ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Ей было очень интересно узнать, что же это за положение такое, но она постеснялась. Она взяла у него заказ и ушла на кухню, а он снова погрузился в свою книгу. А поздно вечером он оставил ей весьма приличные чаевые и дружелюбно помахал рукой на прощание, на что она ответила не менее дружелюбной улыбкой. Она часто вспоминала эту беседу. Ведь это был ее первый опыт общения с мужчиной.

На следующий день она тщательно вымыла голову шампунем, собрала длинные волосы в пучок, надела новую голубую майку и совершенно бесподобную, как ей казалось, индийскую юбку, которую купила за пару долларов в магазине подержанных товаров. А потом все время поглядывала на дверь, ожидая прихода молодого врача, но он так и не появился в тот день. Впрочем, не появился он и на следующий. А когда прошла целая неделя, она немного успокоилась и решила, что после беседы с ней он предпочел другое кафе и другую официантку.

Каково же было ее удивление, когда она вновь увидела его через пару недель. Стоял теплый субботний вечер, и в кафе было много посетителей. Он вошел, растерянно осмотрелся и подошел к стойке бара. Она сдержанно поздоровалась с ним и пообещала, что найдет ему столик, как только кто-нибудь уйдет. Он выпил бокал красного вина и разговорился с ней.

— Как ваши дела, Мэри Мэллори? — пристально глядя на нее, поинтересовался молодой человек.

Она улыбнулась и опустила голову.

— Все нормально, спасибо. А мы тут стали беспокоиться, не случилось ли с вами чего. Ведь вас не было почти две недели.

— Так, семейные проблемы, — уклончиво ответил он и пожал плечами. — Пришлось съездить домой и уладить кое-какие дела… Знаете, Мэри Мэллори, — пояснил он, — я совершенно не выношу, как готовят в нашей больничной столовой. Я с детства привык к той еде, которую готовила моя мама, а сюда захаживаю только потому, что ваши жареные цыплята, пюре и бисквиты напоминают мне о доме.

— В таком случае вам, должно быть, приятно возвращаться домой, — высказала она вполне логичную мысль, но он посмотрел на нее так, словно услышал какую-то страшную глупость. — Вы же сами сказали, что вам нравится, как готовит ваша мама, — сказала она, густо покраснев.

Он кивнул:

— Да, разумеется, ведь не случайно же я всегда заказываю цыпленка и картофельное пюре.

А чуть позже, когда он уже заканчивал трапезу, она подошла к нему и поинтересовалась, не хочет ли он еще чего-нибудь. Он вежливо отказался и спросил, что она изучает в университете.

— Журналистику и средства массовой коммуникации, — гордо ответила она, сама не зная почему. — Мне нравится эта профессия, потому что она позволит мне самой задавать вопросы, а не отвечать на них.

— Прекрасный ответ, Мэри Мэллори! — похвалил он ее за находчивость.

С тех пор она стала все чаще ловить себя на том, что ждет его, рада его приходу, охотно вступает с ним в разговор и вообще всем своим видом показывает, что не прочь продолжить с ним отношения. Тогда ей казалось, что это и есть то самое счастье, которого ей так недоставало.

А однажды он пришел в кафе очень поздно, сидел до закрытия, а когда все посетители ушли, щедро расплатился, дав ей хорошие чаевые.

— У меня сегодня масса свободного времени, — сказал он, умиленно поглядывая на нее. — Если хотите, я отвезу вас домой.

Мэри тут же согласилась, бросилась в туалет, привела себя в порядок, пригладила волосы, поправила юбку и подкрасила губы, страшно сожалея о том, что у нее нет хорошей косметики. Попрощавшись с хозяйкой кафе, она вышла на улицу, где он уже ждал ее в машине.

Это был совершенно новый автомобиль марки «БМВ» с открытым верхом, и Мэри гордо подошла к нему. Он услужливо открыл дверцу, как перед принцессой, потом нажал кнопку, чтобы опустить верх машины. Они медленно ехали по городу, слушали по радио приятную музыку и беззаботно болтали о том о сем. Ей очень хотелось, чтобы эта поездка никогда не кончалась, но, к сожалению, она жила недалеко от кафе.

— Похоже, что мы уже приехали, — сказал он, когда они подъехали к огромному серому зданию, перед которым стояли наполненные мусором и отбросами большие металлические контейнеры.

А когда до ее дома оставалось не более пяти метров, он вдруг нажал на тормоза и злобно выругался.

— Черт бы их побрал, всех этих бродячих собак! Пошла прочь, тварь вонючая! — Он посмотрел на Мэри так свирепо, что она невольно отшатнулась. — Не понимаю, почему не истребляют всех этих тварей! Это же самые главные разносчики заразы.

Мэри была поражена столь неадекватной, как ей показалось, реакцией, тем более что она хорошо знала того черного бродячего пса, который выскочил из-за мусорного бака им навстречу. Это было в высшей степени миролюбивое и несчастное животное, которое часто приходило к ней, чтобы хоть чем-то полакомиться.

— Извините, — тихо пролепетала она, — но в этом районе много бродячих собак, которые всегда собираются около мусорных баков.

Он пожал плечами:

— К сожалению, это так. Ну ладно, придется помыть машину, когда вернусь домой. — С этими словами он наклонился к ней и обнял одной рукой за плечи.

Мэри удивленно посмотрела на него и на всякий случай отодвинулась. Однако сделала она это не слишком решительно, и он тут же прижал ее к себе и поцеловал в губы.

Это был первый поцелуй в ее жизни. Она много мечтала о нем, но все произошло так буднично и прозаично, что она задрожала лишь от неожиданности, а не от удовольствия.

Мэри мигом выскочила из машины, попрощалась запинающимся голосом, а потом долго стояла на тротуаре, провожая взглядом новенький «БМВ». При этом она приложила пальцы к губам, только что ощутившим первый в жизни поцелуй, и сожалела о том, что он не сделал этого раньше. Впрочем, было и некоторое разочарование, вызванное скорее всего какой-то непонятной его незавершенностью.

Как бы там ни было, но это свершилось. Ее поцеловал мужчина, и именно поэтому она стала ощущать себя вполне взрослой девушкой, ничем не отличающейся от своих сверстниц. И только потом, когда она уже лежала в постели и в который раз обдумывала случившееся, ей пришла в голову неожиданная мысль, что он так и не назначил ей свидание. Что это могло означать? Что это был всего-навсего приятельский поцелуй, не означающий логического перехода в какое-то новое качество? Или что-то другое?

Когда он появился в кафе несколько дней спустя, она сразу же уставилась на него сквозь толстые линзы очков, словно ожидая каких-то новых предложений. Однако ничего не произошло. Он по-прежнему вежливо поздоровался с ней, спросил, как дела, и снова назвал ее Мэри Мэллори, а не как-то иначе. Она быстро обслужила его, принесла бокал красного вина, а когда время подошло к закрытию, он вновь предложил отвезти ее домой.

Мэри без колебаний согласилась, снова привела себя в порядок и уселась в его новенькую машину. Снова была приятная музыка по радио и прекрасное настроение, хотя ночь выдалась дождливая и прохладная. Именно тогда она впервые подумала, что очень приятно вести такую жизнь.

Он снова поцеловал ее на прощание, но так и не просунул язык между ее губами, как она ожидала. Ее соседки по общежитию рассказывали, что парни обычно всегда это делают во время второй встречи. Мэри прильнула к нему всем телом, почему-то вспомнила отца и мать, которые не баловали ее своим вниманием и никогда не обнимали, а также подумала, что этот практически незнакомый человек сделал для нее больше, чем кто бы то ни было. Он дал ей возможность ощутить себя нужной, привлекательной, умной, незаурядной, иначе зачем ему тратить на нее свое драгоценное время и провожать домой.

Как и в прошлый раз, она приветливо помахала ему рукой и даже нисколько не удивилась, когда он не ответил ей. Просто решила, что он не видит ее сквозь струи дождя.

Вскоре он снова появился в кафе, дождался ее и отвез домой. Ночь выдалась необыкновенно холодная и сырая. Мэри съежилась от холода и поспешила в машину, где было тепло и приятно.

— Садись быстрее! — грубовато приказал он, не вылезая из машины.

74
{"b":"905","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Дочери смотрителя маяка
НеФормат с Михаилом Задорновым
Дневник принцессы Леи. Автобиография Кэрри Фишер
Украйна. А была ли Украина?
Как запомнить все! Секреты чемпиона мира по мнемотехнике
Британские СС
Книжная лавка
Защитники. Отражение
Катарсис. Северная Башня