ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Нет, я должна это сделать, — упрямо твердила Мэл, не замечая ничего и никого вокруг.

Гарри появился в студии за полчаса до эфира. Он огляделся вокруг и наконец-то увидел в дальнем затемненном углу фигуру Мэл. Она сидела с закрытыми глазами, запрокинув голову. Создавалось впечатление, что она отдыхает, но Гарри хорошо знал, что это не так. Он подошел к ней, положил руку на плечо и поцеловал в щеку. Она открыла глаза и уставилась на него ничего не видящим взглядом.

— А, это ты, Гарри. Слава Богу. — Он сел рядом и пожал ее руку.

— Все готово, дорогая. Возле твоей квартиры установлено дежурство, все телефоны подключены к магнитофонам, а специальная группа будет анализировать всю поступающую информацию. — Правда, он не сказал ей о том, что после этой передачи маньяк непременно попытается добраться до нее и устранить как важнейшего свидетеля.

Он посмотрел на нее и мягко улыбнулся:

— Удачи тебе, Мэл. И не волнуйся, все будет нормально.

Еще немного, и весь этот кошмар наконец-то закончится.

— Ну, с Богом, — повторила она и решительно направилась к телекамерам. — Да, с Богом.

Удобно усевшись на диване, Мэл взяла в руки несколько листов бумаги, быстро пробежала их глазами, а потом снова положила на стол. Бросив на Гарри последний взгляд, она мысленно помолилась и подала знак режиссеру, что можно начинать.

Как только заработали телекамеры, она поздоровалась с телезрителями и сделала небольшую паузу.

— Сегодня вечером вас ждет не совсем обычная программа. Несколько недель назад я сообщила вам о трагедии, которая произошла с юными девушками. Вы видели в нашей студии убитых горем родителей и узнали подробности гибели их детей. Мы получили сотни звонков от телезрителей, но, к великому сожалению, бостонский маньяк-убийца все еще на свободе и, судя по всему, замышляет новое преступление. Это вынудило меня пойти на отчаянный шаг и рассказать вам о своем горьком опыте, о своей трагедии, виновником которой был тот самый человек, который принес столько горя в семьи наших сограждан.

Я никогда не рассказывала о своем прошлом, так как отчасти стыдилась его, а отчасти просто не хотела ворошить ужасные события, приключившиеся со мной много лет назад. Все эти годы я стойко носила в себе этот ужасный груз, но сейчас настал момент истины. Вот я и подумала — сейчас или никогда.

Один мой друг недавно сказал мне: «Ты жива, а они погибли. Почему ты скрываешь то, что может помочь в расследовании всех этих убийств?»

И теперь я хочу рассказать вам, что чувствует человек, подвергшийся насилию и обреченный на мучительную смерть от рук мерзкого, подлого маньяка. Я хочу рассказать вам о той невыносимой боли, которая не оставляет жертву насилия до конца жизни, об унижении, которое преследует всегда и везде, не оставляя никаких надежд на спокойное существование, о том невыносимом чувстве стыда, от которого хочется сквозь землю провалиться, а еще о страхе, который парализует волю, отнимает силы и создает у жертвы искаженное представление об окружающей действительности. Этот человек угрожал, что непременно убьет меня, если я расскажу о случившемся.

Она гордо вскинула голову и посмотрела в телекамеру влажными от слез глазами.

— Да, Уильям Итэн, все эти годы я дрожала от страха, я опасалась за свою жизнь, но сейчас все изменилось. Теперь все будут знать, кто насилует и убивает девушек. Я еще раз повторяю имя этого человека, прекрасно понимая, что он мог его сменить. Его зовут Уильям Итэн. Так вот, Уильям Итэн, сейчас ты сам видишь, что я не только не боюсь тебя, но и рассказываю всей Америке о твоих чудовищных преступлениях. И я утверждаю, что именно ты, Уильям Итэн, изнасиловал и убил всех тех несчастных юных девушек — Мэри Джейн Лэтимер, Рэйчел Клайнфилд, Саммер Янг и Сьюзи Уокер.

Бет посмотрела на Гарри широко открытыми от ужаса глазами:

— Это правда? — Тот молча кивнул.

— Боже мой, какой кошмар! — прошептала она, прикрыв рот руками. — Бедная Мэл, как она все это выдержала?!

А Мэл тем временем собралась с силами, взяла в себя в руки, и телезрители вновь увидели перед собой сильную, волевую и мужественную женщину, которая прекрасно владеет собой.

— Сначала я не хотела рассказывать об этом полицейским, а потом решила, что моя помощь может оказаться весьма полезной для поиска преступника. Именно поэтому я предоставила информацию для составления нового фоторобота. Сейчас вы увидите, как выглядел маньяк в те годы, когда я с ним познакомилась.

На экране появилось изображение мужчины с коротко подстриженными темными волосами и пронзительными глазами.

— А вот так он может выглядеть сейчас, — сказала она, когда на экране появилось другое изображение. — Еще раз обращаюсь к вам с просьбой: посмотрите внимательно и, если он вам кого-то напоминает, немедленно звоните по указанным ниже телефонам. Вся информация будет учтена и может оказаться очень полезной для задержания преступника.

После фоторобота на экране снова появилась Мэл.

— А сейчас я хочу обратиться непосредственно к Уильяму Итэну. Я знаю, что ты сейчас сидишь перед телевизором и смотришь эту передачу. С этого момента о тебе будет знать вся Америка. Все добропорядочные люди нашей страны будут охотиться за тобой, будут пристально вглядываться в твои глаза, и в конце концов они узнают тебя, как бы ты ни старался скрыть от них свою истинную сущность. Тебе не место в нашем обществе. Хищные звери должны содержаться на цепи. Я нисколько не сомневаюсь, что законопослушные американцы не дадут тебе никаких шансов на священное право жить и наслаждаться свободой.

Мэл замолчала на мгновение, а потом снова обратилась к аудитории:

— После долгих и мучительных размышлений мне пришлось позабыть о себе и о своем страхе. Я хотела очистить душу и сказать вам, что нужно любой ценой остановить жестокого маньяка и прекратить эти убийства. Благодарю вас, что выслушали меня. Я очень надеюсь, что вы поймете меня и поможете найти убийцу. Помните о несчастных жертвах и об убитых горем родителях. Еще раз спасибо и доброй вам всем ночи!

В студии воцарилась гробовая тишина. Мэл сидела на диване и смотрела на исписанные листы бумаги, которыми так и не воспользовалась. А когда включили свет, она встала и медленно спустилась с подиума, где стояли ошарашенные операторы и режиссеры.

— Спасибо всем за работу, — сказала Мэл, простирая к ним руки. — И простите за все, что довелось вам услышать за последнюю неделю.

Какое-то время все молчали, растерянно глядя на нее, а потом взорвались громкими аплодисментами. Бет бросилась к подруге на шею.

— О, Мэл, как ты все это вынесла?! — сказала она сквозь слезы. — Мне так жаль тебя.

— Не надо меня жалеть, Бет, — успокоила ее Мэл, — Теперь все уже позади.

— Спасибо, Мэл, — тихо произнес Гарри и крепко пожал ей руку.

— Это тебе спасибо, детектив, — улыбнулась она. — Без тебя я никогда бы не решилась на такой поступок.

Гарри обнял ее за плечи, повел к выходу, усадил в машину и повез домой. В квартире все благоухало от бесчисленного количества цветов, которые Гарри принес сюда перед началом передачи.

— Похоже, ты скупил все цветы на Манхэттене! — вплеснула руками Мэллори.

— Почти, — довольно улыбнулся Гарри. — Правда, я искал цветы под названием «энигма», но так и не нашел их. Ты просто прелесть, Мэл, — шепнул он ей на ухо. — Ты лучше всех, ты умнее всех, ты красивее всех. А то, что ты сделала сегодня, — выше всяких похвал!

— Я Эйфелева башня, — весело засмеялась она, — или как там в песне поется?

— Нет, ты лучше и прекраснее всякой рукотворной башни, — сказал Гарри и крепко прижал ее к себе. — Спасибо, спасибо, спасибо, — продолжал он шептать, осыпая поцелуями ее счастливое лицо. — Я знаю, что тебе пришлось пережить и как трудно было решиться на подобный шаг. Нет, я не прав, — тут же добавил он. — На самом деле я даже представить себе не могу, каких сил это тебе стоило.

— Нет, ничего страшного на самом деле не было, — спокойно ответила она. — Страшно было думать об этом, а когда я стала говорить, все пошло как по маслу.

81
{"b":"905","o":1}