ЛитМир - Электронная Библиотека

Высунув голову из ротонды и увидев внезапное уничтожение такого количества солдат, Имам был потрясен. Ему стало не по себе. В отличие от него, Риддик сохранял полное спокойствие, медленно кивал и, судя по всему, относился к случившемуся как истинный профессионал.

– Красиво. Чисто, быстро, никаких останков.

Прислонившись спиной к ротонде, Имам с удивлением смотрел на него. Только сейчас он понял, что практически ничего об этом человеке не знает. То, что Риддик затащил его в укрытие, было, безусловно, выражением отчаяния, приправленного слабой надеждой. Последнее решение перед тем, как на планету опустится тьма. Скорее всего этот поступок был совершенно напрасным.

Пустая трата времени. Всю жизнь времени у него было с избытком. Но сейчас оно быстро истекало. Что делать? Как действовать дальше? Особенно учитывая тот ужас, которому он только что стал свидетелем.

В голову Риддику пришла вдруг мысль. Не совсем понимая, зачем он потащился вслед за Имамом, он продолжал держать руку на колене, наблюдая одновременно за своим приятелем и за некромангерами, которые собирались покинуть площадь.

– Послушай, у меня есть корабль. В полном порядке. Если хочешь, можем улететь.

Неужели этот мужик не понимает, что сейчас у него совсем другие заботы?

– Нет, я останусь сражаться. Эта планета была добра ко мне, и я у нее в долгу. Но сначала нужно отвести семью в убежище. Оно находится на другом берегу реки и построено для горожан, пострадавших от стихийных бедствий.

Риддик перебил его.

– Тебе туда не добраться. – Он кивком головы указал на то, что некогда было центром власти гелионской планеты. – Слишком много кораблей, слишком много ходячих сканеров. Да и вооружение у них мощное. Если не убьют чужие, прикончат свои.

Имам с ужасом взглянул на него, не зная, что ответить.

– Все равно я должен. Я-то могу пойти с тобой, а они не могут.

Риддик понимал, что подразумевает под этим его приятель: Ты слишком рискуешь. Я не могу доверить тебе судьбу своей семьи, а если и доверю, то какая жизнь их ожидает, даже если ты выберешься отсюда? Впрочем, здоровяк ничуть не оскорбился. Реальность никогда его не оскорбляла.

– Понимаешь, я всегда считал, что у Бога свои причуды, он нередко играет с людьми. Но только люди сражаются в таких адских местах, как это. – С этими словами Риддик кисло улыбнулся. – Лично я предпочитаю молиться. – Он бросил быстрый взгляд через перила ротонды. – Ладно, собирай свою семью. Старайтесь не высовываться, бегите быстрее и говорите поменьше.

Никто из атакующих не удосужился проверить стоящую посреди площади ротонду. Она была слишком мала, чтобы служить убежищем для гелионских солдат, а горожане нападающих не интересовали. Собрав все три отряда, Вако направился с ними к мосту через реку. На другой стороне высился Капитолий, который намеренно оставили невредимым: самое подходящее место для принятия капитуляции правительства планеты.

Конечно, Вако мог бы вызвать дополнительный десант со штурмовых кораблей, но торжественный марш через мост куда внушительнее. Он стал как бы реальным свидетельством того, что планета сдается некромангерам, и их явного превосходства. Вако отлично понимал, насколько велико значение зрелища. Надо как можно быстрее и безжалостнее подавить сопротивление – тем больше бойцов противника останется в живых и не лишится возможности очиститься и присоединиться к общему делу. Немало бойцов за его спиной – в боевых доспехах, с блестящими стволами – были новообращенными, обитателями завоеванных некромангерами планет. Очень скоро и Гелион-Один внесет свою лепту.

Беглый взгляд опытного командира обнаружил, что над городом кое-где еще плавают гравитационные облака. То одно из них, то другое приводилось в действие и обрушивалось на улицы. Гелионцы были неплохими бойцами и по-прежнему сопротивлялись. А значит, надо было заставить правительство планеты капитулировать как можно быстрее.

Вако огляделся и поднялся с земли. Он старался выглядеть так, чтобы произвести впечатление на окружающих. Так, чтобы гелионцы, взглянув на него, его боялись.

Риддик несколько раз ловил себя на том, что ему приходится замедлять шаг – иначе семейство Имама за ним не успевало. Сам Имам не особенно задыхался, зато его жена и дочь взмокли и едва переводили дух. Нужно отдать дочке должное – ни разу не пожаловалась, только однажды, споткнувшись, вскрикнула. Ладжун утерла ей слезы с лица и попыталась успокоить. Когда Риддик обернулся и посмотрел на девочку, она тут же смолкла.

Ладжун неуверенно взглянула на него.

– У вас всегда так получается с детьми? Он отмахнулся.

– Не-а. Только с некоторыми. Вроде нее. – Он повернулся и повел их дальше в ночь.

Они шли настолько быстро, насколько успевала девочка, обходя развалины зданий и трупы уничтоженных солдат (среди которых были не только гелионцы) – главные препятствия. Имаму казалось, что они продвигаются довольно быстро, но вдруг Риддик заметил что-то подозрительное и остановился. Он так отчаянно замахал руками, что пришлось подчиниться.

Они не сразу разглядели людей, которые двигались к ним из развалин. Риддик заметил их вовремя. До этого он никогда не видел ничего подобного, но сразу же сообразил, что это опасные люди.

Сначала появился один некромангер, затем второй, а следом за ними отряд ходячих сканеров. Сканеры – это бойцы, потерявшие в бою лицо или отдельные части тела, но благодаря возможностям современной медицины оставшиеся в живых. Без ушей, без носов, с линзой вместо глаз, с громкоговорителем вместо рта, все они были превращены в ищеек, которым сочетание механических и биологических свойств давало такие возможности, которые по отдельности они предоставить не могли. Сканеры совершенно молча обшаривали площадь в поисках оставшихся в живых. Когда-то для этого использовались специально выдрессированные собаки.

Возглавлял отряд сканеров некромангер очень высокого роста и мощного сложения. Его звали Иргун-Странный, но не из-за черт лица, манеры говорить или каких-то специфических личных пристрастий. Свое прозвище он получил после того, как в одном жестоком сражении на давным-давно завоеванной планете ему воткнули в спину кинжал, лезвие которого оказалось в непосредственной близости от спинного мозга. Хирурги решили, что извлечение ножа сопряжено со значительным риском. Но не это явилось причиной для его прозвища.

Причиной стало то, что он решил оставить в спине кинжал – лезвие, рукоятку и все остальное – там, где он находился. Нож, как древко флага, торчал из его спины, воодушевляя некромангеров и устрашая врагов. Вот какие муки я терплю, как будто заявлял он. Но я приветствую их, я сроднился с ними, оничасть моей веры. Вид торчащего из спины ножа, а главное – равнодушие жертвы к его присутствию, производили на окружающих куда большее впечатление, чем любые телесные дефекты. Осмотрев ранение, сам Лорд-маршал похвалил Иргуна за мужество и разрешил оставить кинжал на месте.

Пока Иргун и его люди с оружием наготове обшаривали площадь, пристально разглядывая прилегающие улицы, ходячие сканеры проверяли ее с помощью своих искусственно усиленных чувств. Улицы, окна, двери, даже трещины в асфальте – буквально все подвергалось тщательному изучению. Иногда они кое-что замечали. Слабые признаки жизни, раненые солдаты были лишь обузой для великого дела – пользы от них было мало, – поэтому отряд Иргуна без малейшего сожаления их уничтожал.

Мгновенно определив, кто командир отряда, Риддик решил, что самое время уносить ноги, пока сканеры не обнаружили его и доверившихся ему людей. Несмотря на ничуть не мешавшую ему ночную темноту и стараясь держаться в тени, что ему прекрасно удавалось, Риддик выскользнул из ротонды и двинулся вперед, перебрасывая на ходу свой нож из руки в руку. Вскоре он поравнялся с группой сканеров. Сейчас или чуть позже? Или вообще понадеяться на то, что сканеры не обратят на них внимание? В конце концов он решил выждать.

15
{"b":"9053","o":1}