не видит всего этого.

Мэл схватила газету и увидела набранный крупным шрифтом заголовок: «Сельская идиллия Мэллори Мэлоун и знаменитого бостонского детектива». А под ним красовалась огромная фотография, где она обнимает Гарри одной рукой, а другой держит удочку. Брезгливо поморщившись, она швырнула газету на стол. Эти сволочи посмели вторгнуться в ее частную жизнь и теперь не оставят ее в покое!

— Одно меня утешает, что эти мерзавцы сейчас под следствием и будут отвечать за свои поступки, — сердито проворчала Мэл. — Правда, Гарри пришлось заплатить за это швами на голове.

— Надеюсь, это не повредило его обаянию? — ехидно спросила Бет, а потом игриво вздохнула: — Впрочем, ничто не сможет лишить его тех прелестных качеств, которыми он обладает. Но это не главное. Скажи, как вы провели эти выходные? Все было нормально? — Она хитро прищурилась и пристально посмотрела на подругу.

Мэл задумалась.

— Да, нормально, — наконец-то ответила она, — если иметь в виду наши постоянные ссоры. Правда, было очень весело, а иногда даже просто замечательно.

— И сексуально, — добавила Бет.

71
{"b":"905","o":1}