ЛитМир - Электронная Библиотека

Даже кошка не сумела бы подойти к собравшимся так тихо и быстро, как Вако. Он приближался, влекомый какой-то внутренней силой. Его поношенные башмаки не издали ни звука. Все внимание Вако было сосредоточено на стоящем к нему спиной человеке.

– Я, конечно, не против применения грубой силы, – говорил Лорд-маршал, – но есть моменты, когда необходим более искусный и тонкий подход. Все наши обращенные, конечно же, без колебаний ринутся в бой, но тех, кого мы потеряем, мы потеряем навсегда. – Его рука прошлась по карте, меняя картинку и расположение позиций.

– Сначала лучше напасть малыми силами. Вместо лобовой атаки и высадки десанта, во время которой мы наверняка понесем значительные потери, попробуем захватить оборонительные позиции противника одну за другой. Если сопротивление окажется ожесточенным – тем лучше, мы поймем, сколько сил нам потребуется. Вскоре у противника возникнут серьезные проблемы с обороной разбросанных по большой территории укреплений. Его силы окажутся рассредоточенными, а не сконцентрированными, как сейчас, и тогда настанет время нанести решающий удар. Если же они не рассредоточатся, мы будем захватывать одно укрепление за другим.

Обернувшись к Скейлзу, Лорд-маршал заметил:

– Помни, что, независимо от того, наступаешь ты или держишь оборону, главное – это полностью контролировать ход сражения. И не только из стратегических соображений, но и для того, чтобы поддержать боевой дух обращенных. В любом наступлении, в любой обороне есть своя мертвая точка. Именно она является ключом к победе, а никак не массовая гибель твоих солдат. – Лорд-маршал снова указал рукой на карту. – С гелионцами то же самое, их мертвая точка…

Пока Лорд-маршал объяснял подчиненным тонкости военной стратегии, Вако подходил к нему все ближе и ближе. Существует ли вообще такая вещь, как полная неожиданность, возможна ли она? Сможет ли он получить доказательство того, о чем не раз уже думал? Ведь он почти на расстоянии вытянутой руки.

То, что он увидел, было довольно призрачным, но, в принципе, вполне отчетливым: та самая третья рука, которая недавно вытащила душу из упрямого гелионского политика, но рука, заканчивающаяся лицом. Лицо, не мигая, уставилось на приближающегося Вако, который буквально застыл на месте, после чего слилось с лицом своего хозяина.

– …прямо позади них, – закончил Лорд-маршал по-прежнему спокойно.

Надо отдать Вако должное: он очень быстро пришел в себя, ничем не дав понять, почему он подкрадывался так бесшумно.

– Мы обнаружили место старта и очевидцев, которые видели улетевших. Прямых доказательств того, что беглец находится на борту, нет, но скорее всего это так. Предпринятая нами попытка перехватить корабль не удалась, однако наши спутники установили направление прыжка. Беглецы, конечно, не подозревают, что у нас есть подобная аппаратура, и до смерти рады тому, что избежали перехвата. Вряд ли они выйдут из прыжка и попытаются изменить курс. Все, впрочем, возможно.

– Если беглецу удалось покинуть планету, – проговорил Лорд-маршал, по-прежнему никак не реагируя на подозрительно тихое появление Вако. – значит, ты должен последовать за ним.

Вако насторожился. Это еще не порицание, но и далеко не похвала за выполненное поручение.

– Я отдал приказ послать за ними группу десантников. Они отлично подготовлены, у них хороший командир. Я ни на секунду не сомневаюсь в том, что они…

Лорд-маршал перебил его.

– Я больше уверен в тех, кто ближе ко мне. – Кажется, легкий намек на его беззвучное появление в рубке? Вако не мог точно сказать, так ли это.

– Где бы Риддик ни был, именно тебе придется найти и очистить его. Тебе. Если бы я хотел, чтобы этим занялся другой офицер, я бы давно уже его назначил.

Вако был скорее смущен, чем рассержен. Поиски мятежника, даже такого небывалого, как этот, славы ему не обещали. Все главные события разворачивались здесь, в планетной системе Гелиона, в битвах с мощной планетарной обороной и ордами необращенных.

– Простите меня, но… разве мое место не здесь? Разве я не должен участвовать в планировании и выполнении военной кампании? Моя подготовка, мой опыт позволяют мне командовать десятками кораблей и тысячами обращенных. Неужели я лично должен присутствовать при задержании одного-единственного человека? Разве не здесь я более всего…

Лорд-маршал заговорил с обезоруживающей мягкостью: «Ты сомневаешься в правильности принятого мной решения, Вако?»

Лица других командиров приобрели многозначительное выражение. Тоал на всякий случай отступил от Вако на пару шагов. Скейлз наградил коллегу таким взглядом, которым обычно смотрят на знакомого, заболевшего вдруг редкой, неизлечимой и исключительно заразной болезнью.

– Нет, Лорд-маршал, – торопливо ответил Вако. – Я никогда бы не посмел усомниться в ваших решениях.

– Вот и не надо, – посоветовал ему главнокомандующий, смягчившись. – Просто прими на веру и выполни.

Проворно отступив назад, Вако низко поклонился. На этом с его участием в составлении стратегических планов было покончено. Ему еще повезло, понял он, выходя из зала, что покончено было только с этим.

Дейм Вако ждала его в комнате, в которой они жили. Комната была довольно просторной, что соответствовало его высокому рангу. Отдельное жилье было роскошью даже на таком вместительном корабле, как «Базилика». Дейм Вако занималась косметикой. Человечество не изменяло этому ритуалу с тех пор, как у людей возникло самосознание. Как и вся их культура, искусственное раскрашивание кожных покровов являлось скорее предупреждением, чем проявлением радости или желания украсить себя.

Отряхивая свой плащ от пыли и грязи, Вако яростно метался по комнате. Дейм Вако не прекратила своего занятия, хотя понимала, какие чувства он сейчас испытывает. Ничего, его гнев и неуверенность скоро испарятся, как пот с кожи.

– Забава для дураков, с которой вполне справятся младшие офицеры и один-два элитных подразделения. Зачем ему понадобилось посылать меня? И вообще, к чему столько хлопот из-за одного человека? Он, конечно, отличный боец, быстрый, бесстрашный, но он же один! И к тому же живой, а значит, никаких настоящих тайн не знает, никаких угроз от него не исходит. В то время, когда нам нужно планировать боевые действия, распространять Веру, подчинять себе сопротивляющуюся планетную систему, он приказывает мне… – Новая мысль заставила его замолчать. Он внимательно посмотрел на Дейм Вако.

– Неужели я впал в немилость? Я выполнял все его приказания как человек и как профессионал. Где я мог ошибиться и дать ему повод так со мной обращаться?

Дейм Вако продолжала заниматься макияжем. Спокойным тоном она произнесла слова, которые имели противоположный смысл: «Наш Лорд-маршал слишком нервный и непостоянный. О нем ходит очень много слухов. Одни считают его слишком артистичным для своего поста. Другие убеждены, что его амбиции намного превосходят его способности. Он страдает манией величия и кое-чем похуже. Разумеется, экстремизм на службе у Веры злом не является, но когда он лишен здравого смысла…»

Здравый смысл. Неужели она случайно выбрала эти слова? Откуда она могла узнать о том, что случилось в командном центре? Вако решил об этом не думать. Он давно научился ценить врожденную хитрость своей партнерши и без лишних вопросов вкушать плоды этой хитрости.

– В таких ситуациях никто не знает, чем все кончится, – продолжала она. – Что случится в ближайшем будущем? Я совершенно не удивлюсь, если кто-нибудь поможет ему обрести состояние Мертвеца.

Это было уже слишком. Подобные мысли, высказанные вслух, даже в предположительной безопасности их жилища…

– Следи за своим языком.

Дейм Вако обернулась к нему. О ее красоте ходили легенды, она была ошеломляюще чувственна и обладала ясным умом. Вако снова вспомнил те особенности, за которые сделал ее своей спутницей.

– Мне следует говорить об этом тише? Она шутит?

– Конечно. Тогда это будет совсем похоже на заговор.

24
{"b":"9053","o":1}