ЛитМир - Электронная Библиотека

Отец раздраженно взглянул на нее, но ничего не ответил. Мертвая тишина на площади не располагала к разговору.

Здесь было почти так же тихо, как в переулке, из которого они только что вышли, заваленного обломками домов и в клубах пыли. Внезапно из тучи пыли появились вооруженные люди, спущенные на землю из транспортного корабля силовым полем. Вооруженные и готовые к бою, они были одним из множества сеющих смерть отрядов, которые высаживались по всему городу.

Оказавшись на земле, отряды разделялись и направлялись в разные стороны в поисках очагов сопротивления. В каждом из них один из бойцов нес в руках небольшую статуэтку, которая хотя и не являлась оружием, выполняла очень важную функцию.

Крепко сжимая в кармане нож. Имам сделал глубокий вздох и двинулся через площадь. В небе все еще полыхали взрывы, но стрельба становилась все слабее и тише. Похоже, немедленное уничтожение ему и его близким не угрожало, и все же чем быстрее они доберутся до укрытия, тем лучше. Оказавшись посреди площади, возле небольшой ротонды, Имам присел и внимательно огляделся. В лучшие времена в этом небольшом строении звучала музыка. Да, подумал он, лучшие времена, возможно, еще наступят, но, похоже, очень и очень не скоро. Какая разница, если ни он, ни его жена, ни дочь до них не доживут?

Убедившись, что им ничего не угрожает, Имам выпрямился и, сделав знак Ладжун и Зизе подождать, двинулся вперед. Пока он осматривал противоположную сторону площади, они должны были переждать в ротонде.

Трудно сказать, кто первым появился на площади: отряд некромангеров или подразделение гелионцев. Хотя некромангеров было гораздо меньше и вооружение у них было похуже, они ни секунды не колебались. Даже не пытаясь найти укрытия, выхватили оружие и бросились на численно превосходящего противника. Сведущий в военной тактике человек такой бросок расценил бы как самоубийственный. Поначалу так оно и оказалось. Гелионские солдаты не стали мучиться сомнениями и немедленно открыли шквальный огонь.

Не обращая внимания на стрельбу и бешено размахивая руками, Имам бросился назад к ротонде, где находилась его семья.

– Нет! – громко крикнул он. – Оставайтесь на месте…

Бешеный огонь гелионских солдат мгновенно уничтожил бы его как возможного противника, если бы пара сильных рук не схватила его сзади и не швырнула на землю. Имам попытался вырваться, но тщетно. Ему казалось, что его сжали не человеческие руки, а железные тиски. Схвативший его человек без особых усилий оттащил Имама под прикрытие ротонды. Отчаянно извернувшись. Имам попытался подняться, чтобы взглянуть, кто на него напал, и увидел хорошо знакомые темные очки.

Сидевший на земле Риддик молча рассматривал старого знакомого. Как обычно, по лицу Риддика невозможно было понять, раздражен он, сердится или невозмутим.

– Ты что, следил за мной?

Ответа Имам все равно бы не услышал. Все звуки заглушал грохот выстрелов. Гелионцы вели отчаянную перестрелку с отрядом некромангеров.

Столкнувшись со значительно превосходящим их противником, некромангеры старались перейти в наступление и гибли один за другим под выстрелами, от которых не спасали доспехи. В конце концов в живых остался солдат-некромангер со статуэткой в руках. Времени ему осталось только на то, чтобы поставить ее на землю и включить пусковой механизм. С негромким щелчком голова статуэтки раскрылась, из нее вырвалось нечто призрачное, взмыло в воздух и повисло над площадью.

Гелионцы осторожно, но по-прежнему уверенные в победе, двинулись вперед и оказались под каким-то странным облаком. Повисшее на небольшой высоте облако призрачной энергии напоминало воздушный опознавательный знак или сигнал бедствия. Если это так, подавать сигнал было слишком поздно. По всей площади валялись тела погибших в бою некромангеров. Озираясь по сторонам, отряд гелионцев осторожно продвигался по опустевшей площади.

Сидевший под стеной ротонды Имам хотел было встать.

– Ладжун и Зиза… они там, с другой стороны.

– Где именно? – спросил Риддик.

Удерживаемый мощными руками Риддика депутат лишь неопределенно махнул.

– Где-то там, под провалившейся крышей. Я должен их найти. Они совершенно не представляют, что происходит, не знают, где я. Пусти…

Но Риддик продолжал удерживать его, как беспомощного щенка.

– Отпущу, когда все стихнет.

– А когда все стихнет? Когда? – Имам высвободил руку и обвел ею усеянную мертвыми телами площадь. – Неужели ты не видишь, что вокруг делается? Этот отряд захватчиков уничтожен. Можно считать, на время все затихло. – С этими словами он попытался встать. – Пусти. Я должен быть вместе с ними…

– Когда все стихнет, – повторил Риддик, несмотря на отчаянные просьбы Имама. Здоровяк видел, что случилось на площади, но смысла происшедшего пока не понимал. Ни один мало-мальски разумный солдат – даже очень преданный делу, обкуренный и подвергшийся специальной зачистке мозгов – не пошел бы в атаку на численно превосходящего противника без особой цели. Здесь было нечто иное – он поймет это, когда все действительно кончится, и расскажет обо всем Имаму. Риддик чувствовал, что еще НЕ КОНЕЦ.

Повисшее над площадью энергетическое облако не рассеивалось и не меняло своего местоположения. Все больше убеждаясь, что облако – вовсе не сигнал бедствия, командир гелионцев отдал приказ к отступлению. Лучше было обойти площадь по краю. Оставаться посреди было бы приглашением к очередной атаке. Позади них в переговорном устройстве твердил о чем-то, непонятно о чем, настойчивый голос.

Некромангеры появились позади подразделения гелионцев так же бесшумно, как молча умерли их товарищи. Около сотни солдат перегородили улицу, по которой на площадь пришли гелионцы. Офицер глянул на соседнюю улицу и увидел там второй отряд некромангеров, занявший оборонительную позицию.

А через площадь уже двигался третий отряд. Некромангеры были неплохо вооружены и производили устрашающее впечатление, однако неуязвимыми вовсе не были. Все, что предстояло сделать, сразу же понял гелионский командир, – это атаковать один из трех отрядов, а потом сражаться с остальными двумя. Да, они попали в окружение, но как численностью, так и огневой мощью по-прежнему превосходят противника. Приникнув губами к микрофону, командир готов уже был отдать необходимые приказы.

Шагающий впереди своего отряда командир некромангеров вдруг остановился. Вако был одним из самых уважаемых командиров, достигших такого высокого чина очень молодым. Он несколько секунд смотрел на приготовления гелионских солдат. Наконец понял, что они собираются в атаку. Любой другой офицер в подобной ситуации тут же отдал бы приказ приготовиться к защите.

Вместо этого Вако достал из кармана компактное сигнальное устройство, небольшое размером, но с гигантской силой действия. Вако без колебаний поднял взгляд на повисшее над площадью облако энергии и направил прибор на него. Значение имели не объем или площадь облака, а то, что оно собой представляло. Вако нажал кнопку, которая подавала его бойцам определенный сигнал.

Странная это штука – гравитация. Понятие совершенно отвлеченное для всех, кроме математиков и физиков, и в то же время способное двигать горы. Или разрушать их. Некромангеры, собравшиеся вокруг площади, одновременно выстрелили – но не в солдат противника, которых они окружили, а в сторону повисшего в небе облака. Энергия выстрелов привела в действие совершенно безобидное с виду облачко, которое, подпитанное энергией гравитационного поля, обрушилось на площадь и мгновенно превратило ее в аккуратное круглое полуметровое углубление. Все, находившееся в радиусе поражения, превратилось в тонкую пленку не толще миллиметра. Возникло впечатление, будто бы землю раскрасили пятнами металла, асфальта, костей и крови – ужасное зрелище, особенно если учесть, что дело происходило ночью. В этом круглом пространстве были теперь буквально размазаны останки гелионских солдат, которые вряд ли можно было бы даже отскрести.

14
{"b":"9053","o":1}