ЛитМир - Электронная Библиотека

– Вы же нас не осуждаете, а?

Перестав заниматься вымогательством и грозить всевозможными экзотическими казнями, Фемблоч и землерой по имени Тэк оказались вполне свойскими парнями. Тэк исчез в хижинке и через секунду появился снова с кружками и пузатым кувшином ароматного туземного чая со щедрой примесью сладкого тростникового сока. К сему прилагался ручной работы поднос из прозрачного дерева мульвара, а на нем – гора желтого и белого печенья. Землерой смущенно предложил гостям отведать угощение.

– Сказать по правде, мне убийства и грабежи не очень-то по нутру, – взял он вдруг задумчивый тон. – Открыть бы большую красивую пекарню, вот о чем мечтаю.

– Да, шеф, ты явно не за свой гуж взялся.

Мадж без колебаний приступил к уничтожению липкой сладкой выпечки.

За чайком путники позволили втянуть себя в незлобивый торг и согласились уступить скромную сумму в обмен на информацию о лежащей впереди стране. Не то чтобы эти сведения нужны были до зарезу – просто Джон-Том сжалился над горе-рэкетирами. Разумеется, Мадж был категорически против. Разлучаться с деньгами без крайней необходимости – хуже, чем отдавать кровь, считал он.

– Потеря крови завсегда сама восполнится, – с негодованием объяснял выдр другу. – А вот золотишко так легко не дается.

– Да, Мадж, ты у нас сама щедрость. В любых обстоятельствах.

– Не, чувак, тока када не я даю, а мне дают. Тада беру не скупясь.

– Дальше нас с Тэком на болотах никто не живет, – уверил путешественников медоед.

– Дураков нет.

Мадж философски кивнул.

– Ценное наблюдение. – Джон-Том хлебнул крепкого чаю и обратился к новым знакомым:

– Но вас-то как угораздило забраться в этакую глушь? – И предположил, сдерживая улыбку:

– Вряд ли в погоне за выгодой.

Медоед и землерой переглянулись.

– Видите ли, в городах к югу отсюда мы… как бы это выразиться… исчерпали лимит гостеприимства, вот и пришлось искать убежище, а заодно начинать все с чистого места. Дело это для нас непривычное и, как видите сами, совсем не прибыльное.

– Чертовски верно сказано! – Мадж отставил тарелку и наклонился вперед. – Послушайте меня, кореша, я дурного не посоветую. Че вам надо, так это не совершенствовать свои хитромудрые, но бесполезные ловушечки, а внушать путешественникам страх…

– Мадж!

Джон-Том неодобрительно посмотрел на выдра.

– Прости, чувак. – Мадж выпрямил спину. – Ты ж знаешь, как мои клепаные старые мозги устроены. Разве тут удержишься от соблазна поделиться жизненным опытом? Вдобавок не похоже, че ребятам нравится грабить и калечить. И дорогу они содержат в чистоте и красоте, верняк.

Неожиданно Тэк подскочил, расплескав чай, и неистово замахал лапами на пестрые нотки, затеявшие с неподдельным интересом витать вокруг его хвоста.

– Что это за магия?

– Это не совсем магия. – Джон-Том взял еще одно отменное печенье. – Всего лишь музыка.

– Нет, это не просто музыка. – Нервно косясь на звучащее облачко, землерой вернулся на прежнее место. – Не люблю привидений. Подчиняться их не заставишь, пошлину не стребуешь.

– Да, с духов взятки гладки, – согласился чаропевец.

Мадж перестал наконец чавкать.

– Пора в дорогу. Че нас ждет впереди, а, чуваки? Небось зеленые нивы и глубокие чистые реки?

– Зелени будет вдосталь, – сухо ответил медоед. – А куда вы путь держите?

– Эх, шеф, кабы знать. – Выдр покосился на музыкальное сопровождение. – Мы следуем за музой, можно и так выразиться.

– Она довольно твердо держит курс на юг, – глядя на звонкое облачко, пояснил чаропевец. – Хочет от нас помощи, да только какой – вот вопрос.

– Очень, очень странно, – прошептал медоед. – Говорите, аж с того берега Вертихвостки идете? Слыхал я о вашей стране, а вот побывать там не сподобился. Позвольте спросить, зачем вы взялись за такое странное дело?

Подумав немного, Джон-Том ответил:

– Из любопытства. Решили выяснить, что движет отрывком музыкального произведения.

– Но как это может быть, чтобы музыке понадобилась чья-то помощь?

У Тэка серый лоб пошел морщинами.

– Сказать по правде, мы об этом почти не думали, – признался Джон-Том. – Просто взяли и пошли следом. Мне казалось, что так будет правильно. В фигуральном смысле я чуть ли не всю жизнь иду за музыкой.

– Он кивнул на облачко. – Но в прямом – первый раз.

Землерой энергично закивал.

– Теперь понимаю. Вы оба – чокнутые. Это многое объясняет.

– Тэк, полегче! – Фемблоч заерзал и обратился к Джон-Тому:

– Если будете двигаться в прежнем направлении, то вскоре попадете в дельту Карракаса. Там труднопроходимые болота и бесцельно текущие реки, а жителей – кот наплакал. Идеальное местечко, чтобы затеряться. Что мы с Тэком и сделали.

– А что вы можете сказать об этой дороге? – спросил чаропевец.

– О дороге? – Медоед хохотнул – звук вышел густой, хриплый. – Да никакая это не дорога. Всего лишь возвышенный участок болота, естественная тропа. Стократ прерывается и разветвляется, а в дельте и вовсе пропадает. А дельта, между прочим, полна неведомых и дивных опасностей. Лучше бы вам прямо здесь повернуть обратно – здоровее будете.

– Начальник, знал бы ты, где мы с моим музыкальным корешем тока не бывали! – с гордостью изрек Мадж. – И чего тока не насмотрелись! Не подумай, че я какой-нибудь маньяк-авантюрист и ищу приключений себе на задницу, но удивить нас с Джон-Томом оченно затруднительно, вот так.

– Если вы столь же удачливы, сколь и самоуверенны, то я за вас спокоен, – уступил Фемблоч. – А как вы собираетесь поступить, достигнув оконечности дельты?

Джон-Том захлопал глазами – вопрос застиг его врасплох.

– Что вы подразумеваете под оконечностью дельты?

Медоед выразил удивление:

– Как – что? Дельта вбирает в себя все притоки Карракаса, а его воды попадают в океан Фарраглин.

– Новый океан. – Джон-Том повернулся к Маджу:

– Я только Глиттергейст знаю.

Выдр молча кивнул.

– Слыхал я о вашем Глиттергейсте, – пробормотал Фемблоч. – Но не посещал, увы. И не могу судить, шире он Фарраглина или уже. Знаю только, что другого берега не видать и за день туда не доплыть. Сам-то я не любитель морских прогулок и никогда не стремился изучить просторы океана. Считайте, что вам несказанно повезло, если доберетесь хотя бы до городка под названием Машупро. Для этого надо уберечься от мерзопакостной живности и преподлейшей растительности.

– Не говоря о любезных местных мздоимцах, – с ухмылочкой вставил Мадж.

– И они будут. – Фемблоч ничуть не обиделся. – О Машупро что-нибудь слышали?

– Никогда, – ответил Джон-Том. – Вообще ничего не знаю об этой части света.

– Машупро – город не из больших, зато очень своеобразный, – сказал Тэк. – Мы бы там и сейчас жили, если бы…

Глянув на медоеда, он скомкал фразу.

– В дельте хватает всякого-разного, – продолжал Фемблоч. – Вместилище таинственного и удивительного…

– И вонючего, – наморщил нос Мадж.

– И как же нам попасть в этот ваш Машупро? – поинтересовался человек.

Медоед расправил плечи.

– Он стоит на краю суши. Там, где дальше к югу идти нельзя, а можно только плыть – вот там его и найдете.

– Но ведь куда музыка, туда и мы.

Землерой хмыкнул:

– Коли так, молитесь, чтобы она привела вас в Машупро. Это единственный очаг цивилизации. Других городов в дельте нет, ни больших, ни маленьких. А если понадобится плыть через Фарраглин, ищите, на чем.

Фемблоч кивком выразил согласие.

– В дельте вы обнаружите только крохотные деревушки, живет в них народ невежественный, косный, отсталый, кормится тем, что болота пошлют. Помочь вам туземцы не помогут, а вот нашкодить при случае – это пожалуйста.

У Джон-Тома появилась идея.

– А вы бы не согласились проводить нас до Машупро? Понятное дело, не за так.

Медоед ответил без колебаний:

– К сожалению, нет. У нас тут предприятие, оно требует присмотра, вы сами указали на это со всей прямотой. Да к тому же нам в диковинку профессия проводников. Ну и, кроме того, кое-где в дельте, не говоря уже о Машупро, наше появление не вызовет бурной радости. Скорее, это будет ничем не оправданная истеричная враждебность. Нет, уважаемые путешественники, лучше вам рассчитывать только на собственные силы.

15
{"b":"9054","o":1}